Арсений Чанышев

Арсений Чанышев

Вольтеровское кресло № 29 (125) от 11 октября 2009 г.

Подборка: Творить добро – опасная работа

Вечность

 

Плывут по небу облака...

Банально сказано, но верно...

И будут плыть они века...

И это всё закономерно.

 

И так же Солнце будет тлеть,

И так же Море в Землю биться...

А нам придётся умереть...

Уйти... И больше не родиться...

 

Нас Вечность не было. Не будет

Нас также Вечность или две.

Но во Вселенной не убудет –

Умрём – ни грана в Естестве...

 

Но как же всё-таки пробиться

Сквозь Вечность смог я – и родиться?

 

9–10 сентября 1972

 

Философский факультет

 

Приветствую тебя, казармы уголок!
Весь в паутине ты. Давно паук мохнатый
Отсюда мысль и совесть уволок,
Оставив нам одни свои цитаты.

 

10 февраля 1949

 

Счастье
 

Тундра... Снег... Весна... Морошка...
Птиц недолгих хлопотанье...
Надоедливая мошка...
Солнца тихое топтанье...

Наше счастье, словно лето
В тундре, быстро и убого...
Ночью звёзды и планеты
Смотрят пристально на Бога.
 

8 февраля 1950

 

* * *

 

Под красным изжёванным небом,
Среди измордованных стен
Лелею красивую небыль
И жду голубых перемен.

 

Мечтая о штурме и шторме,
Себе я надеждою льщу,
Соратников верных ищу...
Но всё пресмыкается в норме...

 

1963

 

Эскапизм
  

Дороги русские не гладки:
Они то пыльны, то грязны.
Но я пошёл бы без оглядки,
Ища старинной новизны.

Не поездом, не самолётом,
Не в голубом автомобиле –
Пойду полей твоих разлётом,
Как люди русские ходили.

Я запахи в себя впитаю
Полыни, молока и хлеба.
Уйду с котомкой – и растаю
В твоих просторах... Словно не был...
 

15 марта 1963

 

Минотавр
 

Одиноко бродим в полумраке.
Дали скрыл нахлынувший туман.
Мы – марионетки, мы – зеваки,
Игроки в наскучивший обман.

Никогда не выйдем мы из роли.
Тем, кто вышел, крикнули: «Замри!»
Нет у нас ни совести, ни воли.
Мы сложили их на алтари.

Бесконечны жертвоприношенья
Под победный медный стук литавр.
Всех идущих супротив движенья
Пожирает лысый Минотавр.
 

2 апреля 1963

 

Гегель
 

Если б все счастливы были –
То воцарилась бы пошлость.
Все бы погрязли в конечном...
Гегель бы мыло варил.
 

4 апреля 1963

 

Максимализм
 

В этом мире, где столько насилий,
В этом мире, где столько растлений,
Если ты до сих пор не расстрелян, –
Значит душу твою растлили.
 

29 мая 1964

 

* * *

 

Если ты не был в концлагере,
Если тебя не пытали,
Если твой лучший друг не написал на тебя анонимку –

И ты не вылезал из-под кучи трупов,
Чудом уцелев при расстреле,
Если ты не знаешь общей теории относительности
И тензорного исчисления,
И не можешь мчаться на мотоцикле
Со скоростью двести километров в час,
Если ты не убивал любимую,
Повинуясь приказу,
Если ты не умеешь собирать
Полупроводниковые радиоприёмники
И не принадлежишь к какой-нибудь мафии,
Чтобы самозабвенно орать «Ура!!!» вместе со всеми,
Если ты не можешь за две секунды
Спрятаться от ядерного взрыва,
Одеваться за счёт питания,
Жить впятером на восьми квадратных метрах
И даже не играешь в баскетбол, –
То ты не человек двадцатого века!

 

12 октября 1964

 

Поэма
 

Как просто потерять друг друга!
Любила ты – и я любил.
Но вот ты не пришла – а я не позвонил...
Когда собрался – ты качала внука.
 

25–26 октября 1969

 

Слава
 

У нас прославиться легко:
Ходить не надо далеко
И даже покидать большак –
Шаг в сторону. Один лишь шаг.
 

26 августа 1975

Друскининкай

 

Осень в России

 

Роняет лес багряный свой убор…

 

Роняет лес багряный свой убор.

Не убрано картофельное поле.

Застыл комбайн. К волкам сбежал Трезор.

Разрухой обернулась наша «воля».

 

9 октября 1999–3 апреля 2000

 

Семь качеств жизни
 

Я смертного родил. Одушевил
Материю, которая была
Бесчувственной.
Я наделил её
Способностью к страданью.
И в этот мир – Мир Зла –
Швырнул ребёнка,
Который думает,
Что это Мир Добра
(Ведь ласковы пока
И бабушка, и мама)...

