Александра Полянская

Александра Полянская

Золотое сечение № 28 (196) от 1 октября 2011 г.

Цветы вереска

 

* * *

 
Струи сердца в потоке сознания
Переплетаются словами,
с первого взгляда – случайными…
Но только с первого взгляда…
 
* * *
 
Думала: разлюблю –
Перестану страдать.
Разлюбила –
Жить расхотелось.
 
* * *
 
Даже думаю о тебе
лишь возвышенным слогом
Песни Песней.
 
* * *
 
Бамбуковые шторы
тонко звенят от счастья
пропуская тебя в мой дом.
 
* * *
 
Под безразличным взглядом
скорчился в страхе
забытый зверёнок любви.
 
* * *
 
Что Бог ни делает – к лучшему:
чудо любви сумело бы жить,
останься мы вместе?
 
* * *
 
В детстве летом
все дни были радостно-жаркими.
А теперь через день – небо в тучах.
 
* * *
 
Я теперь даже встречи не жду.
Мне теперь до тебя –
 
До Шанхая пешком выйдет ближе.
В безлюбовном скрипучем аду
Страшны те, кого рядом вижу.
 
* * *
 
Срываются с неба пластинки слюды,
А Солнце слизнуть хочет наши следы.
 
Но вечером – ветер и снег, коль Бог даст,
Остатки следов заметут про запас,
 
Чтоб позже, в погожие вешние дни
О наших путях рассказали они.
 
* * *
 
Я не слагаю песен,
Я не пишу стихов.
Просто в ночном пространстве
Столько теснится слов,
Просто – в ночном покое
Лунным вином пьяна,
Просто – я совершенно
И навсегда – одна.
 
* * *
 
Шалфеем синим зарос откос
Да донником непримятым,
И сединой ковыльных волос
Ветер играет мятный.
 
Но в слишком спокойном взгляде беда
Скомкалась серой ватой...
В твоем безразличии навсегда
Останусь я виноватой.
 
Попытка прощания
 
Да будет Бог тебе судьёй,
А я не осужу,
Лишь поминальною кутьёй
В дорогу провожу.
 
Я для себя решила так –
И ты мне не перечь:
До дыр протёр мне жизнь наждак
Нечастых наших встреч.
 
* * *
 
Когда мы расходимся –
каждый в свою сторону –
я боюсь оглянуться,
чтобы не увидеть
на оставленном нами месте
моё оборвавшееся сердце.
 
* * *
 
На достаточно длинном,
достаточно длинном
отрезке моей жизни
остались зарубки
от твоего неловкого топора.
 
* * *
 
А тема простая:
У сердца и моря
Похожие тайны.
И время пластает
Пространство, не споря,
Ножом беспечальным,
И память бинтует
Нажитые раны
Стандартными днями,
И шлюпку пустую
Под парусом рваным
Завалит камнями –
 
У сердца и моря…
 
* * *
 
Где ты нынче, мой встреченный
В переулках беды,
Крупным шрифтом отмеченный
В послесловье судьбы?
 
Что ты помнишь, неласковый,
О моих парусах, –
Нерассказанной сказкою
Прописавшийся в снах?
 
* * *
 
Вот и закончился март.
Завтра снова подшутит над нами апрель,
Акварелью мазнёт по усталому грязному снегу,
Подзабытой весною пахнёт, повключает капель,
Разбросает в тени синевы васильковую негу.
 
И поверишь на миг,
что закончилась долгая эта зима,
Что вот-вот расцветут одуванчики
яркими сколками Солнца…
На тепло понадеешься. И виновата сама,
Коль, весны не найдя,
радость скукою обернётся.
 
* * *
 
А критерии просты:
Нравится – не нравится.
Опалимые кусты
В пламени сливаются,
Опалённая душа
В тихий омут просится...
 
Ты считаешь – хороша?
Что ж соседка косится?
 
* * *
 
А ты думал – поэты
Питаются солнечным светом?
А я ем картошку с салом
И никогда не знала –
И сегодня знать не хочу я –
Вкус последнего поцелуя!
 
* * *
 
ввинчиваясь в пространство
проносится наше время
звонкие и глухие
струны ветров задевая
сумасшедшею скрипкой
взвивается к звёздам
больною гитарой
хрипло рыдает –
и мчится ошалелою электричкой
мимо сердец событий смертей
любовей солнца и грязных перронов
всё туго в спирали свивая
свивая свивая свивая свивая…
 
* * *
 
Сорок лет. То ли жизнь прошла,
То ли я прошла мимо нее.
 
* * *
 
Уехав, ты заставил меня бояться
каждого выстрела в нашем крае.
 
* * *
 
Я боюсь – эта лампа уже отгорела:
Отнимаются ноги и немеет язык,
И тебе изменяет предательски тело –
А ты к этой измене еще не привык.
 
* * *
 
Метаться по городу
без смысла
без цели
торопиться
не зная куда
и зачем
кружить по улицам
натыкаясь на тупики
и чужие чужие чужие
ЛИЦА
 
Другу
 

С.С.

 
Как нежный ирис,
Ты лелеешь стих,
Изяществом сравнившийся с фламинго,
А сам – лохматый длинноносый динго –
Опять молчишь,
лишь на меня ворчишь.
 
* * *
 
Я не такая, как ты хотел бы,
И не такая, как сама бы хотела.
Так в случайном своем отраженье
Не всегда себя узнаёшь,
Спотыкаясь глазами о незнакомку.
 
Прикосновенье к теме
 
Всё сквозь себя пропуская –
Прочувствовать изнутри
И всем рассказать: я – такая,
А ты – такой, посмотри.
 
И оголёнными нервами
Чужую транслировать боль –
Господи! Я не первая,
Кто одаряем тобой!
 
Поэты – заложники сердца
И проводники страстей.
Около них погреться –
Не соберёшь костей!
 
В пламенное безумье заката
Стремительно ты ворвись –
Этого дня утратой
Не прекратится жизнь.
 
Все живые потери
Можно перетерпеть, –
Но растворились двери,
Несущие страх и смерть.
 
Не загородишь собою,
Руками не убережёшь…
Оборванною листвою
Души летят под дождь.
 
* * *
 
…И никогда зима не кончится!
Снег воцарится на земле,
И вечных сумерек бессонница
Печать оставит на челе.
 
Замёрзнут голые деревья
Под тусклым светом стылых звёзд…
Не верю я, никак не верю
В оттаявшие льдинки слёз!
 
И Каю Герда не спасительна –
Своё осколок завершил.
Боль – несомненна,
Жизнь – сомнительна,
Как всё, что снег запорошил.
 
* * *
 
всё глубже и глубже тону
из трясины совсем не тянут
обиженные взгляды родных
 
 
* * *
 
По сусалам ей – чтоб не мечтала,
Никого на помощь не звала,
Чтобы голос с нежностью металла
После всех бессонниц обрела!
 
* * *
 
Это лицо зеленое
В зеркале – не моё.
Эти повисшие руки,
                покорные губы,
                             глаза усталые –
Не мои.
 
Никто не заметил подмены.
И я с отчаяньем наблюдаю
Откуда-то издалека:
она –
       за меня –
                доживает.