Анастасия Кокоева

Анастасия Кокоева

Наташе Масленниковой 
  
Ты не справляйся о ней, не надо, просто 
     смотри, распахнув глаза… 
Девочка со стеклянным взглядом входит в 
     подвальный зал. 
  
Люди – живые марионетки, пальцы в золе, 
     в голосах – экстаз. 
Девочка в душную входит клетку – омуты 
     вместо глаз. 
  
Тихо, но твёрдо, привычным слогом – 
     только бы голос не задрожал – 
девочка вторит: себе ли, Богу? – как 
     пробиралась дорогой скал, 
долго, в снегу, растопив метели жаром 
     надежды и рук теплом. 
Девочка скажет всё, как хотели, только 
     бы вспомнили о былом. 
  
Искоса видятся чернокрылые, грают на 
     старый, привычный лад, 
каждый пришёл услыхать про быль её, 
     каждый забыл, что и сам крылат, – 
всяко в трактире за старой пристанью 
     проще наслушаться небылиц! 
Девочка прячет себя за мыслями, лишь бы 
     не видеть их пьяных лиц, 
клювов, когтей и, давно опавших, перьев 
     под стульями и корон... 
  
Кто из них, прежних, узнал бы ставшую 
     странницей вечной среди ворон? 
Кто б из них, пущенных на заклание 
     странной судьбе в городах 
     стальных, 
имя прокаркал, как заклинание, чтобы 
     растаяли души их, 
в вечной зиме, на задворках сказочных, 
     там, где погибли и смех, и страх? 
  
Девочка с каждой стеклянной фразою 
     плачет, и тают льдинки в глазах. 
  
Словно на стёклах узором вязевым розы 
     цветут, позабыв январь, 
словно от слов её, верно сказанных, 
     из-под коросты растёт трава, 
почки на угольных ветках – туже, что-то 
     живое течёт в крови... 
Только не спрашивай, просто слушай, 
     просто под чёрным крылом лови 
тысячу лет позабытый импульс, боль, 
     оживляющую зимой… 
  
Девочка взгляд, словно вызов, выбросит, 
     девочка с болью шепнёт «Не мой!»: 
сотни трактиров прошла с пропойцами не 
     за тобой, уж прости – за ним… 
  
Мир тебе, маленькая разбойница, с 
     верным оленем в снегах твоим! 
Долго ль ещё, до какого вечера в диких 
     дорогах, сквозь град и дождь, 
будешь воронам шептать доверчиво, Кая 
     покуда меж них найдёшь – 
меж обращённых Царицей Вьюжною в 
     чёрных, себя позабывших птиц… 
Словом едва обратила дюжину, только 
     затерян твой брат – твой принц. 
  
Так и идёт пилигримом северным, сотни 
     чужих оживив историй, 
в людях, как в чуде, надежду черпая, 
     веря – снега обратятся морем, – 
белой тропой и дорогой чёрною, сказкой 
     забытой о милосердии. 
Стужу за ней выкликают вороны, имя 
     своей повторяя Герды.

Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Посвящение другу»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Я по тебе схожу с ума...»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Фонари»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В гостях»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Баллада о таланте, боге и чёрте»