Ангелина Трофимова

Ангелина Трофимова

Сим-Сим № 11 (143) от 11 апреля 2010 года

Подборка: Нитка вольфрама

* * *

 

Тяжёлые тёмные волны

Шепчут: «Проси что угодно –

Исполним».

 

 

...Я отвечаю: «Sorry,

Мне рано о чём-то просить

Море».

 

* * *

 

Кипящее море,

Солёные капли,

Шипят и грохочут,

 

Кричат, и ревут, и хохочут:

«Затопим всё, смоем,

Не оставим мы камня на камне!».

 

А я жду корабль,

Куда мне

Сквозь шторм, ветер, осень

 

Кажется, не попасть и матросом,

Штурманом, коком…

Но я надеюсь. Я жду корабль.

 

Безразличен мне флаг и цвет парусов –

Я не капризная девчонка из сказки Ассоль;

Но мне холодно, страшно и одиноко…

 

А когда я увижу силуэт корабля на востоке,

Где каюты переполнены, запёрты на засов,

Я перестану надеяться, потому что: я – море и небо, и соль.

 

Юное солнце

 

Скорее с фиолетовой, мятой
Скатерти,

Звёзд крошки и пятна,

Смахните аккуратно,

Выбросьте, отстирайте!

Нет, я не буду слушать никаких «но» –

 

Нет смысла притворяться,

Что скованы сном,

Тем, кто давно страдает бессонницей

Или тем, кому по возрасту положено

Встречать рассвет

И юное солнце!

Уже многоэтажек мачты

Украсили алые паруса –

Прячьте ваши сны, прячьте!

Я не знаю, во что там играют боги,

(Это знал Эйнштейн

И Нобелевский комитет),

 

Однако это будет считаться в порядке вещей,
Если нечаянно солнце-мячик
Разобьёт ваши сны вдребезги!

 

Чертёж

 

То ли туман, то ли смог

Не ложится, а, скомканный зданьями,

Просто лежит, забыт,

 

Небрежно оставлен –

Возможно устал и не мог некто

Вычертить чётко дома и проспекты.

 

Троллейбус

 

Маленькие кафе никогда не напьются белым вином,
Никогда и не сольются с дождём

В единой успешной кинокартине

 

Какого-нибудь российского Квентино Тарантинно,
Или Фредерико Феллини, или…
Впрочем, абсолютно не важно, чьё глянцевое лицо

Будет совместно с пленниками подземных линий
Пересекать незримо ещё одно застывшее надземное кольцо…

Люди при любой погоде будут обсуждать банкеты и сметы,

 

Закуривая ещё одну сигарету или теребя нелепо нитку бус.

В маленьких кафе будут люди мечтать о небе – таком как троллейбус,

Как будто после дождя – синем. Но не нужным богатым и сильным.

 

Купидон

 

Он из-за работы недавно стреляться хотел:

Всюду жалобы, просьбы он слышит…

Его щеки горят – сам бледен как мел.

 

…Мальчик чудесный гуляет по крыше

И не страшно ему на ошибках учиться:

Пьяницы, художники, самоубийцы,

 

Бабочки, массажистки, лягушки-царицы,

Аферисты квартирные, гости столицы,

Мужской пик-ап, женский пик-ап.

 

В результате – кредит на провальный старт-ап…

 

Так бывает! Все по-разному сходят с ума:

 

Пенсионеры переживают роман в поликлинике,

Домохозяйки оптом скупают дорогие крема,

Бизнесмены себя ищут в прозе и лирике.

 

Логика – женская. Мужские – расчёты:

Купить Infinity, продать «шестисотый».

Счастье обещано всем в личной жизни!

 

Купидон работает независимо от погоды.

Если у тебя за спиной что-то свистнет –

Пожелай мальчишке: «Удачной охоты!»

 

Сквозняки

 

Сквозняки дышат в спину –

Ещё чуть-чуть и затащат в кроватку!

Скажешь лишнее слово – заботливый кто-то

 

В чай подмешает малину

(Не придумав иной рецепт приворота).

Значит, будет и жарко и сладко…

 

И мягким бисером мимоза

Рассыплется по улицам промозглым,

По городу, который немножко оттаял.

 

И словно бы в калейдоскопе

Будут тюльпаны причудливых форм,

То ли из Европы,

 

То ли из Китая

Растекаться акварелью, гуашью,

В руках замирая открытками…

 

А еще надо будет потом

Солнце – теплое, настоящее,

Словно аппликацию,

 

Крепко-накрепко жёлтыми нитками

Закрепить на небесной ткани,

Чтобы оно не могло некуда подеваться.

 

Весна

 

Подставляешь утру ветреному щёку –

Истерически пошлым

Снегом бросается в каждого встречного

 

Весна, молодая настолько,

Что управленью погодой ещё не обучена.

И ты подставляешь вторую щёку – весне.

 

Нитка вольфрама

 

Листья деревьев простудно-румяны,

Заткнуты за мокрые пояса тротуаров,

Ветер небрежно ворочает воздух: тяжёлый, сырой,

Где-то варят глинтвейн: пахнет: пряно и пьяно,

Соседи играют фальшиво на фортепьяно.

Накаляется осень, словно нитка вольфрама.

Накаляются отношения, нервы, минуты.

Хочется крикнуть. Но нельзя почему-то.