Анри Волохонский

Анри Волохонский

Они ушли, оставив снаряженье 
И множество своих друзей 
Вокруг золы вечернего огня. 
Вокруг светало. Первое движенье дня 
Уже вставало около вершин 
А выше их никто не поднимался 
Поэтому там не было тропы 
Упали лошади, им сделали гробы 
Упав на скалы вертолёт сломался 
И схороня крылатого коня 
Они пошли навстречу взмахам дня. 
  
Печальный звон летучего железа 
Не вышла на порог безумная слеза 
Протек ли бак ли, винт был кем-то 
     срезан 
А может быть виной тому гроза 
Но он погиб как будто был животным 
Из слов пустых: «сломался вертолет» 
Из них иллюзий желтоватый плод 
Рождает бабочку – пример сердцам 
     холодным 
В уменье жертвовать друзьями и сами 
Собою ради прихоти каприза, 
Природа как бы сделала живым 
Его, дабы погибель механизма 
Зажгла костер, столбом поставив дым – 
Подуло с запада – и нету мотылька 
Пыльца сошла с блестящего металла 
Двойная смерть – прибора и зверька 
Их продолженье в гору задержала 
Упавший жук их задавил козу 
Проверить бак или винить грозу 
В хищении железного Пегаса? 
Конец один – четыре смерти сразу 
День-Фортинбрас еще лудил кирасу 
И в этот миг как будто по приказу 
Из свода выпал юношеский серп. 
Их было двое: Хиллари и Шерп. 
Хиллари: Послушай, Шерп, ты видишь эти 
     скалы? 
Возьми верёвку, палку передай 
Уж день настал, как всё прекрасно стало 
Взгляни – там ледяная борода 
Начальный луч стократно преломила 
Здесь призмы скал из каменных акул 
Торчат, торчат. Дай мне походный стул 
Хочу я посидеть. Как все здесь мило 
Весь горизонт как белая пила 
Жаль конь погиб – окрестность мне мила 
Жаль нет коня – проклятая кобыла 
Смотри, мой Шерп, как хорошо кругом 
Приятно мне, но дышится с трудом – 
  
И вот полупрозрачными шарами 
Туман понесся к лону облаков 
Кипя по щелям бледным молоком 
Тогда качая стройными ногами 
Над банками набитым рюкзаком 
Промолвил Хиллари: 
                               Возможно 
     ли тайком 
Вершить великое? Всегда бывает пена 
Шипит ли чай, родилась ли звезда 
Цветочек мал, но пахнет резеда 
Нескромно вторя воздуху вселенной, 
Рычит комар, вонзая храбрый зуб 
И воет ветер, зная про грозу. 
  
Французский летчик Сент-Экзюпери 
Прекрасно говорит на эту тему 
Он много раз об этом говорил: 
Стремленье ввысь всегда рождает пену 
И много хладнокровных Афродит 
Со временем та пена породит. 
Ведь некогда сей юный Антуан 
В пустыню пал с останком самолёта 
Там бедуин давно не ставил стан 
Но Антуан сбежал из переплёта 
Теперь уже не помню право как 
Но в каждом слове из его страницы 
Сидит как первобытный крик макак 
Великое томленье устремиться 
Сорваться ввысь подальше от земли – 
Так говорит нам Сент-Экзюпери. 
  
Смолк Хиллари. И смолкло бормотанье 
Снегов, тумана и других стихий 
Светила раскалённое мечтанье 
Всосало в дно стеклянные стихи 
Извечных льдов. Инейное сиянье 
Метнулось львами к ярким ледникам 
Там к солнцу, после снова к облакам 
И смолкло все, лишь Шерпа воркованье 
Комками пара пало в пыль снегов 
Клубясь по углубленьям их следов. 
  
Шерп: Кожа неба – шкура бубна 
Слово неба – гомон водный 
В темя Бога свергнут Гангом 
Темя Бога – школа танцев 
Шаганьям Ганга – великана – ледника 
Только мелькнет тело звука 
Бог влитый в кокон молока 
Рек облаком торжественных купаний 
И слова медленных падений и ступаний 
Застыло льдом в тугой кимвал – 
Он так довольно долго бормотал 
Про этот вздор беззвучных сотрясений 
И вдруг воскликнул: Хиллари о Хиллари 
И глыбы лая загремели: Хиллари 
О Хиллари о Хиллари о Хиллари 
И горы воя повторили: Хиллари  
О Хиллари о Хиллари о Хиллари… 
  
Шерп глупый смолк. Невразумительным 
     обломком 
Вверху мерцал хрустальный Эверест. 
Все реже становился воздух тонкий 
От солнца оторвался гневный крест 
И диск его болтался гневной пленкой 
Примявши палкой жалкий эдельвейс 
Они пошли. Пик становился ближе 
  
А вся земля потерянней и ниже 
Казалось говорила им: Проснись 
И Хиллари оглядываясь вниз 
Старался удержаться альпенштоком.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Давид Самойлов
Давид Самойлов «Давай поедем в город...»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Одиночество»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Занавес»
Иван Бунин
Иван Бунин «Смерть»