Андрей Вознесенский

Андрей Вознесенский

За упокой Высоцкого Владимира 
коленопреклоненная Москва, 
разгладивши битловки, заводила 
его потусторонние слова. 
  
Владимир умер в 2 часа. 
И бездыханно 
стояли серые глаза, 
как два стакана. 
  
А над губой росли усы 
пустой утехой, 
резинкой врезались трусы, 
разит аптекой. 
  
Спи, шансонье Всея Руси, 
отпетый... 
Ушел твой ангел в небеси 
обедать. 
  
Володька, 
если горлом кровь, 
Володька, 
когда от умных докторов 
воротит, 
а баба, русый журавель, 
в отлете, 
кричит за тридевять земель: 
«Володя!» 
  
Ты шел закатною Москвой, 
как богомаз мастеровой, 
чуть выпив, 
шел популярней, чем Пеле, 
с беспечной челкой на челе, 
носил гитару на плече, 
как пару нимбов. 
(Один для матери - большой, 
золотенький, 
под ним для мальчика - меньшой...) 
Володя!.. 
  
За этот голос с хрипотцой, 
дрожь сводит, 
отравленная хлеб-соль 
мелодий, 
купил в валютке шарф цветной, 
да не походишь. 
Отныне вечный выходной. 
Спи, русской песни крепостной - 
свободен. 
  
О златоустом блатаре 
рыдай, Россия! 
Какое время на дворе - 
таков мессия. 
  
А в Склифосовке филиал 
Евангелья. 
И Воскрешающий сказал: 
«Закрыть едальники!» 
  
Твоею песенкой ревя 
под маскою, 
врачи произвели реа- 
нимацию. 
  
Ввернули серые твои, 
как в новоселье. 
Сказали: ’Топай. Чти ГАИ. 
Пой веселее». 
  
Вернулась снова жизнь в тебя. 
И ты, отудобев, 
нам говоришь: «Вы все - туда. 
А я - оттуда!..» 
  
Гремите, оркестры. 
Козыри - крести. 
Высоцкий воскресе. 
Воистину воскресе! 
  
          Москва, 1971

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Давид Самойлов
Давид Самойлов «Перебирая наши даты»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Надрывается сердце от муки»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Душно! без счастья и воли»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Олегу Далю»
Расул Гамзатов
Расул Гамзатов «Журавли»