Анна Нелидова

Анна Нелидова

Четвёртое измерение № 11 (359) от 11 апреля 2016 г.

Подборка: Дыхание весны

Мы с тобой

 

Можешь стать для меня летом,

С виноградной сквозной тенью?

Я тебя не прошу об этом,

Но надеюсь до воскресенья.

Ну конечно, ты мне – братом,

Потому что не смог – другом.

Разве просит любовь плату?

Разве слышит любовь ругань?

А вот я тебе – синей птицей,

Невозможностью, острой болью.

Я с тобою, когда не спится,

Надышись же моей волей.

Не спеши загадать желанье,

Что задумаешь, то и будет.

Наше небо за той гранью,

Где кончается книга судеб.

 

 

Дыхание весны

 

Мир пробуждён дыханием весны.

Бутоны стали лепесткам тесны.

И вот, пригоршни крокусов лиловых,

Как аметисты в молодой траве.

Невидимый, курлычет в синеве

Клин журавлей...

                И ты приснился снова.

 

Помянем погибших

 

Помянем погибших, давайте, их просто помянем,

Своих и чужих, не вернувшихся с этой войны,

И тех, кто скончался потом, потому что был ранен,

И тех, кто попал в лагеря и погиб без вины,

И тех, кто от голода умер в холодной блокаде,

Убитых в Керчи и в Хатыни, и Бабьем Яру.

Не надо победных фанфар и речей, Бога ради.

Когда поминают в молчанье – тогда и не врут.

 

Последний шанс

 

Последний шанс... Парижским самолётом,

волной московских откровенных встреч

нас вынесло к такому повороту,

где нужно всё отдать, чтоб всё сберечь.

 

Когда-то в прежней жизни, в полу-детстве

ты мне дарил охапки жарких роз...

Не осуждая моего кокетства,

любил и всё... по-взрослому, всерьёз.

 

А я... я ничего не понимала,

не верила в прозрачность простоты...

Последний шанс... Господь нам дал немало,

и я учусь любить, как любишь ты.

 

Благодарим

 

Я – твой последний круг. Ты – мой ковчег.

А вместе мы – куплеты старой песни.

Слова её затормозили бег

Минутных стрелок.

                  Жить всё интересней.

Хотя теперь разлуки всё больней,

Пространство расстояний всё шершавей,

За красоту и боль последних дней

Благодарим... раз мы роптать не вправе.

 

Смерть Маленького принца

 

Боль от безысходности на двоих...

Не поможет ласка, не отогреть.

Самый лучший выход был – умереть.

Да, по правде, принцу и нет других...

Потому, что эта – она не та...

А иначе как же понять облом?

Может быть, самой собой занята,

а скорее, часто шла напролом.

Он увяз в бескрылости, в простоте,

в этой жёсткой мягкости наготы,

он не мог стремиться к своей мечте,

место было отнято у мечты.

Он не вырос, просто он был убит

встречею с отсутствием нежных роз.

И никто о мальчике не скорбит,

редко принимаем мы смерть всерьёз...

 

Темуру Варки

 

Нет Бога в равнодушных облаках

Всё в нас – Христос и Будда, и Аллах,

А я себя ищу в твоих стихах,

Слов драгоценных собирая манну.

Не удержать в горсти живой воды.

Легко делиться тем, чем мы горды,

Открыть свои заветные сады,

А там, и сердца вывернуть карманы.

Ну а теперь, давай, начнём с нуля.

Не свита создавала короля.

Мир праху предков, пухом им земля,

И мы собою стали, их оплакав.

Но тем и важен длинный переход,

Что там слепая нищенка поёт,

Толкается измученный народ,

И мы уходим прочь от алых маков.

 

Смиренные мои мечты

 

Смирению возможно всё.

Но как добыть его до срока?

Рассудка юркая сорока

И сердца робкий новосёл

Бросают кости, кто обманет...

Душа командует: «Иди!»

Сжимаю крестик на груди,

Считаю медяки в кармане...

И... делаю за шагом шаг...

Но толку нет, гордыня рядом.

Держу на случай белый флаг.

Как угадать, какой тут надо?

На что надеюсь я? Да так,

А вдруг, ответ придёт: «Я тоже

Под белым флагом, как и ты,

В застенках громкой немоты

Ищу смиренья».

Дай-то Боже!

Смиренные мои мечты.

 

Воскресение Лазаря

 

Толпа учеников и слушателей тьма...

А одиночество стояло в горле комом.

Он, исцеляя, заходил в дома,

Но лишь у Лазаря Он был, как дома.

Его лишь другом называл Христос,

К нему спешил... Но Марфа шла навстречу

И рассказала, не скрывая слёз,

Что умер брат, и что помочь уж нечем.

И от Марии было им дано

Услышать слово веры и упрёка:

– Ты можешь воду превращать в вино,

    Но друг твой умер, Ты же был далёко.

    Когда б Ты не ушёл, он был бы жив...

    И как нам это пережить, скажи?

 

Он плакал, в первый раз познав утрату...

Хоть знал уже, как знаем мы теперь,

Что друга воскресит, вернёт им брата.

Но это было первой из потерь

В цепи страстей и горестей Христовых.

В борьбу за нашу жизнь вступило Слово.

 

Тема

 

Мы изучали правила игры,

Стремясь понять законы главной темы,

И открывали новые миры,

Когда осознавали с кем и где мы.

 

А тема-то, спокойна и проста,

Гвоздём входила в миражи сомнений.

Но мы читали нашу жизнь с листа

И редко становились на колени.

 

В нас клокотала молодая злость,

И мы в запале чёрти что пороли...

Всем дали по кресту, и всем пришлось

Играть не нами выбранные роли.