Аркадий Штейнберг

Аркадий Штейнберг

1. 
  
В неделю раз по дедовским заветам, 
Разоблачась безгрешно догола, 
В гостеприимном заведенье этом 
Мы тешим наши бренные тела. 
  
А заодно душа в стихии водной 
Смывает заскорузлую кору, 
Становится и чистой и свободной, 
Наклонной к свету, правде и добру. 
  
В предбаннике сидим в соседстве с теми, 
Кто нам доселе чужд и незнаком, 
Но сотворён по той же сложной схеме 
И выпоен таким же молоком. 
  
Наш реквизит напыщенный и жалкий – 
Бумажники, часы и паспорта – 
Оставив на храненье в раздевалке, 
Мы словно входим в райские врата. 
  
Оставив разобщение за дверью, 
Становимся опять семьёй родной; 
Стяжательству, коварству, недоверью 
Нет вовсе места в мыльной и парной. 
  
Ни чепухе общественных различий, 
Ни классовой, ни расовой борьбе 
Здесь места нет. Бездействует обычай. 
Молчит закон. Мы – сами по себе. 
  
Мы здесь опять невинны. Мы сегодня 
Обнажены, как в День Шестой, когда 
Адама изваяла длань Господня, 
Иль в день последний Страшного Суда. 
  
2. 
  
А надо бы собрать без колебаний 
Весь род людской – нелепый, мелочной – 
В большой парной, в огромной общей бане 
С пустыню Каракум величиной. 
  
Лишить убранства, паспортов и денег, 
И, перед входом выстроив гуськом, 
Вручить мочало каждому и веник, 
И вволю обеспечить кипятком. 
  
Пускай, жарой высокого нагрева 
Разморённые, в проливном поту, 
Как праотец Адам, праматерь Ева, 
Они свою сознают наготу – 
  
И родственно, в одной воде впервые 
Омоются от головы до пят, 
А напоследок тучи дождевые 
Их молодильным душем окропят. 
  
          1965–1970


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Ожидание»
Михаил Кульчицкий
Михаил Кульчицкий «Бессмертие»
Инна Гофф
Инна Гофф «Русское поле»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Разные натуры»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Свершилось! Мертвые отпеты...»