Андрей Мартынов

Андрей Мартынов

Четвёртое измерение № 18 (402) от 21 июня 2017 г.

Подборка: Жил-был – и вдруг…

* * *

 

я жил как все

один из прочих

влачил тащил работал пил

и вдруг 

проснувшись среди ночи

неимоверно ощутил

как лошадь белая

и речка

и ветхий яблоневый сад

и оловянных человечков 

неубиваемый отряд

и ёжик родом из тумана

и коленкоровый портфель

и рама чистая

и мама –

все где-то 

ждут меня 

теперь

 

* * *

 

жили-были

любили

копили

запасали как чувствуя впрок

грозовые июльские ливни

и алеющий майский восток

 

драгоценные зёрна сомнений

и целебные капли обид

составлялись в единые звенья

в целом всё же прекрасной цепи

 

небосвод был высок и незыблем

и никто не боялся войны

нам казалось

другие погибнут

 

а другим

всё казалось

что мы

 

* * *

 

на потолке от абажура круг

по телеку концерт и пьеху кажут

потом все выпьют чаю и уснут

но часовые родины на страже

 

синеет в окнах ночь как баклажан

а детский взор во тьме пугливо шарит

враждебный мрак и космос жуткий там

и бога нет и только лишь гагарин

 

во всех пределах мира знаменит

летает там с улыбкой неизменной

и темнота уже не так страшит

когда есть близкий кто-то во вселенной

 

* * *

 

закончив смену я приеду

к тебе на ветхом шевроле

обама лох спасибо деду 

там будет надпись на стекле

 

я повезу тебя кататься

пока шоссе не замело

мы по дороге свежих санкций

осудим пошлое ярмо

 

и бег прервём в осеннем поле

со свежескошенной травой

где тишь такая будто боле

нет в целом свете никого

 

стряхнув с китайской примы пепел

ко мне придвинувшись плечом

ты спросишь – как тебе прилепин

вчерашний пост его прочёл?

 

дышать покоем будут лица

в которых зла и тени нет

и мир враждебный устыдится

увидя нимбов наших свет

 

* * *

 

ничего не надо 

больше ничего

лишь бы снегопада 

длилось волшебство

 

и струился с неба

падал белый снег

и белее снега

не было вовек

 

и улёгся ветер

на исходе дня

и на белом свете

не нашли меня

 

* * *

 

блажен кто был от жизни пьян

и кто успел опохмелиться

к нему нездешняя жаль-птица

слетает в гости по ночам

 

едва погаснет небосвод

она на тумбе прикроватной

сейчас усядется внезапно

и вахту тихую несёт...

.....................................

 

и даже печень не клюёт

так... иногда... сердечко 

цапнет

 

* * *

 

потёртый серенький диванчик

комод и стул 

чего ж вам боле

старушку божий одуванчик

один господь видать и холил

и он же грел 

питал 

и нянчил

 

когда на хлеб хватало денег

могла купить и детям тортик...

 

она скончалась в понедельник

чтоб выходные им не портить

 

поэт и старость

 

духом крепну

и слабею телом

реки жизни вымывают кальций

но ещё перо как парабеллум

держат пальцы

 

бахус позабыт

и камасутра

не проснусь уже с вопросом – где я?

впрочем для создания уюта

есть икея

 

что сравнится с нежной безопасной

чувственной округлостью дивана?

кто ещё такой согреет лаской

как не ванна?

 

есть и компаньон по жизни зыбкой

близкий друг

умён

находчив

ловок

говорит что дружит не за рыбку

врёт подонок

 

мы теперь без суеты излишней

ловим тени в сумраке былого

глупый кот гоняется за мышью

я – за словом

 

* * *

 

вот и дом

стремглав на третий этаж

в полумрак как советские куры синий

постучав шепнуть 

это я наташ

и упасть на колени 

перед святыней

 

неприкаянной мордой щенячьей в пах

чтоб услышать

милый мой

глупый мальчик...

