Анатолий Жигулин

Анатолий Жигулин

Анатолий ЖигулинАнатолий Владимирович Жигулин (1 января 1930, Воронеж, СССР – 6 августа 2000, Москва), советский российский поэт и прозаик, автор ряда поэтических сборников и автобиографической повести «Чёрные камни» (1988).

 

Из книги судеб. Родился в семье выходца из многодетной крестьянской семьи Владимира Фёдоровича Жигулина (родился в 1902-м) и Евгении Митрофановны Раевской (родилась в 1903-м), правнучки участника Отечественной войны 1812 года, поэта-декабриста Владимира Раевского.

Отец работал почтовым служащим и страдал открытой формой чахотки. Поэтому детьми (их кроме Анатолия в семье было ещё двое – младшие брат и сестра) занималась в основном мать. Она любила поэзию и часто читала детям стихи. Мать умерла в 1999 году…

В 1947 году Анатолий и несколько его друзей-одноклассников создали «Коммунистическую партию молодёжи» – подпольную организацию, целью которой молодые люди видели борьбу за возврат советского государства к «ленинским принципам». Также «в Программе КПМ содержался секретный пункт о возможности насильственного смещения И. В. Сталина и его окружения с занимаемых постов». Вскоре организация насчитывала порядка 60 человек.

Однако даже тщательная конспирация не спасла участников КПМ от раскрытия их «заговора» и последующего преследования. Осенью 1949 года начались аресты членов организации. Всего было арестовано примерно 30 человек, то есть половина от общего числа членов КПМ. В числе арестованных оказался и Анатолий. Арестованных содержали в здании № 39, находящемся на улице Володарского.

24 июня 1950 года решением «Особого совещания» Жигулин был приговорён к 10 годам лагерей строгого режима.

В сентябре 1950 – августе 1951 годов отбывал наказание в Тайшете (Иркутская область), работал на лесоповале.

После этого был отправлен на Колыму, где провёл три каторжных года.

Освобождён в 1954-м по амнистии, в 1956 полностью реабилитирован.

В 1960 году Жигулин окончил лесотехнический институт. За год до этого в Воронеже вышел первый сборник его стихов – «Огни моего города».

4 ноября 1961 года Жигулин знакомится с Александром Твардовским, который с января 1962 года публикует в «Новом мире» несколько подборок стихов поэта. А в 1963 году в свет выходит первый «московский» сборник стихов Жигулина – «Рельсы», который собрал множество положительных отзывов критики. В том же году Жигулин поступает на Высшие литературные курсы Союза писателей СССР. С этого времени он живёт и работает в Москве.

В 1964 году в Воронеже выходит в свет книга стихов поэта «Память», затем в Москве публикуются его сборники «Избранная лирика» («Молодая гвардия», 1965) и «Полярные цветы» («Советский писатель», 1966).

В последующие годы из печати регулярно выходят сборники стихов Жигулина – «Прозрачные дни» (1970), «Соловецкая чайка», «Калина красная – калина чёрная» (оба 1979), «Жизнь, нечаянная радость» (1980), «В надежде вечной» (1983).

В 1987 году опубликован цикл стихов поэта «Сгоревшая тетрадь».

В 1988 году в 7 и 8 номерах журнала «Знамя» вышла в свет автобиографическая повесть Жигулина «Чёрные камни», вызвавшая большой общественный резонанс. В книге он рассказывал о своей семье, о детстве и юности, но подробнее всего – о подпольной организации «Коммунистическая партия молодёжи», об аресте её участников и о жизни в заключении. Повествование иллюстрируется стихами самого Жигулина, написанными в те годы.

В июле 2000 года поэт закончил составление нового сборника – «Стихотворения», вышедшего небольшим тиражом уже после его смерти.

Умер Анатолий Владимирович в Москве на 71-м году жизни.

 

Первоисточник: Википедия

 

* * *

 

Приехал в Воронеж Анатолий Жигулин. Случайно с ним встретились на проспекте и как-то незаметно оказались в моей комнате студенческого общежития. За распитием вина шёл разговор о жизни, о поэзии.

Жигулин в своё время учился в лесотехническом институте. И, очевидно, ностальгируя по прошлому, в разговоре заметил

– Если б я пошёл по научной стезе. Сейчас бы уже был профессором.

Я ему возразил:

– Ну и что? Профессора Жигулина не знал бы никто, а поэта Жигулина знает вся страна.

Он улыбнулся:

– Это ты правильно подметил.

Читал ему свои стихи. Жигулин говорил добрые слова, подарил мне свой новый сборник «Поле боя» с такой надписью: «Анатолию Нестерову. Ты пишешь очень хорошие стихи, с большим удовольствием я их сегодня слушал».

На следующий день, трезво прочитав его автограф и скептически взглянув на свои опусы, я пришёл к выводу: когда над человеком витает дух блоковской истины, то истины, которые им высказываются, весьма сомнительны.

 

 

* * *

 

Неожиданно для себя получил письмо из Москвы от Анатолия Жигулина. Привожу его дословно.

 

«А. Нестерову

6 февраля 1992 года, четверг

 

Дорогой Анатолий!

Я давно получил твои прекрасные стихи о Г. Луткове. Хотел их опубликовать в своей статье “Жертвы и палачи (Литгазета, 20 июня 1990 г., с.11), найди и прочитай ее. Там я прямо назвал отца Г. Луткова палачом, а Геннадия стукачом.

Однако твои стихи не взяли. Ты по рассеянности забыл поставить под ними свою подпись.

