Александр Уваров

Александр Уваров

Все стихи Александр Уваров

  • Бабье лето
  • В изломах Кулишек
  • Верба
  • Ева Браун
  • Империя
  • Карачарово
  • Котёнок
  • Лимб
  • Меня нет...
  • Мерлин
  • Палэсмурт
  • Утиная осень
  • Ходынка
  • Юный гном Никанор

Бабье лето

 

То багряным, то вишнёвым тихим светом

Озаряются холмы попеременно.

Просто это, Аграфена, бабье лето.

Просто это – бабье лето, Аграфена.

Кисея по небу с шёлковою кистью,

Облака сметают листья к окоёму.

Бледной сепией набросаны эскизы,

Цвет Конте,

Абрис для будущих позёмок.

Ах, мон шер, в саду рассыпаны букеты

Алых букв, неровно набранных в петите.

Просто это, Лизавета, бабье лето.

Вот такое это лето.

Извините.

Вот такое, тёплой птицей на ладони,

Тихим сердцем, опадающим в истоме.

Вот такое, с паутинкой в небосклоне,

Мимолётное

у года на изломе.

Сном коротким, белым тающим фантомом

Приходило, разбудило, улетело.

Серебро пречистым облаком над домом,

И небесные сапфировы пределы.

Завтра кончится

Наверное, с рассветом

Позатянет песнь дождей

Тягучий ветер.

Ну а ныне, Виолетта, бабье лето.

Бабье лето, Виолетта,

на планете.

 

В изломах Кулишек

 

На коленях у мамы мальчик в трамвае что шёл от Чистых прудов в направлении лета

Спросил:

«Отчего не летают конструкторы света?

Отчего не поют

Мастера соловьёв?

Операторы карих кукушек?

Отчего ты не слушаешь?

Мама

смени мою душу!»

И стучали колёса

Стуча

Заколачива

Рельсы

Отмечали кондукторы

Незавершённые рейсы

И мускатами тёплыми

Серые красили кресла

Разбивая бокалы

С бордовыми винами Греции

Отчего ты не слышишь?

Мой бедный малыш

Время вышло

Остановка

И серые тени

В изломах Кулишек

Отчего не летают

И даже как будто не дышат

Эти голуби

На жестяной

Покосившейся крыше?

 

 

Верба

 

Так верба

По сердце

Врастает

Поверь

Так бьётся

Кузнечик

В сгоревшей траве

 

Ева Браун

 

Помоги мне, Ева Браун,

стать красивей и мудрее

На закате ярче краски,

На закате всё –

краснее

Отцвели златые зубы,

Высохли глаза-колодцы

Лишь бессоние осталось –

Всё не спится,

да неймётся.

Помоги мне, Ева Браун,

я с утра копаю бункер –

Дети бросили лопаты,

Бросили лопаты внуки.

Гаражи взлетели в вальсе,

распрямились повороты

Ах, сдавайся, друг,

сдавайся

на своём

Восточном фронте.

Вот уйду –

да вы взревёте

в бункерной

слепой утробе

человек двенадцать

в роте

человек двенадцать

зомби

вот уйду

и не сробею

стану точкою

в кокарде

красной точкой

в круге белом

что на запад

небо

катит

и в воронке

с милой фрау

я раскинусь

сонно

томно

помоги мне, Ева Браун,

сдвинуть ручку

патефона

 


Поэтическая викторина

Империя

 

Лучше в провинции жить, потому что империя па

Даль

Запахнулась закрылась

Вороны над садом

Тянет надсадно

Не надо не надо не надо

Дальше тянуться за солнцем

Спаситель оставил

Ветер

Кресты с парусами

И к югу Босфором

Режет на полу

Месяц с османами

Тяжко

Град константинов

Сверкнувшим проливом распорот

В пропасть с орлами

Падают

Синие башни

Лучше в провинции жить, потому что в городе ва

В рвы высыпают

Мешками

Головы наши

 

Карачарово

 

Кот задумчивый на лестнице

Аллилуйя

Окурок в банке

Подмигнул

Не пора ли?

