Александра Полянская

Александра Полянская

Четвёртое измерение № 27 (447) от 21 сентября 2018 г.

Подборка: Я на станции Прошлое тихо сойду

* * *

 

На пустынном ночном перроне

Жду последнюю электричку

И слежу, как в ветер и в полночь

Гасит свет Пятигорск озябший

И летит по рельсам позёмка

Вперемешку с бумагой грязной

и железно-дорожным гулом,

и особым запахом рельса.

 

Кислоты в эту кашу добавит

стынь моей тоски беспричинной.

Бесприютно-холодный ветер

Вертит вихорь-

ки разговоров,

Завалявшихся на перроне

Под ногами дневных набегов

Пассажиров, спешивших дальше.

 

И я слышу шёпот и вздохи

Сквозь свою ночную усталость.

И смешки, и ругань, и просьбы

Остывают здесь, на перроне,

Под погасшими фонарями,

И со мною ждут электричку.

 

Словно могут ещё, поднявшись

Над землёю, куда-то уехать

И в каком-то ином пространстве

Жить ещё бесконечно долго,

Сохраняя память о прошлом.

Но туда не ведут дороги

Даже в самой глубокой ночи.

Так что я одна уезжаю

В освещённом ярко вагоне.

 

Клуб знакомств

 

Одинокая и злая,

застывшая

на заледенелой планете.

Ожесточённо сражается

с делами и соседями,

никого не любит,

никого не ждёт

и никогда не спешит с работы.

Её замкнутость –

мгла,

приносящая лишь тишину,

до шума в ушах.

Отчуждённость

стеклянной стеной

между ней и людьми.

Неуверенно мне говорит:

«Когда-нибудь всё окупится» –

Но не верит,

что окупится

её жизнь.

Ведь часы и дни –

глыбы грязного льда –

крошатся,

и серые осколки мгновений

множатся

в мутных зеркалах.

Одиночество –

пёс, кусающий молча.

Как это бывает,

мне известно

до изнурения.

И женщина мне знакома

до мелочей.

 

* * *

 

Опустелое стылое сердце не стоит стихов –

Их прозрачный напев так беспомощно

горек и грустен.

Настроения нет, нет и нужных, пылающих

слов,

И бессонная ночь всё запутает

и не отпустит.

 

 

Есть ли в сердце кусочек живого огня,

чтоб зажёг

Помертвелые свечи в забытом давно

                                       канделябре,

И вложил в мои пальцы перо,

и как белый флажок,

Белый девственный лист торопливым

                               стихом искорябал.

 

* * *

 

А ты думал – поэты

Питаются солнечным светом?

А я ем картошку с салом

И никогда не знала –

И сегодня знать не хочу я –

Вкус последнего поцелуя!

 

* * *

 

Я на станции Прошлое тихо сойду

Заповедной июльской ночью –

И наощупь, по памяти, верно, найду

Прежних жизней куски и клочья.

 

Их смотаю в огромный

косматый ком –

И когда часы отсчитают,

Нить ушедших секунд,

одну за одной,

Я запасливо размотаю.

 

* * *

 

Знаешь, как безгранично устала

Прощаться с тобой каждый раз –

навсегда

 

Так течёт по каналам устало

В безлюдье безмолвном планеты

вода

Так гудят над ночами устало

В бесконечных «пойми» и «прости» провода

Так уходят, уходят с вокзалов

В ничто, в никуда, в «не люблю»

поезда.

 

* * *

 

Прорвались хляби небесные,

Льёт бесконечнейший дождь.

Ливни, как дворники честные,

Смывают с планеты ложь.

 

Деревья заплатят золотом

За очищенье своё,

И крики сплетает с холодом

Голодное вороньё.

 

Белые стихи на прощание

 

Владеку

 

Завтра ты покидаешь

Дом родной в Кисловодске,

Дорога тебя уносит

На самый Дальний Восток.

 

В нашем любимом парке

Завтра осиротеют

Тропки, где мы бродили,

Как молодое вино.

 

Хочу, чтоб ты помнил, уехав,

маленький южный город,

где пахнет трав многоцветье

сладостью и тоской.

 

Наших елей громадность

и гор осенних палитра

пусть тебе снятся, милый,

там, куда ты спешишь.

 

Здесь – солнце пронзает воздух

и вместе они ликуют

и улицы спины горбят,

под ноги тебе ложась...

 

Я не прощаюсь с тобою,

в путь провожая дальний.

 

Я не надеюсь на встречу –

не верю я в чудеса.

 

* * *

 

Одичав от ветра в ночи,

Об оставленном – не кричи,

Не зови уснувшие дни,

Свою память в шею гони.

 

Ветер носит клочки тоски –

Это жизни твоей куски.

Тонет в лужах размокший дым...

Что-то рано ты стал седым!

 

Мёртвый свет пролила луна.

В рваных тучах она одна,

И не сможет тебе помочь

В эту полную боли ночь.

 

* * *

 

Короткие встречи –

Мгновения

Счастья ли?

Острой боли?

Всей жизни,

Оставшейся без тебя,

Проклятья,

Слёзы...

Пустое!

И без конца

Перематываю киноленту

Минуты –

За секундой

секунду

Возвращая

Твои черты.

 

* * *

 

В.К.

 

То ли давно это было,

То ли с тех пор

День за год считаю –

Только однажды

В мае

Сломался день пополам.

И осколок

Больно меня ударил,

Но не убил.

И теперь не знаю –

То ли живу без тебя,

То ли уже

доживаю.

 

* * *

 

Почему так на душе стыло?

Да не верится, что всё со мной было!

И бреду в густом тумане, как в снегу –

Я от памяти в туман убегу.

 

Но завален грудой белой с головой

Равнодушный серый город типовой,

И под снегом переулки тесны,

И не знаю, как дожить до весны.

 

* * *

 

Налетела зима, заметелила,

Пряжу белую раскуделила,

Шкурой мягкою всё укрывает,

Среди голых ветвей завывает,

Завывает да напевает,

Лёгкий сон без тревог навевает:

– Ты в тепле усни. Все невзгоды,

Все тобой прожитые годы,

Все печали и неудачи

Моя белая вьюга оплачет.

И оплачет, и похоронит,

И тоску твою прочь прогонит.

Спит твой город, в метели тонущий... –

 

Как мне быть без твоей, зима, помощи?