Анатолий Иосилевич

Анатолий Иосилевич

Вольтеровское кресло № 6 (246) от 21 февраля 2013 г.

Подборка: На незримых праведных весах

Стихи разных лет

* * *

 

Где б ни был ты, принадлежи себе

Всегда себя ловлю на этом слове я.

И не пытайся диктовать Судьбе

Какие бы то ни было условия.

 

Уходит время, вехами соря,

И остаёмся мы, уже не ведая,

А сколько их, по правде говоря,

Осталось дней, что за тобой последуют.

 

Угрюмо чертит осень за окном

Свои замысловатые каракули.

Пролился дождь, как окоём вверх дном,  –

И стёкла, не укрытые, заплакали.

 

Природа тоже ищет смысл в борьбе –

В том убеждались и зимой, и летом мы…

Теперь я не принадлежу себе,

И радуюсь, насколько можно, этому.

 

* * *

 

Жить. Прижиться. И отважиться,

Словно бабочки у Шумана.

И нечаянно окажется,

Что вот так всё и задумано…

 

Время быстро растворяется,

Но всегда во что-то рядится –

То смешит, то притворяется,

То сулит, что всё уладится.

 

Но приходит вдруг взросление,

И Судьба – твоя попутчица.

И другое поколение

На твоих ошибках учится.

 

Ну, а дней – не строй, а месиво,

Только жизнь строкою строчится.

Хоть порою жить невесело,

Но, скажу вам, очень хочется…

 

Хронологии

 

Минутная слабость.

Часовая готовность.

Суточная проверка.

Недельная командировка.

Месячная зарплата.

Годовая отчётность.

Пожизненный срок.

Секундная остановка сердца.

И – вечное блаженство…

 

А где-то – первый крик.

Вторая реальность.

Третья молодость.

Четвёртое измерение.

Пятый угол.

Шестое чувство.

Седьмое небо.

Последний путь.

И опять – вечное блаженство…

 

* * *

 

Не возвращайтесь в старые места,

Где вас не ждут, хотя и будут рады.

Там жизнь текла, парадна и проста,

там было всё – и кривда, и награды.

 

А может, это просто миражи,

По прошлому тупая ностальгия –

Теперь пойди, попробуй, докажи,

Что раньше были времена другие.

 

Есть в прошлых днях неповторимость сна.

И всё же, этим зря не обольщайтесь.

И если жизнь сегодня вам тесна –

Тем более, тогда, не возвращайтесь.

 

* * *

 

Пришла пора за всё держать ответ –

За все свои прошедшие года,

За все капризно сказанные «НЕТ»,

За все игриво брошенные «ДА».

Но всё равно: как будто с плеч гора,

Гордыня всем содеянным согрета.

Ты чувствуешь: уже пришла пора…

А вот душа ещё не верит в это.

 

* * *

 

Сам не знаю, чего хочу я,

Сам не знаю, куда иду.

Может, просто, как зверь, почуял

Приближающуюся беду.

 

Может, это мною подслушано

У Судьбы в откровения миг,

Может быть, это просто отдушина,

Или всё это, может, от книг.

 

От того многолетнего чтения

Для души. Чтоб была не стара.

Но не думаю, что предпочтения

Поменять мне настала пора.

 

* * *

 

Виноват, не исправлюсь…

Хоть и всё загублю,

Но себе я оставлю

Только то, что люблю.

 

То, чем жил всю дорогу,

Тешил душу и жил…

Может, смысла не много

В том, чем я дорожил.

 

Только не променяю

Я ни года, ни дня…

И поэтому, знаю,

Вы простите меня.

 

* * *

 

Слова молчат. Иль, друг за друга прячась,

Зовут вернуться в прошлое. Оно,

Сегодня откровенно обозначившись,

Похоже так на старое кино,

Где ленты перепутаны на склейке –

Сплошной абсурд, а смысл, как сон дурной,

В котором жизнь не стоит ни копейки…

Но жизни, к сожаленью, нет иной.