Грезится

Дом отчасти протёрт

С изнанки

Дом отчасти кренится к северу

И в подъезде куражат гоблины

И в

Су

Мрак

Ночь

Уходят серую

Ленты дыма

В узор сплетённые

Плоскость

Пыли

Перила резали

Да сорвались

А в Карачарово

Лабиринты

Змеят

За Фрезером

Не пора ли?

Пора

Отчаливать

 

Котёнок

 

Если кашляю –

тихо в ответ

мне котята пищат.

Где-то слева в груди,

это там

где находится ад.

Где-то там, в глубине

эти робкие когти во мне.

В полусне

приоткрытые ставни

полночных огней.

И следят неотступно,

и тискают

сердце-клубок,

Над моим

полутрупом

кошачий

склоняется бог.

Тянет

хищною хваткой

на улицу

в лапы ветвей,

где последний укров

неспасённых

мохнатых детей.

Тёплой алостью лап

извлекает из черепа мозг

и добычей уносит

сглодать

меж туманов и звёзд.

И безбольно

бессонно

тянусь я

сквозь ночь

до утра,

и царапает рёбра

котёнок,

и хочет играть.

 

Лимб

 

Детский сад номер триста семнадцать с шести до восьми

Здесь краснеют фонтаны и вертят быков вертела

Здесь в отсутствие зла обращается плотью зола

Здесь на клумбах оранжевых соками полнятся сны

 

А ещё здесь невинные вы мне скажите как долго могу я здесь быть

Определили меня не по званию не по заслугам но как объяснить

Затерялась анкета в три двадцать перекличка и старший не знаю кто он

Благородного вида от лацкана одеколон

Выйти из строя два шага за что это мне

Я ведь простой пять убийств Белый Лебедь привет

Дворником определили поту

Стороне

Вот и я режу секатором вет

Ки

И мне

Детки улыбками

Я улыбаюсь в ответ

Как-то щербато

А что вы хотели

Недодавали этих как их

Витаминов

Вот и причина

Этого

Блин

Дентина

А так я ведь добрый детина

Даже вот ножницы дали

Есть подозрение

Дело не дочитали

Здеся проездом

Кажется глубже бы надо

Здесь только первый

Этого как его

Ада

Может конечно

Что-то и по заслугам

Мы ведь простые

Безмозглые

Туго

Пришлося

Ну и так далее

В деле указано

До класса седьмого вёл

Тварь

Безобразно

Да из семейки гнилой

И что вы хотели

В классе седьмом первый

Срок

За порезы на теле

Дальше чуть круче

Страшнее

И только не краше

В Лебеде резал себя

И кровавил в парашу

Там-то уж пятая ходка

Последняя

Значит

Крови пять литров всего

А давление скачет

Черт его знает откуда давление в теле

Что загноить на тюремном кладбище успели

Здравствуйте дети

Такое вот нынче дежурство

Было мне пусто без вас

Ах хорошие пусто

Из пятерых за душою мальцов было двое

Ну а теперь вот такая вот странная доля

Триста семнадцать с восьми до шести без конвоя

 

