Александр Соболев

Александр Соболев

* * * 
  
Под вечер снег изрядно измельчал, 
но сыплет бодро. Верно, быть морозу. 
Пушистая белёная вискоза – 
дарёной шубой с божьего плеча. 
  
Когда Стрибог волением своим 
кристаллизует внешние идеи, 
худеют тучи и слегка скудеют 
разреженные горние слои. 
  
Хозяин зим, распорядитель вьюг, 
он знал, что нужно тут, и принял меры. 
Холодное бурленье тропосферы – 
его забава, промысел, досуг. 
  
Дыхание морозных альвеол 
рождает снег. Он дышит, будто пишет, 
всегда разнообразно. Гений свыше – 
уж он-то никогда не пишет в стол. 
  
Спешат машины. Крыши порошат. 
Уместны и чьему-то глазу сладки 
небесной манны щедрые остатки. 
Вот небо стало ниже, а ландшафт – 
  
пригляднее и глаже. Ночь близка. 
Исходит год на Главном Репетире… 
и всё бы ничего в подснежном мире, 
когда бы не жестокая тоска. 
  
Tabula rasa 
  
Похоже, затевается снежок. 
Он зреет в сером облаке над нами 
чудными слюдяными семенами. 
Неплотно перехваченный мешок 
битком набит шестиугольным пухом. 
По срокам, по приметам и по слухам 
зиме давно пора начать посев – 
да всё никак не соберётся с духом, 
не до конца, как видно, обрусев. 
  
Похоже, начинается снежок! 
Он реет в сером воздухе над нами, 
над плавнями, составами, домами… 
Ни грузный шаг, ни заячий прыжок 
не смогут избежать запечатленья 
в легчайшем из пуховых покрывал, 
когда на листьев медленное тленье 
он лёг – и чистый лист образовал. 
Теперь, когда он всё успел очистить 
и сделал всё и строже, и светлей, 
проведены на нём изящной кистью 
сквозные иероглифы ветвей. 
  
Как снег идёт!.. Какое наслажденье – 
предчувствовать, увидеть, осязать – 
и в памяти на нитку нанизать 
изнеженных снежинок нисхожденье. 
С какой-то элегическою ленью 
пушинки-альбиносики летят, 
летят, по миллиарду на мгновенье, 
по промыслу, по щучьему веленью, 
и почему-то таять не хотят. 
Уже белей мелованной бумаги 
дворы и крыши, склоны и овраги, 
заснеженными площади лежат. 
Как снег идёт… Шуршит на каждом шаге… 
Прохожие, бродячие дворняги 
И прочие – ему принадлежат. 
  
Мы счастливы присутствовать – не так 
     ли? – 
на этом удивительном спектакле, 
где занавес подобен кисее. 
А в нём и заключается сие 
негромкое, но праздничное действо. 
Мы все одним томлением больны, 
и в этот час ни гений, ни злодейство 
в своих поползновеньях не вольны. 
Мы чувствуем, и, стало быть, живём. 
А всё, что утомилось бытиём 
в событий торопливой круговерти, 
затихло в летаргии, малой Смерти, 
в неистощимой милости её. 
  
* * * 
  
…И вот – поляризация цветов, 
союз ночного снега и – не снега 
с напластованьем этого – на то. 
И павший дух возвыситься готов, 
когда приходит Альфа и Омега 
порхающими звёздами в Ростов. 
И вновь земля благословенна в жёнах! 
Оснежены дотоле обнажённых 
домов и улиц грешные тела, 
сей город, вавилонская блудница, 
смущённо и растроганно роднится 
со щедрым небом. 
Ночь уже бела, 
хотя – декабрь и южные широты… 
И снадобий не надо приворотных, 
а только эта млечная фата – 
большая шалость и смешная малость – 
чтобы любовь сбылась и состоялась, 
забытая с годами, как фита. 
  
Посевом радуг будущего мая 
рождается метель, загустевая 
белилами на клёне и сосне 
и мелом на еловых макловицах. 
Душа – легка, и может притвориться, 
что в волосах – один лишь только снег.


Популярные стихи

Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Вещи»
Александр Межиров
Александр Межиров «Артиллерия бьёт по своим»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Новая жизнь»
Георгий Шенгели
Георгий Шенгели «Жизнь»
Валентин Берестов
Валентин Берестов «Светлячок»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Разговор с другом»