Александр Сериков

Александр Сериков

Все стихи Александра Серикова

Двойник

 

Я вытер.

Он вытек.

 

Я выпил.

Он выпал.

 

Я вышел.

Он выжил.

 

Жмурки

 

Когда загорается свет,

ночь прячется в шкаф,

но чёрный её силуэт

можно поймать за рукав.

 

 

* * *

 

Зачем молнии падают

прямо из облаков?

На языке стародавнем

ругается поэт Светлаков.

 

Зачем лужи до пяток

и градины с кулачок?

Игра наподобие пряток,

все ищут клочок,

 

на который встанешь

ногой, а другой не встать.

Ты придёшь и уйдёшь нагой,

остаётся ждать...

 

Летите, небесные птицы, летите!

 

Летите,

Небесные птицы,

Летите!

Настал переходный период.

Поход.

Все гнёзда и перья свои

Соберите.

Ловите

Отставших.

На месяц! На год!

Летите скорее

Надолго

От дома.

Здесь завтра

Начнётся

Большая Война.

Огромные бомбы

Оставят обломки.

Осколки.

Воронки.

Огонь дотемна!

Летите,

Вороны,

Сороки,

Синицы,

Лохматые  ласточки

И воробьи.

Летите,

последние листья,

Летите,

Крылатые сёстры 

и братья мои.

Спешите,

Скорей

Убегайте,

Идите

пешком по цветущим

степям и полям.

Да именем русским

Птенцов назовите

А я остаюсь

И машу рукой вам…

 


Поэтическая викторина

* * *

 

Нотр-Дам далеко, но зачем Париж?

Ты и так легко над землёй паришь,

Два крыла-холма надо мной раскрыв,

Чтобы ветра вой обратить в порыв.

Ты меня одна и спасла от сна,

Я ломаю лёд для тебя, Весна!!!

 

Ночное танго заведённых игрушек

на открытом воздухе

 

Свет за кадром. Фонарь остыл.

И сады, и фасады спят.

Чёрной мантией тело скрыл пустырь.

Стали куклы в ряд.

 

Рот открыла одна и шепнула: «Вот,

для искусства живой товар».

А другая, рукой обхватив живот,

опустилась на тротуар.

 

Пошептались, решили – аппендицит.

Да и диабет у неё.

Все резиновые повернули носы.

Посмотреть, как умрёт.

 

Кукла плакала. Рядом вился паяц,

подражая ужам.

Ведь трагедия – самый любимый жанр

и у них, и у нас.

 

Тихо всхлипнула: «Господи, дай мне сил.

Я б хотела до…»

Кто-то фыркнул, а кто-то заголосил.

Выдох. Вдох.

 

Покрывалом накрыли и снова в пляс.

Helloween. Карнавал.

Тот, что в белом цилиндре, соседа тряс,

бессловесно кивал.

 

Через час совершили старинный обряд.

Ели. Пили. Дрались.

Пока небо не смыла, зевая, заря

с их игрушечных лиц.

 

Подошли. Сняли маски. Стащили в костёр

бутафории хлам.

И, укрывшись в тени утопающих штор,

разошлись по домам…

 

* * *

 

Одуванчик жёлт.

Ещё вчера

полон мёда.

Не долетела

к тебе пчела.

Заросли травой

сады цветов.

Стал седой

Юнец без усов.

 

* * *

 

Песчинка падает на лёд.

Танцует вёрткий лист осенний.

И, кажется, вся жизнь пройдёт

до воскресенья…

 

* * *

 

Страна отстала от страны,

Другой и гордой.

Стрела попала в грудь стрелы.

И в горло.

 

От тетивы до тетивы

Лук правит.

Ум прорастает в праумы.

Прав прадед.

 

Топор и нож, нож и топор.

Где идол?

Поклон и пол, ещё поклон.

Где иго?

 

Графины крови за стакан

Слезы-спирта.

Кнутом по скулам, по щекам.

Спесь сбита.

 

Король потерян для толпы,

Но коронован.

В ограде колья все тупы,

А меч ворован.

 

Туман и топь. Сплошной туман.

Нет суши.

Тропа. Ещё тропа… Утоп

Крест. Скошен.

 

До воскресения мой счёт –

Три сына.

А наверху кургана всё –

Трясина…

 

 

* * *

 

Ты ушла от меня внезапно.

Просто раз –  и послала к чёрту,

на щеке оставив свой запах

и в стакане зубную щётку...

 

Ты ушла, не сказав ни слова,

позвенев об пол каблуками.

На кольце три девятки слева.

Кот (кто) дерёт порог коготками...

 

* * *

 

Этот шарик из гелия

предназначен для гения.

Он послушней собаки

опустился у ног.

 

Может, кончился гелий?

Призадумался гений.

Дал финальный свисток.

 

Шар отмыли, отпели,

уложили в коробку.

Жизнь у юного гения

оказалась короткой.