Александр Твардовский

Александр Твардовский

Большое лето фронтовое 
Текло по сторонам шоссе 
Густой, дремучею травою, 
Уставшей думать о косе. 
  
И у шлагбаумов контрольных 
Курились мирные дымки, 
На грядках силу брал свекольник, 
Солдатской слушаясь руки... 
  
Но каждый холмик придорожный 
И лес, недвижный в стороне, 
Безлюдьем, скрытностью тревожной 
Напоминали о войне... 
  
И тишина была до срока. 
А грянул срок — и началось! 
И по шоссе пошли потоком 
На запад тысячи колес. 
  
Пошли — и это означало, 
Что впереди, на фронте, вновь 
Земля уже дрожмя дрожала 
И пылью присыпала кровь... 
  
В страду вступило третье лето, 
И та смертельная страда, 
Своим огнем обняв полсвета, 
Грозилась вырваться сюда. 
  
Грозилась прянуть вглубь России, 
Заполонив ее поля... 
И силой встать навстречу силе 
Спешили небо и земля. 
  
Кустами, лесом, как попало, 
К дороге, ходок и тяжел, 
Пошел греметь металл стоялый, 
Огнем огонь давить пошел. 
  
Бензина, масел жаркий запах 
Повеял густо в глушь полей. 
Войска, войска пошли на запад, 
На дальний говор батарей... 
  
И тот, кто два горячих лета 
У фронтовых видал дорог, 
Он новым, нынешним приметам 
Душой порадоваться мог. 
  
Не тот был строй калужских, брянских, 
Сибирских воинов. Не тот 
Грузовиков заокеанских 
И русских танков добрый ход. 
  
Не тот в пути порядок чинный, 
И даже выправка не та 
У часового, что картинно 
Войска приветствовал с поста. 
  
И фронта вестница живая, 
Вмещая год в короткий час, 
Не тот дорога фронтовая 
Сегодня в тыл несла рассказ. 
  
Оттуда, с рубежей атаки, 
Где солнце застил смертный дым, 
Куда порой боец не всякий 
До места доползал живым; 
  
Откуда пыль и гарь на каске 
Провез парнишка впереди, 
Что руку в толстой перевязке 
Держал, как ляльку, на груди. 
  
Оттуда лица были строже, 
Но день иной и год иной, 
И возглас: «Немцы!»— не встревожил 
Большой дороги фронтовой. 
  
Они прошли неровной, сборной, 
Какой–то встрепанной толпой, 
Прошли с поспешностью покорной, 
Кто как, шагая вразнобой. 
  
Гуртом сбиваясь к середине, 
Они оттуда шли, с войны. 
Колени, локти были в глине 
И лица грязные бледны. 
  
И было все обыкновенно 
На той дороге фронтовой, 
И охранял колонну пленных 
Немногочисленный конвой. 
  
А кто–то воду пил из фляги 
И отдувался, молодец. 
А кто–то ждал, когда бумаги 
Проверит девушка–боец. 
  
А там танкист в открытом люке 
Стоял, могучее дитя, 
И вытирал тряпицей руки, 
Зубами белыми блестя. 
  
А кто–то, стоя на подножке 
Грузовика, что воду брал, 
Насчет того, как от бомбежки 
Он уцелел, для смеху врал... 
  
И третье лето фронтовое 
Текло по сторонам шоссе 
Глухою, пыльною травою, 
Забывшей думать о косе. 
  
          1943


Популярные стихи

Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Прощанье»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В избе»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Когда ты состаришься»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Свободная любовь»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Теркин, Теркин, добрый малый...»