Анна Арканина

Анна Арканина

Четвёртое измерение № 19 (475) от 1 июля 2019 г.

Подборка: Искусство беседы в облаках

Не зря

 

Распростёрлось утро в хмельном снегу,

он идёт и падает в полусне.

И взлетают птицы с ольховых рук

под весенний тающий полуснег.

 

И клокочет сердце, что всё не зря,

что теперь уж точно придёт она!

И не вопреки, а благодаря

тающему снегу – моя весна.

 

Чтобы раздеваться, любить, сиять,

и цветам в душе непременно цвесть!

Чтоб назначить встречу с тобой опять

где-нибудь в Net-ландии – ровно в шесть…

 

искусство беседы в облаках

 

там в облаках на каждый топкий шаг

обломки слов как бабочки кружат

на вдох и выдох крыльями моргая

ты говоришь что было то прошло

а я молчу ни слова за душой

как будто бы с рождения немая

 

пылит дождём апрельское нутро

осталось чуть за облаком метро

уже дошли до ручки до китая

ты вспомнишь этих я совру о тех

и на прощанье мой последний смех

как бабочка взметнётся золотая

 

Лови меня

 

Ты падаешь – и я тебя держу,

я падаю – ты подставляешь руки.

Уходишь ты – примерно вечность жду,

а вечность это пшик всего по сути –

чтоб так любить, чтоб в горле встал ребром

прозрачный воздух нежности, забвенья.

Как я дошла – всю жизнь пройдя кругом –

до истины и до стихотворенья?

Подставь мне руки – ты мне будешь свет,

ты будешь свят – лукав, любим, беспечен.

Моим дыханьем сбивчивым согрет,

прошит насквозь и вновь очеловечен.

Лови меня по тропам и словам,

по птичьим крикам в сонном поднебесье.

Я тут, я между, я пригрежусь там,

на дне едва живого слова «вместе».

 

Подставь мне руки, вот теперь пора –

лови меня – я падаю, я па…

 

всё это джаз

 

парное молоко припухших губ

и бабочки любимых глаз цветут

играет джаз неистов грешен груб

вглядись скорей он здесь он там он тут

 

как музыки нашедшая волна

впусти в постель гертруда дай вина

как только смерть бывает жизнь одна

испей мою мелодию до дна

 

коснись волос скажи ушёл в запой

басы грохочут я иду с тобой

 

...качает нежность извлекая ноту боль

какая мука эта музыка любовь

 

Рассветы

 

Ничего – живём – не замечаем,

до утра баюкая хандру.

Я свои рассветы приручаю –

будто птиц прикармливаю с рук.

 

Золотой, сияющий, тревожный –

тёмных крыш касаются крылом.

Полюбить – ну, разве это сложно?

Сложно разлюбить тебя потом.

 

Провожаю радостно и горько,

каждый из не встреченных с тобой:

горихвостка, жаворонок, сойка,

бледный, беспокойный, голубой.

 

Мчит рассветов огненная стая –

день за днём, из года в новый год.

Ах, как долго сердце заживает!

Вот ещё рассвет –

и заживёт.

 

такая малость

 

такая малость проводи меня к реке

где рыбы плещутся на волглом сквозняке

где время тает капля вот и вот и вот

пойдём по мостику и выберемся вброд

 

твоих касаний шёпот ивовая дрожь

меня как маленькую за руку берёшь

давай в намокших джинсах ляжем на песок

мы от бессмертия всего на волосок

 

где свет

 

идти на звук, идти на свет,

в тугую тень черешен,

в такой покой, какого нет,

такой покой нездешен.

 

смотреть на рябь холщовых вод,

на трав растущих ропот

и понимать, что вот-вот-вот

ноги коснётся холод.

 

и видеть небо кверху дном,

и туч крылатый сговор,

бегущих к пашне под уклон

цветов беспечных гомон.

 

следить по книге бытия,

рассветных птиц листая,

как, выступая за края,

туда, где свет гудит в полях,

бежит строка босая.

 

Уместились

 

Тесное небо – смотри, не вместились птицы

и на деревья ссыпались доживать.

Май крутолоб, курчав, и ему что-то снится –

то, что никто не осмелится рассказать.

 

Тесное время – столько забытых песен,

столько пропавших слов – облетевших зря.

Прошлого снега мне две снежинки взвесьте –

буду хранить до нового декабря.

 

Тесное слово – читай, разбирай по буквам,

рассматривай издали, хмурь в напряженье бровь.

Но мы (во весь рост), города, облака, маршрутки –

вдруг уместились и выжили в слове «любовь».

 

Оставь мне боль

 

Боль – не надо – не зови,

не сестра она – разлука.

Рано клясться на крови

остывающего звука.

 

Уходи – шаги легки,

каждый след – на сердце рана.

Я рожу тебе стихи:

Варю, Марью да Ивана.

 

Расцветёт чудесный сад –

небо в аленький цветочек.

Лучше сада не сыскать –

из проросших за ночь точек.

 

Есть хозяйка – будет дом! –

кот, герань и занавеска.

И за праздничным столом –

вишня – вечная невеста.

 

Уходи, оставь мне боль,

что ещё в разлуке надо?

Превращу её в любовь –

полсловечка – и порядок.

 

Полуночное

 

громкие птицы кружат надо мной –

не различить их лица,

будто черны они той чернотой,

что мне ночами снится.

 

будто макушка моя им – сад:

яблоня, вишня, груша.

им до утра мои сны листать –

щебет полночный слушать.

 

спит о своём неспокойный сад,

руки разлук пугливы.

облаки держатся в небесах,

падают наземь сливы.

 

птицы тревожатся обо мне –

хватит на век заботы.

тот, кто за мной приходил во сне,

не говори им, кто ты.