Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу

Анатолий Кобенков

Анатолий Кобенков

Анатолий КобенковИз книги судеб: Анатолий Иванович Кобенков (9 марта 1948, Хабаровск – 5 сентября 2006, Москва) – русский советский поэт, эссеист, литературный и театральный критик, переводил еврейских, латышских и польских поэтов.

Анатолий Иванович Кобенков родился в Хабаровске. Мать, Дора Давыдовна Кобенкова, работала учительницей английского языка.

Вырос и учился в Биробиджане, где дебютировал в областной газете «Биробиджанская звезда».

Учился в Хабаровске, старшие классы заканчивал в вечерней школе, одновременно в 1964 – 1966 годах работал слесарем, учеником токаря, потом токарь второго разряда. В 1966 – 1970 годах – рабочим геологоразведочной экспедиции в Уссурийской тайге. Поступил в Литературный институт имени А. М. Горького на заочное отделение, в связи с призывом в армию приостановил учёбу в Литинституте.

Служил в рядах Советской армии под Хабаровском.

В 1973–1978 годах работал редактором радио Ангарского нефтехимического комбината (Ангарск, Иркутская область), в 1978–1991 корреспондентом газеты «Советская молодёжь» (Иркутск).

В 1978 году принят в Союз писателей СССР.

В 1980 году окончил Литературный институт имени А. М. Горького.

В начале 1990-х годов внутри Иркутской писательской организации возник разлад, причины которого носили политический и национально-культурный характер. В 1992 году образовалось Иркутское региональное отделение Союза российских писателей, в которое наряду с другими 10-ю писателями вошёл и А. Кобенков. После ухода из жизни Анатолия Шастина и Марка Сергеева, возглавлявших его Иркутское отделение, А. И. Кобенков стал руководителем этой организации.

С 1992 года вёл детскую театральную студию при школе-лицее № 47 города Иркутска, вёл на телеканале «Город» (Иркутск) ежедневную передачу, рассказывающую о книжных новинках.

С июня 1997 года ответственный секретарь Иркутской организации Союза российских писателей.

С 2005 года проживал в Москве.

Анатолий Иванович Кобенков умер 5 сентября 2006 года в Москве. Отпевание состоялось 8 сентября 2006 года в церкви Косьмы и Дамиана в Столешниковом переулке. Похоронен на Переделкинском кладбище.

 

* * *

 

Анатолий Кобенков. Портрет Ильи Смолькова (2001)Хрупкий воздух Анатолия Кобенкова, исколотый счастьем и мукой стихосложения, корнево питался от сибирской силы и шири, бархата её снегов и могучего городского плетения.

Зрачок, выпитый ощущеньями, сообщал особый оптический фокус стихам, возникавшим вспышками, точными озарениями – и зыбкими догадками о сущности жизни – в конце концов, что такое поэзия, как не попытка расшифровать жизнь.

Трава говорит, и снег напевает – мелодии и говорение складываются в каталог жизни человека одинокого, сильного, стойкого; человека умеющего перевести внутреннюю свою гамму в такое поэтическое видение, когда стихам не грозит мох времён.

«Держась живых, не оставляя мёртвых…» – строчку можно расценивать, как девиз: девиз стоический, ибо жизнь подъедаема смертью, бесстрашие перед лицом который – возможный удел святых и героев; но жизнь наполнена живыми, и только их объединённое тепло и обеспечивает её движение и дыхание.

Бытие – вариант густейшей плазмы, где кадушка с огурцами соседствует с нищим, с плачем ребёнка или домашним ворчанием жены:

 

Осень

 

Пора, мой друг – вдоль буковок затёртых,

терзая ямб, не замечая власть,

держась живых, не оставляя мёртвых –

беспамятства и памяти держась.

 

Пора туда, где и без нас, и с нами

продлится жизнь, где, память отключив,

бомж со слезой, кадушка с огурцами,

ребёнок плачет, а жена ворчит,

 

где токарь точит, а кухарка парит,

мысль ни к чему, а глупости важны,

где память зажигает свой фонарик,

горит свеча и жар от тишины...

 

Жар, идущий от тишины – воистину поэтический жар, ибо только из неё произрастают стихи, страхуя сильный ум от грязи шума и шороха суеты.

И благодарность поэта всему, составляющему круг существования, безгранична: пусть всякая система настолько система, насколько она исключает из себя всё, мешающее её функционированию, жизнь – система систем, и отсюда:

 

Спасибо всему, что на этой земле

ещё остаётся: Строке, на столе

сомкнувшей крыла свои; свету,

Который, как мы с тобой, тысячи лет

отыскивал эту планету.

 

Спасибо всему, что случилось: губам

распахнутым, снам, что наснились,

Спасибо ломившимся к нам тополям

за то, что они были дадены нам

на счастье и в счастье сложились.

 

Спасибо за то, что могу говорить:

– Спасибо, – за то, что могу повторить:

– Спасибо, – и вновь повториться:

– За то, что нас жизни возможно лишить,

а жизнь ничего не лишится.

 

…ибо жизнь приобретает нечто невесомо важное с каждым удачным, вписанным в неё стихом.

 

* * *

 

Иркутский воздух Кобенкова

Предстанет космосом стиха.

Оттенками играет слово,

Коль сила смысла велика.

Из тишины всегда восходит

Мху жизни не подвластный стих.

И – смерти отрицает холод

Сильнее данностей других.

 

Александр Балтин

Подборки стихотворений