Анатолий Берлин

Анатолий Берлин

Песнь всех песней поёт лишь о 
     Ней... 
                                        
                         «Песнь Песней» 
I 
  
Любил своих наложниц Соломон, 
Любил рабынь, семьсот прелестных жён, 
Экзотику египетского платья 
,царицы Савской страстные объятья, 
И музыкальных дочерей Седона, 
Что лирой услаждали Соломона. 
  
Но вот в обитель пышную царя, 
Который жил, судьбу благодаря, 
Душистые ветра спустились с гор. 
Росою напоён был их напор, 
И виноградников цветущих аромат 
Своею свежестью ласкал прелестный сад, 
Прервав владыки неглубокий сон... 
  
Поднялся в горы мудрый Соломон, 
В зарю шагнул и первая слеза 
Там опустилась, где нежна лоза. 
  
Он спрятался за зеленью густой, 
Пленённый песней девичьей простой. 
  
Пред ним за низкой каменной стеной – 
Смуглянка с тёмно-рыжею копной 
Искрящихся бесчисленных кудрей, 
Пронзённых солнцем. 
                        Смотрит царь 
     царей – 
Глаза его, как стрелы из бойниц, 
На тени от трепещущих ресниц, 
На дивный стан, упругие сосцы, 
На жадность губ, блестящие резцы... 
И речь ведёт, желанье надломив, 
Чтобы услышать имя – Суламифь. 
                           
II  
  
Настала ночь, безмолвье сторожа. 
А Суламифь не спит и, чуть дыша, 
Робея перед будущим прекрасным, 
Себя лелеет благовонным маслом, 
Неторопливой занята игрою, 
Изгибы тела обводя рукою. 
Освещены луною плечи, грудь, 
Круг бёдер, шеи долгий путь, 
И мрамор стройных оголённых ног, 
И прелести, что видел только Бог. 
  
Хрустит песок, недвижна Суламифь, 
А царь, тихонько двери отворив, 
Губами припадает к её рту 
И пьёт невинность, радость, красоту, 
Дыханье частое и молодости жар. 
И чувствует занявшийся пожар. 
  
Безумные слова, смущенья миг, 
Блаженная слезинка, сердца крик, 
Восторженного тела аромат 
И ласки, что касанием пьянят, 
Соединились в таинство любви 
И за собой две жизни увлекли. 
  
III 
  
Рабыни одевают Суламифь, 
Её в царицу разом обратив, 
В тунике цвета солнечных лучей 
Она ещё изящней и милей. 
  
А Соломон, поэт, мудрец и царь, 
К коленям нежным, как златой янтарь, 
Склонив главу, возлюбленной своей 
Описывает таинства зверей, 
Рассказ ведёт о звёздах, колдовстве, 
Каменьев драгоценных естестве, 
И пролетают быстро день за днём. 
  
Уж семь ночей, как Суламифь с царём, 
Предавшись неге, страстью неземною 
Смущают высочайшие покои 
На ложе в обрамлении фигур, 
Ковром покрытым из тигровых шкур. 
  
Вино несут им, яства и масла, 
И украшения, которым несть числа. 
  
IV 
                    
Красавица Астис, порочная царица, 
Мужчинами не может насладиться, 
Её сжигает ревности огонь, 
И в сердце сладострастном гнев и боль. 
Она отвергнута великим Соломоном, 
Дворец её наполнен мукой, стоном, 
Не утолить ни сказочным богатством, 
Ни оргий бесконечных святотатством 
Злой ненависти алчущей Астис 
К той девочке, что с гор спустилась 
     вниз. 
  
Любовника зовёт в свои покои – 
Является послушно смелый воин 
И получает женщины приказ: 
Убить двоих немедля, сей же час. 
  
Ночь побеждает вечер догоревший, 
А стражник, от коварства онемевший, 
Желаньями снедаем и борьбой, 
Свой меч блестящий грозною рукой, 
Войдя бесшумно в спальню к Соломону, 
Забыв закон повиновенья трону, 
Ползучий страх на сердце победив, 
Заносит над несчастной Суламифь. 
  
Удар короткий, удивлённый крик, 
Царя безумный побледневший лик 
И стон его, пронзивший темноту... 
  
Стоит мудрец, поверивший в мечту, 
Над телом, остывающим в крови, 
Над девочкой, познавшей миг любви. 
… 
Прошли века, остался древний миф 
Об обожжённой солнцем Суламифь.

Популярные стихи

Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Последняя попытка»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Яблоки»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Раскаяние»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Весенние строчки»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Подруги»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Заклинание»