Аркадий Ровнер

Аркадий Ровнер

Вольтеровское кресло № 17 (257) от 11 июня 2013 г.

Подборка: Я хотел бы выскочить из рёберной клетки

 * * *

 

я хотел бы выскочить из рёберной клетки

и улететь за границы миров

но я знаю: всюду растянуты сетки

для уловления таких беглецов

 

что же делать если все науки

и другая подобная галиматья

вызывает во мне лишь судорогу скуки

подобно курсам кройки и шитья 

 

* * *

 

Мудрый бог причин и следствий

Тихих радостей и бедствий

Наказаний и наград

Бог фантомных обстоятельств

Дух измен и обязательств

Бог страданий и услад

 

Повелитель звездопада

Ангел Рая, аггел Ада

Ты несчётен и один

Ты неистов и утробен

Необъятен и подробен

Кто скажи тебе подобен

Господин лихих годин

Пышных пиршеств господин

 

Незаметен ты и пышен

Громогласен и неслышен

Бог привратностей игры

Бог проклятья и прощенья

Клеветы и наущенья

Мне страшны твои дары

 

Жизнь подаришь и отнимешь

Мир подаришь и отнимешь

Тихий нежный важный бог

Беспощадный страшный бог

Грозный бог моей судьбы

Слышу звук твоей трубы 

 

* * *

 

я опираюсь на знакомые мне пленэры

на любимых мной зверушек и людей

на затхлый воздух моей квартиры

на многолюдье улиц и площадей

 

я опираюсь на многое но не в этом дело

дело в мыльных пузырях которые есть ничто

они – мои мысли и моё тело

мой Капитолий и моё шапито

 

помнишь базилику Санта-Мария-ин-Арачели

на вершине Капитолийского холма

где мы с тобой на ступеньках сидели

целовались и сходили с ума

 

а вокруг нас кружились солнечные карусели

разлетались мыльные пузыри

детки полоумные галдели –

праздник жизни продолжался до поры 

 

* * *

 

я вышел на мороз

но не было мороза

не пахло дымом

тёплого жилья

незнамо где

вдруг очутился я:

пестрело надо мной

усыпанное светляками небо

с оранжевой луной

я задрожал – и было отчего

вокруг меня стояли истуканы

и поднимали полные стаканы

и пили их до дна

и их в луну швыряли

от боли и обиды

луна распухла

вид её был жалок

что было делать мне

я пятился дрожал

от холода

но холод был во мне

погасло небо 

 

* * *

 

у женщины розовые крылья

это её продолговатые бёдра

она несёт себя как рог изобилия

непринуждённо и гордо

 

её ботинки на высоком каблуке

коричневая замша с выпушками меха

а потом она скрывается вдалеке

её смех переливается сладостным эхом 

 

* * *

 

Деянира молодая сучка

как тонки твои худые ручки

как стройны твои живые ножки

вкрадчива походка как у кошки

бёдрами колышешь ты как утка

бьются твои маленькие грудки

губы твои в трепетной истоме

исторгают вопли всхлипы стоны

и между одной твоею ножкой

и другой твоей прелестной ножкой

нежное и трепетное царство

где царит твоё первосвященство

окаянство панство и тиранство

папство чудотворство и потворство

гангстерство твоё и флибустьерство

Деянира бабочка и кукла

что за счастье быть твоим Гераклом

быть твоим рабом и господином

ты моя путана и путина

ты моя корона и порфира

дивная царица Деянира 

 

* * *

 

Деянира мы с тобой не ровня

ласточка ты целый день хлопочешь

залетаешь ты ко мне под кровлю

улетаешь ты когда захочешь

 

ты бокал а я хмельное зелье

я печать – ты краска и бумага

я печаль а ты моё веселье

я боец а ты моя отвага

 

мы с тобой не голубь и голубка

мы с тобой не селезень и утка

Деянира мы с тобой не пара

ты лишь искра моего пожара 

 

* * *

 

Ты приходишь ко мне на ходу сбрасывая ботинки

роняешь в прихожей жёлтую куртку и розовый берет

срываешь с себя через голову платье

лифчик ты не снимаешь потому что у тебя его нет

остаются трусики – они ложатся

сиреневым пятном на малиновом ковре

что ещё? ах да ты отвинчиваешь и отбрасываешь ноги

чтобы они не стояли на нашем пути

грудки твои разлетаются как два голубка

ноздри глотают ставший вдруг дефицитным воздух

и ты закрываешь глаза чтобы видеть Истину мудрецов