.................

неизвестный мне брат

на каких правах

моя девушка 

твоих внуков нянчит?

 

сорок лет в пустыне брожу одинок

а вернись хоть на миг этот день осенний

да какой там готов целовать песок...

 

я бы вылизал 

все тридцать шесть ступеней

 

* * *

 

мы идём за синекурой 

глупой птицей

синей курой

что нахохлившись понуро 

неизвестно где живёт

чтоб стоптав вконец котурны 

взять её на понт гламурный

и содрать с неё три шкуры  

и набить себе живот

 

цель ничто 

в погоне смысл 

в ней разгадка букв и чисел

чтоб проникнуть в эти выси 

неподвластные уму

человек из чрева вышел 

взял с боями перемышль 

показал всем шишел-мышел 

и опять ушёл во тьму

 

где найдём родные дали 

на майорке ли 

в непале

на грудях ли тёти вали 

с автобазы номер пять

чтоб лежать и видеть звёзды 

не меняя стран 

и позы

а когда придут морозы 

благодарно умирать

 

* * *

 

всё до рваного тельника

до значка стройотряд

до креплёного терека

и сухого для баб

 

до помпезного балчуга

где аванс был зарыт

до спидолы не гаснущей

от зари до зари

 

до трамвайного скрежета

у покровских ворот

до писателя брежнева

до сациви и шпрот

 

до играющей блёстками

новогодней пурги

заберу с собой господи

а тогда уже 

жги

 

* * *

 

я агроном и огурец

и сотворён и со-творец

я мал да нал как золотник

и стоек словно нервный тик

 

я ем и выеден яйцом

вожу пером и сам ведом

зову и не иду на зов

гожу но вечно не готов

 

робея лезу на рожон

вышучивая сам смешон

живу горя средь воронья

а возле пламенных темня

 

я выжат и недостижим

тягуч но таю словно дым

я па что только раз из ста

вдруг вытанцовывается

 

* * *

 

миру мир человеку волк а мне джезказган

потому что поёт и пляшет в груди кайло

я родился утром и мой акушер был пьян

цезарь умер но что мне цезарь когда светло

 

скоротаем ночь осуши брат чашу вина

синих глаз океан не вычерпать никому

до небесных кущей дорога лежит длинна

если сто сорок унций золота на кону

 

на твоём лице смерти знак ты его сотри

не проси пощады сожги на костре послов

а потом мы все дружно скажем на раз два три

хай живегамарджобабаревдзесмазелтоф 

 

саблей вдаришь подранка в харю ему конец

говорят в городишке есть приличный бордель...

 

не ищи в моих снах бредовых смысла глупец

это просто дверь...

просто дверь

 

* * *

 

ты помнишь брат районный наш дк 

очаг антисоветской поп-культуры

под своды чьи сказать литературно

меня уносит памяти река

 

там ледокол страны ссср

сжимается до палубы танцпола

и девушки не превратившись в стерв

пока внимают музам благосклонно

 

но самая красивая из фей

уходит как обычно с голосистым

я пью вино и думаю о ней

горюя что не создан вокалистом

 

а ты такой весёлый молодой

мне говоришь но что уже не вспомню

для съевших вместе алкоголя тонну

любые тексты в принципе отстой 

 

без слов понятен главный постулат

и клавишнику и бас-гитаристу 

жить будем вечно 

ты и я 

и диско...

 

не получилось

ты не виноват

 

* * *

 

жуткий хор сошёлся вместе

кто ревёт

а кто мычит

в белом саване хормейстер 

дирижёрской палкой – чик

 

ткнёт в загривок и потушит

для осаленного свет

и живое рухнет тушей

станет фаршем для котлет

 

и исчезнут растворившись

в угасающих зрачках

прохудившаяся крыша

и дымившийся очаг

 

и солома что кололась

и пугающая мгла

и звенящий детский голос 

мама 

зорька родила!