В песочницах куклы забыты

песчинки на лицах

Пластик

Охрою красят

И голуби просят печёного хлеба

Что от обеда

остался

Подайте

Христа

Ради

Закопаться в песок

А что глубже

Это

Тихое место

Или впадина

Как её там

В океане

Грудь сдавлена

Маша

Как тебя там

Глаза не закатывай

Пора

Сматыва…

Старший смотритель скажи почему номерок на руке не стирают дожди

Почему даже злые ветра очень злые ветра этот ватник насквозь не продуют никак

Это вроде пустяк

Когда от тебя остаётся костяк

И стучит и гремит просто так

А пора бы рассыпаться да не даётся смерть

Дядя скажи у нас будет на ужин пирог

С клюквой и вишней касатик

Да вот присмотреть

Некогда мне

Вы уж сами

Выньте его из духовки

Не дайте сгореть

Я же пойду покопаюсь лопаткой

А вдруг

Что-то найду

Это выход

Направо и вверх

Грех мне тут с вами хорошие истинно грех

Сладко мне с вами хорошие в этом саду

Я углубляюсь хорошие каждый четверг

Тайный в песочницах спрятан подземный

Исход

Но не везёт мне родимые ай не везёт

Глина сквозь хрупкие пальцы костяшки течёт

Я попытаюсь

Я попытаюсь ещё

Вы закопайте меня

Так-то будет верней

Скажем в субботу

Когда

Вас забирать не придут

На прогулку

А мне

Самое время

Из

а

Только куда

Мне из этой пучины

детей

 

Детский сад номер триста семнадцать с шести до восьми

Здесь краснеют фонтаны и вертят быков вертела

Здесь в отсутствие зла обращается плотью зола

Здесь на клумбах оранжевых соками полнятся сны

 

Меня нет...

 

Как меня нет

Отчего повторяется дождь

Вечер как будто

И свет затуманен

Не мне

Слышать шаги

И звонки

И монетки

Но в прош

льётся

вода

Зеленеют на дне

Медяки

Свет невпопад

Неугад

Недогадлив

Прости

Стихосложение

Просто

Душа истерит

И выключатель искрит

И отчасти

К шести

Он выгорает

Сто ватт

И ему не снести

Белое

Белая

Нитка

И гладят окно

руки берёзовы

И на ветвях

Сентябри

Как меня нет

Отчего же мне тень

За стеной

Связку звенящую

Вручит с мольбой

Отопри

Как меня не было

Кто же на лестнице пыль

Смёл за собою

Подошвами

Чёрным плащом

Как меня не было

Белыми лужами плыл

В окна

Обвитые

Скрученным в пластик

Плющом

Как в эту осень

Безверную

Мерить расход

Ломких

Бумажных

И листья без счёта

Не так

Было на деле

Со мной

Без меня

И проско

в щель

между досками

медный

гербовый

пятак

 

 

Мерлин

 

Я волшебный сегодня

Но к хмари

Тускнеет кольцо

Я волшебный сегодня

Но как-то

Горю невпопад

Я волшебный сегодня

Но к зеркалу

Горькая соль

Я волшебный сегодня

Но старая осень

Слепа

Корабли распускают

Матросы

С камнями в душе

Вперевес

Мотыльки

В перелес

Забредают дожди

Я волшебный сегодня

Вот только

Забылся

В круже

У неё

Тонкий стан

Для неё

В полшестого ожил

А потом

Понедельник

Плюс восемь

И Мерлин простыл

И захлюпал

Калошами

Ветер

Моя госпожа

За холодное

Сердце

И бледную душу

Прости

Я волшебный сегодня

Не надо

Меня

Провожать

 

Палэсмурт*

 

Упокоились славно

Детки мои

Мохнаты

Гложет сердце мне месяц

Хоть в четверть

И сам

Изгложен

Земляного

Лесного

Мяса

Надолго хватит

Серой кровью

Родник

Бьёт

Под прозрачной кожей

Когти

В небо

Схватить

Звезды пугливы

Дрогнет

Синева

Чернота

Корни хватают рёбра

Ставней в раму стучит

Дом

И выходят сроки

И стоит палэсмурт

У ворот

И глядит недобро

Половина моей

Половина души пропащей

Половина куска

Волчья сыть

Да зубами в брюхо

Половина меня

Из лесной

Из полночной чащи

На порог

За порог

В пустоту

В тишину

Без стука

Входит в дом

Пауки

Кружева по чуланам прячут

Тени к стенам

Ползут

Замирают

В испуге тени

Ищет

Ощупью

Тьма

Крови жаждущий

Да обрящет

Тёмную скатерть

Ночь

На дубовый стол

Стелит

По полночи мы

Половинные

Неживые

По живому

Взгляд

Друг на дру

Да душа недвижна

Тишина

Да цок

Отстучат часок

Домовые

Да мелькнёт в углу

Сторожившая

Полночь мышка

Упокоились славно

Мысли

Зверята злые

Ногти гры

Да плевок

На пол

Пора на выход

На порог

За порог

Половинные

Неживые

И одно на двоих

Шерстяное

Лесное лихо

___

* Палэсму́рт (удм. Получеловек) —

персонаж удмуртского фольклора,

злой одноглазый человек, живущий в лесу.