Пришли экземпляр с подписью. Я опубликую их в “Л. Г.“ или в “Комсомолке” в своей статье.

Обнимаю!

Анатолий Жигулин.

 

Бываешь ли в Москве. Мои телефоны: 28-34-51 дом. 593-08-35 дача в Переделкино. Я подарил бы тебе книжное издание “Чёрных камней”. Оно богаче, полнее и острее журнального. И с фотографиями. А по почте посылать книгу безнадёжно – воруют мои “Чёрные камни”.

Ан. Ж.»

 

Последний раз я встречался с Анатолием Жигулиным будучи студентом. За бутылкой вина мы с ним были на «ты». С тех пор прошло уйма лет. Он стал известным, и не только известным, но и прекрасным нашим поэтом. В ответном письме я постеснялся ему «тыкать». Возможно, и зря, потому, что во втором письме ко мне, очевидно, учитывая мое обращение к нему, он перешёл на «вы».

А ответ я написал ему такой:

 

«Дорогой Анатолий Владимирович!

Получил ваше письмо, которое напомнило мне, что, действительно, когда-то, сразу после прочтения “Чёрных камней” одним залпом за считанные минуты, я написал стихотворение о Луткове.

Сразу же, отпечатав его на машинке, первый экземпляр послал в журнал “Знамя”, второй оставил у себя, забыв о нём начисто. И вот сейчас, трижды перебрав все свои папки, стол, не могу найти свой экземпляр. Очевидно, выбросил его с ненужными бумагами. Честно говоря, я не придавал этому стихотворению никакого значения. Мне казалось, что оно – сиюминутный всплеск души, который не имеет ценности.

Твердо веря, что это стихотворение никому не нужно, я отнёсся халатно к его сохранению. Если оно у Вас сохранилось, то я готов его подписать, приехав в Москву…

Анатолий Владимирович, очень благодарен Вам (если Вы ещё не передумали) за будущий подарок – книжное издание “Чёрных камней”.

У меня только – журнальный вариант. Книгу купить не удалось. А она необходима мне ещё и потому, что моя жена – преподаватель литературы в старших классах – проводит уроки по “Чёрным камням”.

Всего Вам доброго, здоровья, успехов –

А. Нестеров

P.S. А “Литгазету» я выписываю уже больше 20 лет, поэтому статью “Жертвы и палачи” прочитал внимательно ещё тогда, в июне 1990 года.

А. Н.»

 

Вместе с этим письмом я послал Анатолию Жигулину и свой сборник стихов «Капля времени». Ответа долго не было. И вдруг получаю письмо.

 

«А. Нестерову

8 мая 1992 года

Москва

 

Дорогой Анатолий!

Два с половиной месяца не мог ответить на Ваше письмо – тяжело болел, да и сейчас болезнь меня ещё не оставила.

Спасибо Вам за “Каплю времени”! Это живая, полнокровная книга, творчески и философски зрелая. Очень хорош главный мотив сборника – горьковатое ощущение быстролетящего, неповторимого времени. Этот мотив особенно мне близок. Посылаю для подписи три экземпляра Вашего стихотворения. Вы весьма неправы в оценке. Оно вовсе не сиюминутное. Оно сильное, оно – важный документ нашей трудной эпохи.

Если будете в Москве, позвоните во второй половине дня. Телефоны: 280-34-51 дом. и 593-08-38 – Переделкино. Книжное издание “Чёрных камней”

готово для Вас. Желаю здоровья, творчества и любви!

Анатолий Жигулин».

 

Расписавшись на экземплярах своего стихотворения, которые мне прислал Жигулин, я два экземпляра отослал ему, один оставил себе. До сих пор мне неизвестно, пригодилось ли это стихотворение Анатолию Жигулину, было ли оно напечатано или нет.

Учитывая, что это «важный документ нашей трудной эпохи», по выражению поэта, а, на мой взгляд, скорее всего, – документик, считаю необходимым вынести на суд читателей строчки, которые вышли залпом из под моего пера после прочтения в журнале «Знамя» «Черных камней».

 

Открытое письмо Геннадию Луткову

 

Скажи, Геннадий,

что такое совесть?

Забыл? Совсем не знал?

Что ж, извини…

Мы в твой из юности

ушедший поезд

на час вскочить сумели

в наши дни.

Ты думал, что поступки

напрочь канут,

не доживут до наших дней,

когда в друзей швырял

такие камни,

что зубы вылетали у друзей.

Всё остаётся людям:

дело, слово.

Пойми, Геннадий, ты

в конце концов, –

не спрячешься под именем Чижова,

у подлецов всегда одно лицо.

Что совесть для тебя?

Кусок бы хлеба,

Да с маслом, да с икрой –

вот это, да!

Ты, Гена, никогда поэтом не был.

Предатель им не будет никогда!

Когда предатели

идут в приятели,

они не ведают про страшный час.

Запомните, российские предатели,

Найдутся «Камни чёрные» для вас.

 

7 сентября 1988 года

 

Это стихотворение мною было послано в журнал «Знамя», печатать его не стали, а передали Анатолию Жигулину. Вот так оно попало к нему.

 

Анатолий Нестеров

 

Иллюстрации:

фотографии Поэта разных лет;

автографы писем Анатолия Жигулина,

адресованных Анатолию Нестерову;

обложки некоторых книг Поэта…

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Дверовозик интернет магазин дверей

Дверовозик интернет магазин дверей.

магазин-дверей33.рф