Алёна Малиновских

Алёна Малиновских

Четвёртое измерение № 8 (392) от 11 марта 2017 г.

Подборка: Перепутье

* * *

 

Мне снилось море: выцветший песок,

чернели тучи возле горизонта,

и солнце, покидавшее восток,

контрастность добавляло в его контур.

 

Кричали чайки, галька жгла стопу,

и воды побережье обнимали,

а свод небесный тучами набух –

их гнал отчаянно из тёмной дали.

 

Густели краски. Быстрая волна

растила силу, набирала скорость.

Я на краю Земли была одна,

и воды потеряли свою скромность.

 

Они лизали ноги, ветер выл,

внезапно дождь сорвался словно в омут.

Как будто море выбилось из сил...

Но я очнулась вновь в квадратах комнат.

 

Перепутье

 

Небо натянуто розовой простынёй,

солнце по кругу катит в густую вечность;

я на развилке застыла, на пропускной,

и не могу понять свой маршрут конечный.

 

Сторож косит на меня уже битый час –

у турникета места совсем не много.

Я сомневаюсь в подкуп идти или в пас,

кажется, там и там не моя дорога.

 

Дяденька сторож, сыграй со мной в преферанс!

Эта развилка – чёртово перепутье –

Не убежать… А мыслей слепой декаданс

травит нутро едкою жидкою ртутью.

 

Небо натянуто розовой простынёй…

Мне бы зарыться в неё, уснуть покрепче.

Дяденька сторож, какой пойти стороной?

Как сложный выбор сделать немного легче?

 

* * *

 

Время быстротечно и упрямо –

год за день, а скоро и за час.

Возраст чертит жизни диаграммы,

постепенно уменьшая нас.

 

В детстве кажется, что время вечно…

Так и есть. Но разве вечны мы?

Я разглядываю лица встречных

повзрослевших, старых горемык:

 

и отсчёт у каждого не ровный.

Под ноги ложится слепок дня

кирпичом, нет, валуном огромным.

Время – пожалеешь ли меня?

 

* * *

 

Пока тебя нет рядом – льётся дождь,

я замыкаюсь в круг из одеяла.

Скажи мне – это много или мало,

когда чего-то терпеливо ждёшь?

 

Горячий чай сменяешь на вино,

Густое, тёмно-красное, сухое…

И хочется найти венец покоя –

как будто тело нервов лишено.

 

Наш маятник шатает нервы в такт.

Я снова делаю глоток заветный,

как влагу тянет срубленная ветка,

уже положенная на верстак.

 

Холод

 

Листы календаря уносит прочь.

Холодный воздух расправляет крылья.

Впотьмах меня укутывает ночь,

а звёзды оседают жёлтой пылью

на плечи, на замёрзшие концы

ресниц и пальцев – холод расцветает.

Теперь тепла ужасный дефицит,

и город постепенно замерзает.

Я так хотела, оставаясь здесь,

сломать покров из льда тончайших линий,

но холода удушливая взвесь

меня в мгновенье превратила в иней.

 

* * *

 

Стекляшки от бокала на полу,

я собираю их ладонью нежной.

И капля крови падает в золу

сожжённых кораблей на море снежном.

Замёрзло море. Корабли горят.

Их подожгла сама, чтобы согреться.

Вокруг царит привычный маскарад –

я пью вино, чтоб не остыло сердце.

А пальцы онемели от тоски,

от холода или другой напасти...

Бокал об пол разбился на куски,

но на осколки разлетелось счастье.

 

Башня

 

В окне не гаснет жёлтый свет –

ночник устало гонит тени.

Как робкий гость, как лёгкий след

ведёт прохожих в мои сени.

 

Я в башне скрыта от людей,

дракон со мною неразлучен,

и нет истории глупей,

чем отыскать от башни ключик.

 

Но каждый тянется к теплу,

обещанному жёлтой лампой,

и тут же крошится в золу

под огненной драконьей лапой.

 

Я около окна сижу,

смотрю на линию в ладони…

Лишь в зеркало глядеть стыжусь-

Блестит оттуда глаз драконий.

 

* * *

 

День за днём

слипнутся в новый год,

много пьём,

слепо идём вперёд.

 

Вороньё

в окнах мозолит глаз...

всё враньё,

всё решено за нас.

 

* * *

 

Я – ветер, слышишь капитан?

Твой парус полон мной до края,

и яхта мчит в лучах мерцая,

переплывая океан.

 

Я – шторм. Я – буря. Тихий омут

я в адский превращу котёл!

Но все утихло, взрыв прошёл,

и яхта мчит к родному дому.

 

Я – капли моря на плече.

Они так жгут, без них так тошно,

что капитану невозможно

тоску унять в другом ключе.

 

* * *

 

В голове роятся мысли песней

то ли волчьей, то ли соловья,

под ногой растут ступеньки лестниц

и уводят в дальние края.

 

Снег неслышно падает на плечи –

я примёрзла к этой тишине.

Холод, как и все вокруг, не вечен,

только ближе и тесней ко мне.

 

Зимний вечер, словно одеяло,

обернул меня со всех сторон,

и звезда на небе засияла,

и тревожен колокольный звон.

 

* * *

 

Руки дрожат. Не холодно, нет. Усталость.

Я отправляю слова в подвижный воздух.

Это, пожалуй, всё, что мне здесь осталось –

просто бессильный сжатый и тихий возглас.

 

Хочется моря, солнца и много счастья.

Я остаюсь в зиме и в промозглом ветре.

Высоковольтки делят небо на части –

новый отрезок в каждом квадратном метре.

 

Дым сигаретный, пробки, невкусный кофе –

это ведь всё не правда, но я так вижу.

И мой усталый, тенью упавший профиль

 

над бесполезной стопкой нелепых книжек.