Александр Твардовский

Александр Твардовский

В ночь, как все, старик с женой 
Поселились в яме. 
А война - не стороной, 
Нет, над головами. 
  
Довелось под старость лет: 
Ни в пути, ни дома, 
А у входа на тот свет 
Ждать в часы приема. 
  
Под накатом из жердей, 
На мешке картошки, 
С узелком, с горшком углей, 
С курицей в лукошке... 
  
Две войны прошел солдат 
Целый, невредимый. 
Пощади его, снаряд, 
В конопле родимой! 
  
Просвисти над головой, 
Но вблизи не падай, 
Даже если ты и свой, - 
Все равно не надо! 
  
Мелко крестится жена, 
Сам не скроешь дрожи! 
Ведь живая смерть страшна 
И солдату тоже. 
  
Стихнул грохот огневой 
С полночи впервые. 
Вдруг - шаги за коноплей. 
- Ну, идут... немые... 
  
По картофельным рядам 
К погребушке прямо. 
- Ну, старик, не выйти нам 
Из готовой ямы. 
  
Но старик встает, плюет 
По-мужицки в руку, 
За топор - и наперед: 
Заслонил старуху. 
  
Гибель верную свою, 
Как тот миг ни горек, 
Порешил встречать в бою, 
Держит свой топорик. 
  
Вот шаги у края - стоп! 
И на шубу глухо 
Осыпается окоп. 
Обмерла старуха. 
  
Все же вроде как жива, - 
Наше место свято, - 
Слышит русские слова: 
- Жители, ребята?.. 
  
- Детки! Родненькие... Детки!.. 
Уронил топорик дед. 
- Мы, отец, еще в разведке, 
Тех встречай, что будут вслед. 
  
На подбор орлы-ребята, 
Молодец до молодца. 
И старшой у аппарата, - 
Хоть ты что, знаком с лица. 
  
- Закурить? Верти, папаша.- 
Дед садится, вытер лоб. 
- Ну, ребята, счастье ваше - 
Голос подали. А то б... 
  
И старшой ему кивает: 
- Ничего. На том стоим. 
На войне, отец, бывает - 
Попадает по своим. 
  
- Точно так. - И тут бы деду 
В самый раз, что покурить, 
В самый раз продлить беседу: 
Столько ждал! - Поговорить. 
  
Но они спешат не в шутку. 
И еще не снялся дым... 
- Погоди, отец, минутку, 
Дай сперва освободим... 
  
Молодец ему при этом 
Подмигнул для красоты, 
И его по всем приметам 
Дед узнал: 
- Так это ж ты! 
  
Друг-знакомец, мастер-ухарь, 
С кем сидели у стола. 
Погляди скорей, старуха! 
Узнаешь его, орла? 
  
Та как глянула: 
- Сыночек! 
Голубочек. Вот уж гость. 
Может, сала съешь кусочек, 
Воевал, устал небось? 
  
Смотрит он, шутник тот самый: 
- Закусить бы счел за честь, 
Но ведь нету, бабка, сала? 
- Да и нет, а все же есть... 
  
- Значит, цел, орел, покуда. 
- Ну, отец, не только цел: 
Отступал солдат отсюда, 
А теперь, гляди, кто буду, - 
Вроде даже офицер. 
  
- Офицер? Так-так. Понятно, - 
Дед кивает головой.- 
Ну, а если... на попятный, 
То опять как рядовой?.. 
  
- Нет, отец, забудь. Отныне 
Нерушим простой завет: 
Ни в большом, ни в малом чине 
На попятный ходу нет. 
  
Откажи мне в черствой корке, 
Прогони тогда за дверь. 
Это я, Василий Теркин, 
Говорю. И ты уж верь. 
  
- Да уж верю! Как получше, 
На какой теперь манер: 
Господин, сказать, поручик 
Иль товарищ, офицер? 
  
- Стар годами, слаб глазами, 
И, однако, ты, старик, 
За два года с господами 
К обращению привык... 
  
Дед - плеваться, а старуха, 
Подпершись одной рукой, 
Чуть склонясь и эту руку 
Взявши под локоть другой, 
Все смотрела, как на сына 
Смотрит мать из уголка. 
  
- 3акуси еще, - просила, - 
Закуси, поешь пока... 
И спешил, а все ж отведал, 
Угостился, как родной.. 
Табаку отсыпал деду 
И простился. 
  
- Связь, за мной! - 
И уже пройдя немного, - 
Мастер памятлив и тут, - 
Теркин будто бы с порога 
Про часы спросил: 
  
- Идут? 
- Как не так! - и вновь причина 
Бабе кинуться в слезу. 
  
- Будет, бабка! Из Берлина 
Двое новых привезу. 
  
          1945


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Похоронный блюз»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Близость войны»
Михаил Исаковский
Михаил Исаковский «Спой мне, спой, Прокошина…»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Вместе весело шагать»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Утро»
Андрей Макаревич
Андрей Макаревич «Знаю и верю»