Александр Товберг

Александр Товберг

Четвёртое измерение № 15 (111) от 21 мая 2009 г.

А п е р и т и в

...И через дорогу за тын перейти

Нельзя, не топча мирозданья.

Борис Пастернак

 

– Плесни-ка мне аперитива.

Свежо. Вдыхаем летний воздух –

Бальзам из роз, ромашек, лилий –

И раскрывается душа,

Дремавшая в бутонах тел –

Одна на всех – цветком огромным

И пахнущим тепло и красно –

И видим далеко и постепенно.

 

*

Из лопухов встаёт луна,

Она за август располнела,

Она рассверлена сверчками,

И мыши прыгают в экстазе,

Почуяв свежий сырный запах,

Пищат и тянут лапки вверх,

И ничего не понимают,

Завидуют летучим братьям,

И думают: «Они, наверно,

Опять сгрызут луну до корки…

Хоть на немного нам бы крылья,

Вот мы б тогда…»

 

*

И чёрт в чертах чертополоха,..

Да так, не чёрт, а просто чёртик,

А может, и не чёртик – сычик –

Прислушивается и вертит

Вокруг радаром головы,

Улавливая мышьи пляски.

 

*

Мы видим далеко и понемногу,

И понемногу понимаем что-то.

Неистовые светлячки

Срываются со скользких листьев

И падают наоборот –

К зевающему липнут небу –

Дрожащие тычинки звёзд.

 

*

И ветер – вовсе и не ветер –

А так, легонький сквознячок,

В кустах смородины, малины

Он копошится, как щенок,

Которого достали блохи,

И ненарошным, неуклюжим взмахом

Он сбрасывает сонных сочных мух

И астматически тяжёлых молей

В развешенные верши пауков.

 

*

Мы видим далеко и вдруг.

За изгородью огородов,

В болотце, скрытом плоской ряской,

Напереор кричат лягушки,

И дирижирует тем хором

Большая бородавчатая жаба,

Заслуженная деятельница

Прудовых полуночных песнопений.

 

*

И ночь заселена Вселенной,
И всё растёт, шевелится, живёт

Подспудной полнокровной жизнью,

Заботливо прикрытой пледом тайны.

И смутное везде идёт броженье,

Размеренно работает насос
Качающего кровь и лимфу сердца

Природы, пышущей здоровьем

Психическим, физическим

И матерински зрелым,

Зачать всегда готовым и родить,
Взрастить и воспитать,
И отпустить на волю.

И волосы на наших головах

Растут и шевелятся, выпадают

От ужаса и радости свободы

Проникновенья в подсознанье мира.

 

*

– Налей ещё. Представилось –

Вдруг в земляного червя некий Демиург,

Да так, не Демиург, – божок лукавый,
Вроде Локи*, – в дождевого червя

Вложил вдруг разум –

И с улыбкой смотрит.

У червя же – ни рук, ни ног

И ни ушей, ни глаз.

Не слышит и не видит он,
Заботливо спелёнут подземной тьмой.

Он может жрать и размножаться,
И гордо сознавать: – Аз червь!

И это офигенно,
А человеком быть я не хочу,
И что мне эволюция и Дарвин?..

 

---

*Локи (сканд. мифол.) – злокозненный лукавый бог,

участвовавший в сотворении мира.

 

 

*

Мы понимаем сразу и сейчас.

Раскрыто всё, распахнуты все двери

И сорваны с петель,

И стены рухнуты,

Преград отныне нет.

Глаза в глаза, и разум в разум,

Равновеликие две силы,

Два существа в стремлении понять

Друг друга и объединиться,

Но…

Не слишком ли мы выпили аперитива?

И разбудив звериный аппетит,

Его так и не удовлетворили.

 

*

А завтра?.. Вдруг, очнувшись завтра,

Вдруг всё изменится,

Всё станет наизнанку,

Вдруг будет не таким, как прежде?..

Вдруг, очнувшись завтра,

Мы не узнаем мир,

И позабудем, кто мы и зачем?..

Что станет с нами, если нас поглотит,

В нас прорастёт дыхание Вселенной,

И будет в нас луна, сверчки и мыши,

Ночные насекомые, и ветер

В кустах смородины,

В чертах чертополоха – голодный сыч,

И – рак на дне болотца,

И…

В глазницах вместо глаз

Мы понесём чему-то там навстречу

Мерцанье звёзд и блики светлячков,

И, гордые, мы под ноги не глядя,

Раздавим дождевого червя,

И поскользнёмся на его сознаньи,

И гавкающим смехом засмеётся Локи.

 

*

А впрочем, доживём до завтра.