Алексей Бородин

Алексей Бородин

Золотое сечение № 10 (394) от 1 апреля 2017 г.

Подборка: Жестокая игра спасёт кого-нибудь

* * *

 

в космический поход

все собраны слова

на карту только контур нанести

и можно узнавать

куда грести

с какого собственно причала

отходит поезд

путь блестит

луна плывёт по призрачным барханам

над нашим бесконечным караваном

выходит на поверхность из песка

и на меня глядит застенчиво и нежно

мне ясен смысл а цель как никогда

близка и совершенно

неизбежна

 

* * *

 

когда идёт дождь

исчезают созвездия и планеты

бесполезно смотреть в телескоп

невольно взор обращаешь

на те предметы

которые пусть ближе

да не так нетленны

я имею в виду телевизор

компьютер книги

какое значение они имеют

в этой неуютной вселенной

сколько лет их свет

через дожди через снега

сможет ещё передвигаться

от источника к получателю

информации если даже

луна не видна

над плантацией

сахарного тростника

 

* * *

 

залиты солнцем листья и трава

сухие линии электропередачи

мне кажется

что для тебя мои слова

буквально ничего

не знаю нужно ли считать

оптический обман знаменьем свыше

когда всё небо в радужных кругах

мне кажется что ты меня не слы

не сны к заветной цели привели

а множество дорожных впечатлений

способен тот серьёзно говорить

кто вышел в чат без устали и лени

мои слова тропический обман

сухие линии электропередачи

одни из них как утренний туннель

другие в лес ведут и ничего

не значат

 

* * *

 

она взошла над чёрным лесом

она горела над собесом

то вечером, то ранним утром

она светилась перламутром

она сверкала над сберкассой

она тускнела с каждым часом

она возникла вновь из пены

она распалась на домены

она скользила над домами

из искры возгоралось пламя

то импульсно то равномерно

то равнодушно то немного нервно

она до осени не гасла

она была как снег прекрасна

 

* * *

 

тот кому приходится

много работать руками

редко смотрит на облака

ещё реже на звёзды

да он вообще ничего не видит

дальше собственного ноутбука

 

* * *

 

забиты наглухо двери забытого театра

окна забытого театра закрыты несвежей фанерой

в грязных коробках кошки сидят как в партере

 

к стене прибита плита

здесь с чтением поэмы хорошо

выступал величайший поэт советской эпохи

владимир владимирович маяковский

 

в забытом театре

на разложившемся поролоновом стуле

ещё висит тёмно-синий парадный мундир

 

* * *

 

в соседнем городе падают бомбы

но у нас есть свои проблемы

футбол закончился слишком поздно

нет сил сварить себе кофе

 

* * *

 

западные окраины города

всегда опаснее восточных

когда на западе идёт война

на востоке празднуют пасху

 

* * *

 

поля дисциплинируют человека

степь внушает мысли

о нереализованных степенях свободы

сколько ещё идти до кургана

если река течёт вдоль границы

города который можно покинуть

в любую минуту

достаточно дойти до моста

 

* * *

 

всё ничего

но жанр слишком старый

он устарел ещё лет сто назад

тогда поэт с прокуренной гитарой

имел успех поклонниц всех подряд

и тот считался лучшим из поэтов

кто больше всех кто дольше на ногах

продержится

и в гуще винегрета

не захлебнётся в собственных стихах

 

теперь не то

другие деньги нравы

поэт не пьёт

томительной отравы

и не поёт с надрывом на щеке

о судьбах родины

о хрупкости планеты

суммируя купюры и монеты

поэт сидит

в застенках интернета

и благим матом пишет

о любви

 

* * *

 

в хороших стихах

должно быть что-то такое

что неподвластно уму

каждое слово должно быть подобно

я уж не помню чему

вспомнил

подобно камню который

как птица летит сквозь стекло

клювом стучит и чуть слышно поёт

под крылом зелёная масса таёжного леса

нужно писать всегда с интересом

не представляя куда приведёт

игра с воображаемой подругой

форма должна быть тёплой упругой

как острый нож суровой столбец

будет понятно – полный порядок

мир станет похож на хрустальный дворец

и осколки сердец украсят обложки

школьных тетрадок

 

* * *

 

на самом краю Земли

там где люди падают в пропасть

поэт-философ

подвергает анализу мироздание

со стороны всё выглядит ужасно

простым и логичным

мир стоит у последней черты

ещё один шаг

и он уже за границей возможного

толкования снов

которые тянутся-тянутся

без начала без эпилога

ничего больше нет

только солнечный свет

в бесконечных владениях Бога

 

