Анастасия Жирнякова

Анастасия Жирнякова

I. Прошлое 
  
1. 
Горели души. 
  
Тела бросая, 
Горели души, 
Не угасая. 
  
Всех бед хлебнувши, 
Легко и смело 
Роняли души 
Нагое тело. 
  
Взлетали души – 
Всё выше, выше 
Всех гор на суше… 
Под ваши крыши, 
  
В дома смотрели. 
А в окнах – дети, 
Милы и спящи… 
И прочь летели, 
Одни на свете, 
В огне горящи… 
  
Для тех, кто смотрит 
На всё снаружи, 
Как было это? 
С губ бранный окрик 
Срывает стужа – 
И вот, раздеты, 
  
Стянув рубахи, 
Уже мороза 
Не замечали… 
Роптали в страхе 
И лили слёзы… 
Потом – молчали. 
  
Они молчали. 
Они метались 
Уже без тел, 
Потерявшись в дыме… 
В немой печали 
Они братались – 
И дым густел, 
Наполняясь ими… 
  
Никто не скажет, 
Когда исчезли 
Из лютой стужи. 
Осталась сажа. 
Им проще, если 
«Баул» не нужен: 
  
Нет больше тела – 
Нет больше боли, 
Не нужно хлеба… 
Осталось, что ли, 
Уйти на волю – 
Вернуться в Небо… 
  
2. 
Без слов, как рыбы, 
Без душ, как глыбы, 
Не толпы – кучи, 
Не люди – вещи, 
  
Лежали трупы. 
Дымились трубы – 
Жил в каждой печи 
Огонь зловещий. 
  
Где прах зарыт их? 
Тела убитых, 
Тела забытых, 
Тела случайных – 
  
Пытались сытых 
И деловитых 
Призвать к ответу 
Своим молчанием. 
  
Те были разны – 
Но были немы. 
А люди гибли. 
Другая раса – 
Другое племя, 
Права другие… 
  
Сперва – кричали. 
Но слух начальства – 
Сверх-отдалёнен. 
Не докричаться. 
  
Штандартенюнкер 
На вой, не внемля, 
Всего-то, плюнув, 
Закроет уши. 
  
И были – дети, 
И были – семьи, 
И были – люди, 
А стали – души… 
  
Тому, кто помер, 
Не нужен номер. 
Не нужно имя. 
Он обезличен. 
Он безразличен. 
Лежит с другими. 
  
Сожжён – закопан. 
А гневный ропот – 
Из-под земли он 
Не раздаётся. 
  
«Чем пайку лопать, 
Подставь-ка локоть: 
Собрат – под ливнем 
Глядишь – смеётся! 
  
А после, если 
Начальство в кресле 
Отдаст приказы – 
Исполним сразу!.. 
  
Мы как солдаты. 
Постой, куда ты? 
Дают лопату – 
Бери лопату!» 
  
И, утирая 
От пота лица, 
Всё грезят раем 
Трудяги ада. 
Им всем простится. 
К чему молиться? 
К чему поститься? 
Хлопот не надо. 
  
«Погон не снимут – 
Авось, поднимут, 
Уж как ведётся, 
Повыше "лифтом"!.. 
А что до Бога – 
Людей-то много… 
Бог разберётся, 
Он справедлив там!». 
  
II. Настоящее 
  
Тревожна память. 
Как будто пламя, 
Живое пламя 
Ревёт сквозь иней. 
  
Ползут мурашки. 
Здесь слишком страшно – 
Так скажет каждый! – 
Бывать и ныне. 
  
Здесь воздух плотен, 
Почти как камень. 
Захочешь – трогай 
Его руками. 
  
И тишина здесь 
Стоит такая – 
Хоть окна настежь, 
Где не смолкая 
  
Всё злей, свирепей 
Стенает стужа, 
И снег, как пепел, 
Над полем вьюжит… 
  
Забрав с собой ли 
Всю жизнь и боль их, 
Как будто став вдруг 
Одушевлённым, 
Здесь ветер воет 
За всех сожжённых 
Безумным, адским, 
Палящим воем – 
  
Как будто молит 
Седое небо 
О жалкой доле, 
О корке хлеба… 
  
Но небо немо. 
Здесь тени дыма 
Всё ищут пепла… 
Но небо немо 
И недвижимо. 
Оно ослепло. 
  
III. Будущее 
  
Уходит в небыль 
Вся боль и немощь 
Баланду евших. 
Былое – было. 
Седое небо, 
Слепое небо 
Своих сгоревших 
Простить забыло – 
  
За то, что всюду 
Свой правый ропот 
Несли, как знамя 
Среди неволи. 
  
Я с вами… буду. 
Чернела копоть. 
Краснело пламя. 
Белело поле.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Письмо про дождь»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Хулиганы»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Лают бешено собаки»
Юрий Кузнецов
Юрий Кузнецов «Тегеранские сны»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я спился. Я схожу с ума»
Константин Симонов
Константин Симонов «Песня о веселом репортере»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Яйцо»