 

 

* * *

 

Ни отпущение грехов,

Ни посвящение стихов,

Ни тихое грехопадение,

Ни блеск святого поведения,

Ни смысл борьбы,


И ни борьба без смысла –

Как знак Судьбы.

Но почему так кисло,

И горько, и обидно, и смешно

Считать грехом, что вовсе не грешно, –

И извлекать полезные уроки

Там, где уже погребены пророки.

 

 

 

* * *

 

Всё в мире изменяется. И пусть

В движении своём не остановится,

И пусть случится так, что просто грусть

Несбыточною радостью становится.

 

И жизнь, плоха она, иль хороша,

Помедленнее тоже укорачивается.

Но главное: от тела пусть Душа,

Как можно дольше здесь, не отворачивается.

 

* * *

 

Много раз моя жизнь перечитана

Мной от самой первой строки –

Ничего-то в ней нет нарочитого

Разным мнениям вопреки.

 

Будто время былое скукожилось,

Дни, как оттиски старых клише, –

Что-то сгинуло, что-то отжило,

Что-то болью застряло в душе.

 

И на завтрашний день ли рассчитывать,

Или прошлого память спасать.

Много раз можно жизнь перечитывать,

Но нельзя её переписать.

 

* * *

 

Опять ноябрь нашёптывает скупо –

Дождь моросит, и нет ему конца.

Развеселил бы кто-то, хоть и глупо,

Или плеснул хорошего винца,

 

Чтоб захмелеть, и мчаться без оглядки

Туда, где нет ни книжек, ни газет,

Чтобы махнуть рукой на беспорядки

Там, где порядка не было и нет.

 

И оправдать любое искушенье,

Передоверив всё календарю…

И знать, что я имею отношенье

К тому, о чём сегодня говорю.

 

1994, ноябрь

Москва

 

* * *

 

Я сам себе придумал правила,

А после сделал исключения.

И жизнь меня тихонько правила,

Читала мне нравоучения,

Учила долго уму-разуму,

В душе надеясь, что не струшу…

Жаль только: не смогли ни разу мы

С ней заглянуть друг другу в душу.

 

* * *

 

Гудит досужая молва:

Ничтожен мир. И мы ничтожны.

Но почему так осторожны

В тоске рождённые слова.

 

Не обессудь. Природы суть

Наивна, если не мятежна.

Я говорю об этом нежно,

И продолжаю бренный путь,

Где каждый день обыкновенный

Далёк от радостей покоя.

Но где, скажите, во вселенной

Ещё отыщется такое…

 

* * *

 

А письма пропадают, как назло, –

И адресат потерян. В длинном списке,

Кому с моим письмом не повезло,

Немало дорогих людей и близких.

А письма пропадают, как назло.

 

И объясненья нет тому явленью:

Твой голос, растворившийся в тиши,

Способствовал, однажды, появленью

Двух слов лишь «Не уверен – не пиши»…

И объясненья нет тому явленью.

 

* * *

 

Я сам с собой любил поспорить,

И сам себя повеселить.

То был я сам с собою в ссоре,

То сам себя хотел простить.

 

Но вот оно, пришло прозренье,

И мир открылся от начал,

Дыханье новое и зренье

Познал – и сразу закричал.

Исчезла слепота глухая,

стал чуток слух и глаз остёр:

там столько лет, не затухая,

горит немыслимый костёр…

 

Вот здесь бы и конец той сказки.

Но, откровенно говоря,

Ведь зря устраивал я пляски

Вокруг того костра. Ох, зря…

 

Реплика по поводу…

 

Я познал, что такое страх, –

Без страшилок познал и пугал:

Я сижу в четырёх стенах,

И ищу здесь свой пятый угол.

 

* * *

 

Что осталось от того пророчества?

Вкус воды? А может, цвет огня?

Или смысл двойного одиночества,

Свившего гнездо внутри меня?

 

Я его носитель и проситель,

Я его хранитель и транжир.

Потому прошу: меня простите,

Если что неправильно сложил

В этой жизни, полной зла и блеска.

Так воздастся пусть на небесах –

В виде полной меры иль довеска

На незримых праведных весах…