И он растёт – и ничего не знает!
Он ничего не ведает о жизни:
Измене, Лжи, Разлуке, Клевете,
Болезни, Одиночестве и Смерти...
Я смертного родил –
Я в этом виноват.
 

12 сентября 1976

 

 Инстинкт свободы
 

Программы нет. Нет осознанья цели.
Нет убеждённости. Один инстинкт свободы
Упрямо прорывается сквозь щели
В душе... в режиме... Пламя лижет своды
И угасает во всеобщем чаде...
Пламеноситель молит о пощаде.
 

26 января 1977

 

Возрождение

 

Конец апреля. Жалкая земля
Кое-где травой прикрыта прошлогодней.
Какие безотрадные поля!..
Но на душе всё чище и свободней!

Ну а меня забудет разве Бог?
Он мне прощает, что в него не верю.
А без Него, один, я разве б смог
Перенести последнюю потерю?
 

25 апреля 1987

Новопеределкино

 

Филантропия
 

Простора нет для личного добра.
Всё на себя взвалило государство.
Своё добро – опасная игра.
Своим добром в добра не веришь царство.

Поэтому таись, когда творишь добро!
Своё добро, без плана, без отчёта.
Творишь добро – так береги ребро!
Творить добро – опасная работа.
 

16 августа 1987

Сходня

 

Кочевник
 

Какое счастье быть бездомным, как кочевник!
Не быть растением! Меняя естество,
На новом месте проводить Сочельник,
И Пасху, и Святое Рождество.

Всегда согбён над полем земледелец.
Как много горечи в той согнутой спине!
Кочевник прям. Он зверя бьёт, прицелясь.
Как он прекрасно скачет на коне!

Оседлый замкнут в доме, как в остроге.
Его делянка – для него весь рай.
Кочевник весь в движенье. Все дороги
Лежат пред ним. Любую выбирай!

Да, он бездомен. Не сажает яблонь
И в землю не бросает семена.
Он мокнет под дождём. Он в рваной юрте чахнет...
Но он свободен... В чём его вина?
 

17 сентября 1991

 

Любовь

 

Проходит лето красное

Варение тазами.
Любовь – она ведь разная:
Награда, наказание.
Одна любовь отважная.
Любовь другая – тайная.
Но каждая, но каждая,
Я верю, не случайная.
Но нет любви из жалости!
И нет любви без жалости!
А если нет в ней жалости –
То это просто шалости.
Но вот не знаю: вечна ли?
Любовь я встретил старую –
И, что казалось вечностью,
Лежит пустою тарою.

 

* * *

 

Я счастлив и досрочно, и сверхсрочно...
Железно и бетонно. В общем прочно...
Я счастлив беззаветно... Эпохально...
Всемирно-исторически... Нахально...

 

Я счастлив вдребезги, насквозь и неизбежно...
Я счастлив вдумчиво, серьёзно и прилежно...
Продольно счастлив я и поперечно...
Я счастлив зверски и бесчеловечно,

 

Пожизненно, посмертно и бессрочно...
Не как-нибудь я счастлив, а поточно!
Не как нибудь я счастлив – коллективно,
Бригадно, взводно, кооперативно...

 

Я счастлив в среднем. Счастлив за другого.
И вместе с ним я счастлив за Петрова...
Я счастлив беспощадно... объективно...
Я счастлив так, что самому противно!

 

* * *

 

Среди трущоб, среди глухих бульваров.
Церквей загаженных и улочек кривых,
Среди запруженных народом тротуаров,
Спалённых автосмерчем мостовых,

 

Среди квартир, где тараканьи гнёзда,
Где очереди в душ и в туалет, –

Утрачены Любовь, Надежда, Вера, Звёзды,
Нет только Тот, но даже этот Свет...

 

Сентябрь 1947

 

* * *

 

Как ненавистен мне полдень серый!
Ещё тоскливей под Солнцем Мая!
Когда все верят – теряю веру.
И холод сердце моё сжимает.

 

6 января 1950

 

* * *

 

Что мы делали? Где мы были,
Когда их изощрённо били?

 

Когда дверью давили пальцы,
Загоняли под ногти иглы?
Где мы были? Да нас под зайца
Ежемесячно трусость стригла!

 

Где мы были? Да нас заботы
О насущном одолевали...
Наполнялись нектаром соты –
Идеалы околевали.

 

28–29 мая 1964

 

* * *

 

Мой стих, увы, не поэтичен.

То не поэзия – дневник.

И он к тому же не этичен...

Но всё же верю – не безлик!

