Алексей Мерзляков

Алексей Мерзляков

Уже хаоса дщерь ужасна 
На тяжких крылиях, во свет 
Как буря ниспустившись мрачна, 
Простерла в облаках полет. 
Ее одежда - тучи черны, 
Усеянные тьмою звезд, 
Что сыплют искры света бледны 
В пространства бесконечны мест. 
  
Летит! - и воздух страшно воет, 
Гнетомый тяжестью под ней, 
Размахом крыл вселенну кроет, 
Мрак сыплет из своих очей; 
От персей ро.су проливает, 
На тучи новых горы туч 
Кладет - и небо помрачает. 
День кроет в Понте бледный луч. 
  
И се, как мрачна тень, спустившись, 
Подвигла маковым жезлом, 
И вся природа, к ней склонившись 
На лоно, спит священным сном. 
Любезна тишина в долинах 
Воздвигла трон свой на цветах; 
Не слышен ветров вой в пустынях, 
Ни рев зверей в густых лесах. 
  
Всё спит, и в мраморе, в кристаллах 
Коварство злобно мира спит 
На окровавленных кинжалах 
И сна в мечтах весь свет разит. 
И пышность дремлет там презренна 
На персях роскоши, сует; 
И праздность, леность расслабленна 
Болезни купно с сном пиет. 
  
И зависть ищет там покоя, 
Но, ах! покой ее бежит, 
В норах себя, в пещерах кроя, 
Нигде сладчайша сна не зрит. 
Обвившись вкруг нее трекратно 
И жало в бледну грудь вонзив, 
Змей точит черну кровь всечасно, 
Сей свет ей в ад преобратив. 
  
И ты, о скупость! тамо дремлешь, 
Близ идола во мгле сидя, 
Малейший шум со страхом внемлешь, 
Боишься света - и себя. 
Ты, ты одна против природы 
Клянешь и сон, и самый день, 
И сладостям драгой свободы 
Предпочитаешь гнусный плен. 
  
Покайтесь все, или страдайте 
В начало предгрядущих мук; 
Из собственных здесь яд примайте, 
А там суда из грозных рук. 
И благо всех утех презренных 
Коварным, пышным, гордым, злым 
Не есть ли бездна мук несчетных? 
И самый свет не гроб ли им? 
  
Градов утехи, чести, слава 
Презренных роскоши детей, 
Для сердца доброго отрава, 
Не льстите вы душе моей! 
Прошло, прошло уже то время, 
Как ваши узы я лобзал, 
Носил охотно ваше бремя; 
Теперь уже не ваш я стал. 
  
И что ж вы в свете сем превратном? 
Не те ль прелестные огни, 
Что странник в беспокойстве страшном 
Зрит на могилах в мрачны дни? 
За ними следует несчастный, 
Свой дух надеждой веселит 
И вдруг себя в пустыне мрачной, 
В жилище хладной смерти зрит. 
  
Почто ж толико слепы смертны, 
Что вас не могут познавать? 
Когда ж познают, сколь вы вредны, 
Почто не могут вас бежать? 
Там света гордый победитель, 
Который царства раздавал, 
Градов и крепостей строитель 
В позорном плене вашем пал. 
  
Герой, венцом венчанный славы, 
Что Рим вознес на высоты, 
Отколь царям давал уставы, 
Погиб средь звуков славы ты! 
Несясь на гордой колеснице, 
Ведя в триумфе королей, 
Ты скиптр желал иметь в деснице, 
Желал - и меч в груди твоей. 
  
О юность лет моих дражайша! 
Тебя возможно ль мне забыть? 
Но ты была мечта сладчайша, 
Что вместе с сном от нас летит. 
Лишь я для света пробудился, 
Блеснул мне славы метеор, 
Блеснул - и, слабый, я прельстился, 
Прошел моря, стремнины гор. 
  
Колико бедствий я ужасных 
Терпеть в сей жизни должен был? 
Из рук свирепой смерти хладных 
Я лавры рвал, себя губил. 
Идущий вслед за гордой славой, 
Коварства сети попирал; 
Сын зависти, свой взор лукавый 
Потупив, часто воздыхал. 
  
Теперь слагаю узы света, 
Теперь, в мои преклонны дни, 
В сем мире не найду предмета 
Любезней, кроме тишины. 
А ты, тиранка легковерных, 
Что за труды, за жизнь, за кровь 
Нам похвалы сулишь бессмертны, 
Мне что явишь в прельщенье вновь? 
  
Все блага света - тень пустая 
Противу малых благ моих. 
Здесь хижина моя простая 
Приятней пирамид твоих. 
А там, в дали, мне неизвестной, 
Я зрю туман, как некий столп 
Иль занавес распространенный, 
А в нем - удел мой, тесный гроб. 
  
Несчастья света мне не страшны: 
Они к спокойству смертным путь; 
Научимся из бед ужасных 
Вливать себе отраду в грудь. 
Жизнь нашу эта ночь являет, 
Сокрыты пропасти от глаз; 
Пусть добродетель провождает 
Всегда во мгле идущих нас! 
  
А вы, сыны небесна рая, 
Любимцы истины святой, 
Вы, коих зависть в свете злая 
Под гордою гнетет пятой, 
Мужайтесь, в правду облеченны! 
По грозной, страшной ночи, в свет 
Сын утра придет вожделенный 
И вас к утехам призовет... 
  
          1796


Популярные стихи

Валентин Гафт
Валентин Гафт «Если потеряешь слово»
Юлия Друнина
Юлия Друнина «Целовались...»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В минуты музыки печальной»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Сумка»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Лагуна»
Ярослав Смеляков
Ярослав Смеляков «Я напишу тебе стихи такие»