* * *

 

свисти на море не свисти

всё бесполезно невозможно

хотя бы на мгновенье заглушить

прибоя шум свистеть не нужно

спрячь свисток в карман

протри очки иди в кафе

согрейся выпей чаю

ведь ты уже не молод

что за плечами у тебя

бетон песок

да морю всё равно 

течений новых море не приемлет

оно консервативно словно рыба

оно открыто

над тобой смеётся

вот волны выше волны круче

здесь шум прибоя пена тучи

останутся

а ты иди

подумай о деньгах

на всякий случай

 

* * *

 

было время когда белые лошади

паслись на речных островах

когда разноцветные огоньки

блуждали в косматых кустах

когда деревянная флейта

пела на фоне луны

это было давно и осталось на веки

с другой стороны

 

для нас начиналось море

с другой стороны реки

в лесах жили тигры-волки

добрые бурундуки

их тёмные силуэты

таяли возле костра

это было совсем недавно

это было вчера

 

вчера в постаревшем парке

зайцев скосила трава

время остановилось

было без четверти два

ржавых столба на тропинке

рядом расстрелянный тир

но было достаточно слова

чтоб изменить этот мир

 

* * *

 

чайка летит так высоко

так далеко от моря

что вызывает сомнение

чайка ли это

при детальном рассмотрении

крылья как облака

распадаются

на отдельные перья

а клюв и глаза

на таком расстоянии

разглядеть уже невозможно

 

* * *

 

море огромно

слишком светло сегодня

совы ни одной я не видел

овцы попрятались в облаках

кто здесь хозяин

я на вершине старинного рифа

всё здесь напоминает мне о тебе

города на ладони не знают

чьи они будут через минуту

мой выбор

уже не зависит

от солнца

 

* * *

 

весной

три дня подряд каждое утро

я приезжал в новый приморский город

первым делом шёл к морю

выходил на пирс

ко мне подплывали лебеди

но у меня не было для них

ни хлеба ни рыбы

 

* * *

 

лазерное шоу на неприступной скале

несильно тревожит местных жителей

мелких животных и насекомых

так как здесь чаще всего используют лазер

с длиной волны пятьсот тридцать два нанометра

а он зелёного цвета

 

* * *

 

от моря по горе

поднимаются

белоснежные капитанские домики

по узким улицам

ходят только ослики и туристы

дальше крепостные стены и башни

лестница уходит в небо

а там

храм сероокой Афины

 

* * *

 

корабли превратились в скалы

и мелкие острова

страшен гнев Посейдона

этот корабль уже никуда

не доплывёт никогда

этот корабль уже не потонет

 

* * *

 

каждое утро

на крыше гостиницы

собираются альбатросы

расправляют огромные крылья навстречу

первым лучам солнца

запрокидывают головы вверх

смеются-кричат

изредка поглядывают вниз в бассейн

может быть уже запустили

свежую рыбу

 

* * *

 

вечером ящерицы

осторожно бегают по отвесной стене

терпеливо ждут насекомых

возле светящихся окон

что такое листья-трава

для них неизвестно и

незнакомо

 

* * *

 

азалия недолго зимовала

в роскошных джунглях

затерялся след

художник комиксов

две дюжины рисунков

нарисовал

и год слетел в кювет

быть эмигрантом стало некрасиво

поэт в америке

не больше чем поэт

художник комиксов

две дюжины рисунков

нарисовал

и год сошёл на нет

он объявление наклеил вверх ногами

потом работал

на конвейере как слон

художник комиксов

две дюжины рисунков

нарисовал

и год пошёл на слом

там всё другое

буквы и продукты

там вместо пива

липкий лимонад

художник комиксов

две дюжины рисунков

нарисовал

и год пошёл на лад

 

* * *

 

ковры и зеркала

возвышенные дамы

остались в темноте разрушенных квартир

на смену им пришли скупые телеграммы

надежды больше нет

на идеальный мир

а стало быть пора

надуем дирижабли

на медленном огне

заварим в колбе ртуть

пусть роза не сгорит

пусть захлебнутся жабы

жестокая игра

спасёт кого-нибудь

 

* * *

 

поэту тяжело играть

и вспоминать слова

написанного им когда-то

философичного трактата

о пользе бытия

на лоне дельты Дона

покой и воля золотое дно

приятно пить античное вино

из амфоры пузатой из горла

спасибо милая что рукопись спасла

как хорошо что женщина все письма сохранила

и автору на подпись поднесла

а у него ещё есть перья

есть ещё чернила