Популярный персонаж сказок.

 

Утиная осень

 

Знаю я их разжигает сентябрь камыши

Норов утиный нелёгок но перья чисты

Топкою лентой дорога

дыши не дыши

трогай не трогай

А

серое озеро сты

Нет ни к чему

Задышали торфяники

Хмарь

Осень коптит на костре

Порыжевшую ель

Тускло

латунью

Закатное солнце как встарь

Только немного

С патронной кислинкой

Теперь

Знаю я их размокает в болотной воде

Хлебец ржаной

И под вечер соломенный свет

Знаю я крылья

В разливы

Лететь решено

С неба холодного

В плавни

Отвесом лететь

Знаю я их

Здесь под вечер

Сыреет земля

Росчерком перья по глине тяжёлой

Пора

Тихо на сердце

И верно

Мне рёбра смолят

Лапы лесного

На хвое дурманной

Костра

 

Ходынка

 

Я за пряником приду

На Ходынку

Я за кружкою приду

На Ходынку

А к полудню проверчу

В небе дырку

И пойду в Москву гулять

Невидимкой

Мне филипповскую сайку

Отломят

И мне вяземских печатных

Отсыпят

С неба сельтерская

В руки

и кроме

той шипучею –

с фисташками

ситный

Мне медаль на грудь под вечер

Повесят

Крест на ленточке на шею

Повесят

А потом меня конечно

Повесят

В девять тридцать

Но не позже

Чем в десять

По спине моей продавленной

Ветер

По затылку по дырявому

Ветер

Вот повис я на Тверской

Чист и светел

Подо мной лаптою

Тешутся дети

Подо мной

Лаптями щи дохлебали

Подо мной

Двадцатый век проводили

И закрылись

Отменённые дали

Заметённые

Навалами пыли

А ещё хрустели пыльно

Букеты

Что от прошлых от побед

Не убрали

И гудели медно-трубные

Где-то

И победы те

В надрыв

Отпевали

А за рёбрами

Острее всех

Лезвий

За грудиною

Иль под

Очень тяжко

Заворочалось одно:

БЕСПОЛЕЗНО…

Ах бессмысленно

Пропала

Бедняжка

Ах бессмысленно

Пропала икона

Не обрифмено

Окно ледяное

Вот ушёл я на Ходынку

Из дома

Дома нету

Всё вокруг

Не родное

Я не саван

А сюртук

Тёмно-синий

Надеваю

Да плыву

Над бульваром

Жаль немного

Что погибла Россия

Жаль конечно

Что и я

С ней

На пару…

 

Юный гном Никанор

 

Юный гном Никанор жил на окраине Марса и любовь наполняла его к белой фее Эоле

Только поезд ушёл в направлении Северодвинска и последним он был и увы

Заколочена касса

И прошлися по Марсу татары

Местами – монголы

И посыпаны горькою солию пустоши Марса

Юный гном Никанор возрыдал

И главу преклонивши

Обратился с молитвой к богам

Только боги в отрубе

А в саду над рекою поспели по Спасу колхозные вишни

Злые мойры порвали на паклю злосчастные судьбы

И летели в полночное небо ракеты салюты восходы хвостатые змеи

Заметали пески все пути переходы пока осторожно ступеньки

И ходили-бродили номады

Что норовом люты

И меняли каменья на песни и жёлтые деньги

Юный гном Никанор не считая летучих мышей одинокий

А на сердце безоблачно звёздно от шутки простой и весёлой

Вытирайте о коврик

Пожалуйста

Грязные ноги

Зажигайте скорее напалмом

Полночные сёла