Александр Твардовский

Александр Твардовский

Сразу радугу вскинув, 
Сбавив солнечный жар, 
Дружный дождь за машиной 
Три версты пробежал 
И скатился на запад, 
Лишь донес до лица 
Грустный памятный запах 
Молодого сенца. 
И повеяло летом, 
Давней, давней порой, 
Детством, прожитым где–то, 
Где–то здесь, за горой. 
  
Я смотрю, вспоминаю 
Близ родного угла, 
Где тут что: 
       где какая 
В поле стежка была, 
Где дорожка... 
           А ныне 
Тут на каждой версте 
И дороги иные, 
И приметы не те. 
Что земли перерыто, 
Что лесов полегло, 
Что границ позабыто, 
Что воды утекло!.. 
  
Здравствуй, здравствуй, родная 
Сторона! 
     Сколько раз 
Пережил я заране 
Этот день, 
Этот час... 
  
Не с нужды, как бывало – 
Мир нам не был чужим, – 
Не с котомкой по шпалам 
В отчий край мы спешим 
Издалека. 
      А все же – 
Вдруг меняется речь, 
Голос твой, и не можешь 
Папиросу зажечь. 
  
Куры кинулись к тыну, 
Где–то дверь отперлась. 
Ребятишки машину 
Оцепляют тотчас. 
  
Двор. Над липой кудлатой 
Гомон пчел и шмелей. 
– Что ж, присядем, ребята, 
Говорите, кто чей?.. 
  
Не имел на заметке 
И не брал я в расчет, 
Что мои однолетки – 
Нынче взрослый народ. 
И едва ль не впервые 
Ощутил я в душе, 
Что не мы молодые, 
А другие уже. 
  
Сколько белого цвета 
С липы смыло дождем. 
Лето, полное лето, 
Не весна под окном. 
Тень от хаты косая 
Отмечает полдня. 
  
Слышу, крикнули: 
– Саня!– 
Вздрогнул, 
Нет, – не меня. 
  
И друзей моих дети 
Вряд ли знают о том, 
Что под именем этим 
Бегал я босиком. 
  
Вот и дворик и лето, 
Но все кажется мне, 
Что Загорье не это, 
А в другой стороне... 
  
Я окликнул не сразу 
Старика одного. 
Вижу, будто бы Лазарь. 
– Лазарь! 
– Я за него... 
  
Присмотрелся – и верно: 
Сед, посыпан золой 
Лазарь, песенник первый, 
Шут и бабник былой. 
Грустен.– Что ж, мое дело, 
Годы гнут, как медведь. 
Стар. А сколько успело 
Стариков помереть... 
  
Но подходят, встречают 
На подворье меня, 
Окружают сельчане, 
Земляки и родня. 
  
И знакомые лица, 
И забытые тут. 
– Ну–ка, что там в столице. 
Как там наши живут? 
  
Ни большого смущенья, 
Ни пустой суеты, 
Только вздох в заключенье: 
– Вот приехал и ты... 
  
Знают: пусть и покинул 
Не на шутку ты нас, 
А в родную краину, 
Врешь, заедешь хоть раз... 
  
Все Загорье готово 
Час и два простоять, 
Что ни речь, что ни слово, – 
То про наших опять. 
  
За недолгие сроки 
Здесь прошли–пролегли 
Все большие дороги, 
Что лежали вдали. 
  
И велик, да не страшен 
Белый свет никому. 
Всюду наши да наши, 
Как в родимом дому. 
  
Наши вверх по науке, 
Наши в дело идут. 
Наших жителей внуки 
Только где не растут! 
  
Подрастут ребятишки, 
Срок пришел – разбрелись. 
Будут знать понаслышке, 
Где отцы родились. 
  
И как возраст настанет 
Вот такой же, как мой, 
Их, наверно, потянет 
Не в Загорье домой. 
  
Да, просторно на свете 
От крыльца до Москвы. 
Время, время, как ветер, 
Шапку рвет с головы... 
  
– Что ж, мы, добрые люди, – 
Ахнул Лазарь в конце, – 
Что ж, мы так–таки будем 
И сидеть на крыльце? 
  
И к Петровне, соседке, 
В хату просит народ. 
И уже на загнетке 
Сковородка поет. 
  
Чайник звякает крышкой, 
Настежь хата сама. 
Две литровки под мышкой 
Молча вносит Кузьма. 
  
Наш Кузьма неприметный, 
Тот, что из году в год, 
Хлебороб многодетный, 
Здесь на месте живет. 
  
Вот он чашки расставил, 
Налил прежде в одну, 
Чуть подумал, добавил, 
Поднял первую: 
             – Ну! 
Пить – так пить без остатку, 
Раз приходится пить... 
  
И пошло по порядку, 
Как должно оно быть. 
  
Все тут присказки были 
За столом хороши. 
И за наших мы пили 
Земляков от души. 
За народ, за погоду, 
За уборку хлебов, 
И, как в старые годы, 
Лазарь пел про любовь. 
Пели женщины вместе, 
И Петровна – одна. 
И была ее песня – 
Старина–старина. 
И она ее пела, 
Край платка теребя, 
Словно чье–то хотела 
Горе взять на себя. 
  
Так вот было примерно. 
И покинул я стол 
С легкой грустью, что первый 
Праздник встречи прошел; 
Что, пожив у соседей, 
Встретив старых друзей, 
Я отсюда уеду 
Через несколько дней. 
На прощанье помашут – 
Кто платком, кто рукой, 
И поклоны всем нашим 
Увезу я с собой. 
Скоро ль, нет ли, не знаю, 
Вновь увижу свой край. 
  
Здравствуй, здравствуй, родная 
Сторона. 
     И – прощай!.. 
  
          1939


Популярные стихи

Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Баллада о матери»
Владимир Соколов
Владимир Соколов «Спасибо, музыка, за то»
Юлия Друнина
Юлия Друнина «Целовались...»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Слово о любви»
Александр Яшин
Александр Яшин «Голоса весны»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Шаганэ»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Похороны Бобо»