Александр Твардовский

Александр Твардовский

* * * 
  
Прощаемся мы с матерями 
Задолго до крайнего срока — 
Ещё в нашей юности ранней, 
Ещё у родного порога, 
  
Когда нам платочки, носочки 
Уложат их добрые руки, 
А мы, опасаясь отсрочки, 
К назначенной рвёмся разлуке. 
  
Разлука ещё безусловней 
Для них наступает попозже, 
Когда мы о воле сыновней 
Спешим известить их по почте. 
  
И карточки им посылая 
Каких-то девчонок безвестных, 
От щедрой души позволяем 
Заочно любить их невесток. 
  
А там — за невестками — внуки… 
И вдруг назовёт телеграмма 
Для самой последней разлуки 
Ту старую бабушку мамой. 
  
* * * 
  
В краю, куда их вывезли гуртом, 
Где ни села вблизи, не то что города, 
На севере, тайгою запертом, 
Всего там было — холода и голода. 
  
Но непременно вспоминала мать, 
Чуть речь зайдёт про всё про то, что 
     минуло, 
Как не хотелось там ей помирать, — 
Уж очень было кладбище немилое. 
  
Кругом леса без края и конца — 
Что видит глаз — глухие, нелюдимые. 
А на погосте том — ни деревца, 
Ни даже тебе прутика единого. 
  
Так-сяк, не в ряд нарытая земля 
Меж вековыми пнями да корягами, 
И хоть бы где подальше от жилья, 
А то — могилки сразу за бараками. 
  
И ей, бывало, виделись во сне 
Не столько дом и двор со всеми 
     справами, 
А взгорок тот в родимой стороне 
С крестами под берёзами кудрявыми. 
  
Такая то краса и благодать, 
Вдали большак, дымит пыльца дорожная, 
— Проснусь, проснусь, — рассказывала 
     мать, — 
А за стеною — кладбище таёжное… 
  
Теперь над ней берёзы, хоть не те, 
Что снились за тайгою чужедальнею. 
Досталось прописаться в тесноте 
На вечную квартиру коммунальную. 
  
И не в обиде. И не всё ль равно. 
Какою метой вечность сверху мечена. 
А тех берёз кудрявых — их давно 
На свете нету. Сниться больше нечему. 
  
* * * 
  
Как не спеша садовники орудуют 
Над ямой, заготовленной для дерева: 
На корни грунт не сваливают грудою, 
По горсточке отмеривают. 
  
Как будто птицам корм из рук, 
Крошат его для яблони. 
И обойдут приствольный круг 
Вслед за лопатой граблями… 
  
Но как могильщики — рывком — 
Давай, давай без передышки, — 
Едва свалился первый ком, 
И вот уже не слышно крышки. 
  
Они минутой дорожат, 
У них иной, пожарный навык: 
Как будто откопать спешат, 
А не закапывают навек. 
  
Спешат, — меж двух затяжек срок, — 
Песок, гнилушки, битый камень 
Кой-как содвинуть в бугорок, 
Чтоб завалить его венками… 
  
Но ту сноровку не порочь, — 
Оправдан этот спех рабочий: 
Ведь ты им сам готов помочь, 
Чтоб только всё — ещё короче. 
  
* * * 
  
— Ты откуда эту песню, 
Мать, на старость запасла? 
— Не откуда — всё оттуда, 
Где у матери росла. 
  
Всё из той своей родимой 
Приднепровской стороны, 
Из далёкой-предалёкой 
Деревенской старины. 
  
Там считалось, что прощалась 
Навек с матерью родной, 
Если замуж выходила 
Девка на берег другой. 
  
Перевозчик-водогребщик, 
Парень молодой, 
Перевези меня на ту сторону, 
Сторону — домой… 
  
Давней молодости слёзы, 
Не до тех девичьих слёз, 
Как иные перевозы 
В жизни видеть привелось. 
  
Как с земли родного края 
Вдаль спровадила пора. 
Там текла река другая — 
Шире нашего Днепра. 
  
В том краю леса темнее, 
Зимы дольше и лютей, 
Даже снег визжал больнее 
Под полозьями саней. 
  
Но была, пускай не пета, 
Песня в памяти жива. 
Были эти на край света 
Завезённые слова. 
  
Перевозчик-водогребщик, 
Парень молодой, 
перевези меня на ту сторону, 
Сторону — домой… 
  
Отжитое — пережито, 
А с кого какой же спрос? 
Да уже неподалёку 
И последний перевоз. 
  
Перевозчик-водогребщик, 
Старичок седой, 
Перевези меня на ту сторону 
Сторону — домой…


Популярные стихи

Сергей Марков
Сергей Марков «Сусанин»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Лесная река»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Весна»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Трус»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Русский огонек»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Ошибка»