Аркадий Штейнберг

Аркадий Штейнберг

Полжизни провел как беглец я, в дороге, 
А скоро ведь надо явиться с повинной. 
Полжизни готовился жить, а в итоге 
Не знаю, что делать с другой половиной. 
  
Другой половины осталось немного: 
Последняя четверть, а может – восьмая, 
Рубеж, за которым другая дорога – 
Широкая, плоская лента прямая. 
  
Не ездят машины по этой пустынной 
Дороге, на первую так не похожей; 
По ней никогда не пройдет ни единый 
Случайный попутчик и встречный 
     прохожий. 
  
Лишь мне одному предназначена эта, 
Запретная для посторонних дорога; 
Бетонными плитами плотно одета, 
Она поднимается в гору полого. 
  
Да только не могут истлевшие ноги 
Шагать, как бывало по прежней дороге. 
Мне сделать за вечность не более шагу, 
     –   
Шагну, спотыкнусь и навечно прилягу. 
  
Когда мне едва не пришлось в Ашхабаде 
Просить на обратный билет Христа ради, 
И я ковылял вдоль арыков постылых, 
Дурак-дураком, по жарище проклятой, 
Не смея вернуться в мой номер, не в 
     силах 
Смириться с моей невозвратной утратой. 
  
А позже, под вечер, в гостинице людной, 
Замкнувшись на ключ, побродяжка 
     приблудный, 
Впотьмах задыхался от срама и горя, 
Как Иов на гноище с Господом споря, 
И навзничь лежал нагишом на постели, 
Обугленный болью, отравленный жёлчью, 
Молчком нагнетая в распластанном теле 
Страданье людское и ненависть волчью, – 
  
В ту ночь мне открылась в видении 
     сонном 
Дорога, одетая плотным бетоном, 
Дорога до Бога, 
До Божьего Рая, 
Дорога без срока, 
Дорога вторая. 
  
          1965


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письмо генералу Z.»
Александр Ерёменко
Александр Ерёменко «В густых металлургических лесах»
Римма Казакова
Римма Казакова «Становлюсь я спокойной»