 

26 июня 1974

 

* * *

 

О, юности моей сомнительные годы!

Войны прожорливость и голода оскал.

Палач на палаче. Без привкуса свободы

Те годы тяжкие, где буйствовал фискал.

 

Как уцелел? Не знаю. Пронесло.

Бог миловал меня, чтоб я в другое время,

Подпругу подтянув и ногу вставив в стремя,

Карабкался в пегасово седло.

 

1 июля 1974

 

* * *

 

Как всё смердит! Как всё полно обмана!

Любовь фальшива. Поцелуй – плевок.

В любой душе зловоннейшая рана,

Червями копошится в ней порок.

 

Нарушены Законы Мирозданья.

Отравлены Глубинные ключи.

Возмездья нет за страшные страданья.

В почёте доживают палачи.

 

9 января 1975

 

* * *

 

Лишить народ последнего рассудка

Намеревалась муза-проститутка.

И преуспела бы, когда бы самиздат

Не дал той музе вовремя под зад.

 

25 февраля 1975

 

* * *

 

Если любишь свободу
И живёшь налегке,
Твою душу как воду
Не зажмут в кулаке.

 

Мир насилия вещен.
Но за вещностью слов
Бескорыстный и вещий
Дух – основа основ.

 

В испытаниях новых
Будь к насилию глух!
Он свободен в оковах –
Твой неистовый Дух!

 

1973

 

Бородино

 

О, годовщина славная!
О, день Бородина!
Ничья, победе равная!
Хоть дверь отворена

 

В Москву, но всё ж вдоль Невского
Французы не пойдут.
О, героизм Раевского!
Прославленный редут!

 

О, Русь! Сумела выстоять.
Пошёл француз на дно.
Что, что – стоять под выстрелом
Терпенье нам дано.

 

А там зима нагрянула –

И больше нет дорог.
Тит Титыч из Бурьянова
Повылез из берлог.

 

И с поротыми спинами
За веру, за господ
Крушил врага дубиною
Наш праведный народ,

 

О, годовщина славная!
О, день Бородина!
Ничья, победе равная!
Священная война!

 

И прочая... И прочая ...
Я пел бы дальше славу,
Когда бы не упрочила
Ты крепостное право.

 

6 сентября 1972

 

Наполен

 

Откуда было знать злодею,

Что он в двенадцатом году

У всей Европы на виду

Найдёт в России Сверх-Вандею?

 

28 августа 1975

 

* * *

 

Всю жизнь дрожал, таился на печи.

Но извлекли – и дали мне под дых.

И тут я понял: наши палачи

Меня сильней боятся, чем я их.

 

26 января 1977

 

* * *

 

Он знал, что он не гениален, –

И нас расстреливал за это.
Не менее принципиален
Был лейтенант. Из пистолета

Он бил в назначенный затылок,
Нам не заглядывая в лица.
Мы только ряд пустых бутылок.
Он на вождя привык молиться.

 

15 июня 1965

 

* * *

 

Я прославляю Бунт – без цели, без программы!

«Бессмыслен, – возражают, – этот бунт!»
Неправда! Бунт бессмыслен не бывает.
Во всяком Бунте нечто от Свободы –
И без него Порядок стал бы рабством.

 

30 января 1966

 

* * *

 

Кучки маленьких дождят
Смастерили дождики –

А из дождиков сложился
Беспросветный дождь.

 

Кучки маленьких вождят
Смастерили вождиков –

А из вождиков сложился
Беспросветный вождь.

 

20 августа 1968

 

* * *

 

Россия, Португалия –
Две разные страны,
Но обе аномалией
Одной поражены.

 

Везде клокочут диспуты,
Везде кипит борьба,
А здесь чеканят деспоты
Всё нового раба.

 

Кто человека нового
Желает воспитать,
Тот старыми оковами
Не должен обрастать.

 

Закройте тюрьмы тайные –
И всё пойдёт на лад!
Пока, хоть страны крайние
В Европе, тот же ад.

 

Россия, Португалия –
Две крайние страны,
Но обе аномалией
Одной поражены.

 

12 сентября 1972

 

* * *

 

Жизнь прекрасна,
Небо ясно,
Воздух чист...
Трёхпрограммный репродуктор –
Оптимист.

 

30 августа 1968

 

* * *

 

Я хочу в концлагерь
Строгого режима!
Раствориться в нём бы,
Как в ведре снежинка!

 

Как в воде снежинку
Пусть меня растопят!
Потому что против я!
Потому что против...

 

Март 1969

 

* * *

 

Я душою широк был –
А сделался узким,
Потому что родиться
Случилось мне русским.

 

А у русских царём
Ещё согнуты спины –
И на спинах катаются
Партмандарины.

