Аполлон Коринфский

Аполлон Коринфский

Сегодня целый день бродил я по лугам, 
С двустволкою в руках... Знакомые 
     картины 
Мелькали предо мной... Пестрели здесь и 
     там 
Усадьбы серые: дымилися овины 
На гумнах у крестьян; по берегу реки 
Ютилось на горе село с убогим храмом; 
Паслись по озимям стада-особняки; 
Обманывая глаз, на горизонте самом 
Зубчатою стеной вставал сосновый бор, 
И летом, и зимой хранящий свой убор... 
На всем заметен был истомы грустной 
     след... 
Угрюм, печален вид природы сиротливой 
Осеннею порой, - а всё ж иной поэт 
Найдет ее подчас и пестрой, и 
     красивой!.. 
Его пленит собой узорная гряда 
Курчавых облаков на бледном небосводе, 
Излучина реки; быть может, иногда 
И самая печаль, разлитая в природе... 
Она его душе мечтательной сродни: 
В ней - отголосок дум, желаний и 
     волнений, 
Она исполнена тревоги, как они, 
Она таинственна, как своенравный гений 
Певца-художника... Невидимая нить 
Привязывает к ней природы властелина, 
И - с ней наедине - способен он забыть 
Минуты горькие, часы тупого сплина, 
Обиду кровную, лишений тяжкий гнет, 
Измену женщины, грядущих дней тревогу, 
     - 
Его упавший дух невольно оживет, 
Больная мысль найдет желанную дорогу... 
Куда ни кинет он пытливо грустный 
     взгляд - 
Мелькают образы, плывут живые тени; 
Повеет ветерком - неслышно налетят 
Все спутники его минутных вдохновений; 
Тут рифмы звонкие ласкают чуткий слух, 
Здесь строфы мерные сплетают ряд 
     созвучий, 
А там - растет мотив... И вмиг 
     воспрянет дух, 
И сердце застучит, и стих готов 
     летучий... 
...Так вот и я с утра до вечера бродил 
По берегам реки, среди родной 
     природы... 
Забывши о ружье, нередко я следил 
За стаей вольных птиц, прорезывавших 
     своды 
Тяжелой мантией нависших облаков, 
Терявшихся вдали, в таинственном 
     просторе; 
И крикнуть был порой, смотря им вслед, 
     готов: 
«Снесите мой привет за радужное 
     море!..» 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
Лишь поздним вечером вернулся я домой, 
С пустою сумкою, измученный, усталый... 
Казался город мне огромною тюрьмой, 
И грудь была полна тоскою небывалой; 
Душа опять рвалась от каменных громад 
На волю, на простор... А сердце в песню 
     муки, 
В больную песнь любви, слагало наугад 
Природой серою подсказанные звуки... 
  
          6 октября 1890


Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Лежат они, глухие и немые»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Кончики волос»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Тихо летят паутинные нити»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Строфы»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Фонарь»
Расул Гамзатов
Расул Гамзатов «Три сонета»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Отдать тебе любовь?»