Андрей Крюков

Андрей Крюков

В лето бурных сражений, побед и удачных 
     походов 
Мамелюков отряд заплутал в африканской 
     пыли, 
В эти земли султан, покоривший десятки 
     народов, 
Их призвал, и они подчинились и к ночи 
     дошли. 
В восхищеньи застыв перед великолепьем 
     сераля, 
У открытых ворот они спешились, сбруей 
     звеня. 
К ним никто не спустился… И сонный 
     дворец озирая, 
В коридоры проникли они, не встречая 
     огня. 
Звёздный дождь на спиралях колонн и на 
     смуглых героях – 
Только он спорит с сумраком лестниц, 
     ковров и дверей. 
Звуки вязнут в коврах, гаснут тени в 
     дворцовых покоях, 
Тишиною объяты порталы и строй галерей… 
Бесконечность пролётов, согретых 
     спокойным дыханьем, 
Закружила отряд, завела в удалённый 
     придел, 
Где в часы безмятежья и сладостных снов 
     колыханья 
Отдыхал бедуин, утомлённый от праведных 
     дел. 
Он пришёл налегке по следам золотых 
     караванов, 
И доверил султану рецепты любви и 
     добра… 
Но не вызвав ничем благосклонности 
     сытых османов, 
Попросил лишь еды и покоя в тени до 
     утра. 
Что влекло их к ночному пристанищу 
     скромного старца? 
Не расскажут мулаты, смолчал и упрямец 
     седой… 
Их ответ бы, возможно, кому-то помог 
     разобраться, 
Но пронёсся бесследно тот бег под 
     коварной звездой. 
Свет её приманил недалёких, 
     бесхитростных стражей 
И заставил трепещущей дланью коснуться 
     двери, 
Вот уж первый из них в неожиданно 
     вспыхнувшем раже 
Распахнул эту дверь и застыл, озираясь, 
     внутри… 
Как костёр, перед ним заискрились 
     сапфировы грани, 
От алмазных огней с непривычки рябило в 
     очах, 
Над дарами повисло сиянье, и в этом 
     тумане 
Он с трудом различил: то не келья – 
     пещера в свечах… 
Удлиняются тени, ломаясь на сумрачных 
     сводах, 
Это руки мулата по россыпям дивным 
     скользят, 
Не заметил наёмник, что стены 
     сомкнулись у входа, 
И как вход не найдя, затерялся за ними 
     отряд. 
Опустившись, об острые камни изранив 
     колени, 
Наш герой ухватился за выступ, 
     торчавший как перст, 
Отделив эту вещь, он поднялся, и рваные 
     тени 
Заметались в тумане и, словно с 
     насиженных мест, 
Поднялись, полетели, и нет больше 
     низкого свода, 
Стены будто открылись, исчезли друзья и 
     дворец… 
Светит солнце, и небо всё то же, и 
     снова свобода, 
Но к решающей схватке готовится смуглый 
     боец. 
Что он видит? Пред ним уводящая в поле 
     дорога, 
Крыши пыльных домишек осели под 
     тяжестью лет, 
Люди в ветхих одеждах в молчаньи стоят 
     у порогов, 
Недоверчиво смотрят, как странный 
     резной амулет 
Разминает в руке незнакомец свирепого 
     вида, 
Появившийся к ним, несомненно, с 
     высоких небес, 
Торс его повторяет черты молодого 
     Алкида, 
А глаза, так сверкая, таят абиссинский 
     разрез… 
Сжался век и затих, шагу сделать никто 
     не решится, 
И в смятеньи повисшем любой был бы 
     лишним порыв, 
Разве мог он представить, что кто-то 
     его не боится 
И протянет ладони, свой стан для 
     объятий открыв? 
Несмышлёный цветочек в лоскутном 
     смешном одеяньи 
Захотела потрогать игрушку, что держит 
     мулат, 
И разжав свои пальцы, на кратком ещё 
     расстояньи 
Он и сам восхитился, какой ему вынести 
     клад 
Удалось из пещеры: чистейшим алмазом 
     украшен 
И рубиновой россыпью, словно бронею, 
     покрыт 
Золотой постамент, а над ним в 
     окружении башен 
Обелиск возвышается, тонкой лозою 
     обвит. 
Унесла его девочка, лодочкой легкой 
     взмывая, 
И замешкался воин, и тут же из разных 
     сторон 
Потянулся народ, спохватился, вино 
     наливая, 
Увлекая под крыши в дома, и послушался 
     он… 
В их простом окруженьи он запах почуял 
     из детства – 
Так же пахли лепёшками мамины руки 
     тогда,  
В этот вечер почти не ложились, пока по 
     соседству 
Им, как равным, светила далёкая эта 
     звезда.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Иннокентий Анненский
Иннокентий Анненский «Дети»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Годятся лучшие врачи»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Пастернаку»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Человеку надо мало»
Юрий Воронов
Юрий Воронов «Память»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Любовь»