 

Нет, китайцы – не главная
Наша опасность.
Нам страшнее китайщины
Госбезопасность.

 

Нам страшнее чужих
И далёких режимов
Наших маоцзедунчиков
Непогрешимость.

 

Им глумиться б над нами
Татарскими ханами,
Наших лучших людей
Называть «хулиганами».

 

Я родился рабом!
Но теперь не пора ли
На душителей Духа
Нам идти за правами?

 

Да, я знаю, как трудно
Нам идти на лишения.
Да, я знаю, как страшно
Себя делать мишенями.

 

Да, мне ведом взлелеянный
Сталиным страх...
Но другие сжигают
Себя на кострах... 

 

Нашей хилой Земле
Угрожает крушение...
Принимай же решение!
Принимай же решение...

 

9 марта 1969

 

* * *

 

Я не приемлю этот мир,
Где всё зачитано до дыр,
Куда ни глянь – висят пророки,
А люди злы и одиноки.

 

15 ноября 1969

 

* * *

 

Интеллигента попугай –
И перед нами попугай.

 

10 апреля 1971

 

* * *

 

Помиритесь араб и еврей!
Прекратите безумную свару!
Ведь для многих из вас соловей
Не поёт, взгромоздясь на чинару.

 

Обнимитесь, араб и еврей!
Не палите друг в друга из пушек!
Пожените-ка лучше детей!
Накупите для внуков игрушек!

 

Породнитесь, араб и еврей!
У порога прибейте подкову!
Уберите ружьё от дверей!
Да возлюбит Аллах Иегову!

 

Май 1971

 

* * *

 

Вновь надвигается Хаос.
Опять нас выдернут из грядок,
Корове выбросят под хвост...
Но всё же победит Порядок!

 

Не может Мир сорваться в пропасть!
Хаосом овладеет Логос.
Любители найдутся пенок –
И новый выстроят застенок.

 

17 января 1972

 

* * *

 

Разорван мир. Распалась цепь на звенья.
Сочувствья к жертве нет у палача.
Нет доброты. Нет радости общенья.
Над нами явь дамоклова меча.

Погибнем мы. На жертвенник науки –
Рабыни деспотов – мы все принесены.
Зачем детей рождаем мы на муки?
Зачем не знаем за собой вины?

Опомнитесь! Уродливым потомством
Мы будем прокляты. И он. И я. И ты.
Двадцатый век – век лжи и вероломства –
Остановись у роковой черты!

 

26 октября 1972

 

* * *

 

Уже не раз великие
Народы наши дикие
И плетью – так культурой
Жгли по спине понурой.

 

Дороги звали трактами,
Сажали нас на тракторы,
С голов срезали космы,
Вели в колхоз и в космос...

 

Но энергичных братия
Пройдёт – и вновь апатия.
И снова тишь, безвременье
Без искры, без сверкания.

 

И вновь на нашем темени
Проклятье отставания.

 

12 сентября 1972

 

* * *

 

Директор у нас – не директор
А, страшно и вымолвить, – «сам».
Сверкает он, словно рефлектор,
И гладит себя по усам.

 

Но если он «сам», тогда кто же
Начальник того «самого»?

«Самее» того этот рожей
И брюхом «самее» того.

 

Того подзывает он свистом,
Глядит, как петух на пшено.
Ну ладно! Пусть будет «самистым»
Начальник того «самого»!

 

А как же тогда самый-самый
«Самистый» на том языке?
Он словно павлин величавый.
Мы все у него в кулаке.

 

Мы все пескари. Он белуга.
Мы все сыроежки. Он слон.
Над ним только Бог и супруга.

«Самиссимус» пусть будет он!

 

20 сентября 1972

 

* * *

 

Стихи не должны быть округлы.
Стихи не должны быть певучи.
Стихи должны жечь, словно угли,
Быть, как ежевика, колючи.

 

Быть солью на свежие раны.
Хромыми быть, словно с протезом.
А рифмы пусть ржавым и рваным
Из них выпирают железом!

 

23–24 сентября 1972

 

* * *

 

Хоть рос я в заточении
Рабом нужды и скудости –

Всё ж некое свечение
Доносится из юности.

 

Без этого свечения
В суровой нашей крепости
Лишится всё значения,
Погрязнет мир в нелепости.

 

1973

 

Самоэпитафия

 

Арсений Прохожий –

На чёрта похожий,

Но всё же немного

Похожий на Бога.

 

Он жил неумело:

Трясли, словно грушу...

Чёрт взял его тело.

Бог взял его душу.

 

28 августа 1975

 

Подборку подготовили Антон Ровнер (Москва) и Сергей Сутулов-Катеринич (Ставрополь)