Александр Лекомцев

Александр Лекомцев

Четвёртое измерение № 15 (399) от 21 мая 2017 г.

Подборка: Улыбка безголового

Сотворения суть

 

Перемещает пламя

Суть всего сотворённого

В обитель желанных всходов

Из сонного мира семян.

В комедии или драме

Преображенья бездонного

Росинка под небосводом –

Бессмертия Океан.

 

Каждый двуногий болен.

Он – только лишь информация

С программой точной и строгой.

Где нет ни ночи, ни дня.

Огненный шар над полем –

Частица одной абстракции.

Ты был и остался Богом,

Но за гранью Огня.

 

В ответе перед собой

 

Тому, кто всегда в пути,

Не страшны перемены.

Твой Мир поглотит вода,

Но пройденного не итожь.

Себя самого прости

И вместе с морскою пеной

Степенно вернись туда,

Где вечно себя ты ждёшь.

 

Гаснут круги на воде.

Но почему ты плачешь?

У Вечности смерти нет,

Ты жив в дороге любой.

Ты есть всегда и везде,

Миг Вечности не растрачен.

Но только держи ответ

Перед самим собой.

 

Улыбка безголового

 

Нет у него головы,

Но ведь он улыбается.

Всё потому, что вы –

Можно сказать, красавица.

Всё потому, что вам

Очень немало дадено.

Вами то здесь, то там

Много голов украдено.

 

Позавчеращние сны –

Самые свежие новости.

Он виноват без вины,

От собственной безголовости.

Не нужен ему брадобрей

И даже борщи вчерашние.

Поймите его скорей

Запальчиво, обезбашенно!

 

Без головы он пусть,

Создайте ему условия…

Все мы впалаем в грусть

В действительности безголовия.

Вам он – до фонаря,

Всегда вы улыбчиво новая.

Вы разлюбили, а зря.

Значит, и вы – безголовая.

 

Живое свечение

 

Я решительный, не робкий…

Я вспорол живот коробке.

Искры огненные роем

Из неё взлетели ввысь.

Потолок исчез мгновенно –

Небо чёрное нетленно…

В нём надежд мы не зароем.

Надо вечно жить. Проснись!

 

Нас дурачат Люциферы,

Навсегда лишают веры…

Искры мечутся ночные

Над твоею головой.

Искры – души лет туманных,

Даже небо в рваных ранах.

Потревожу твои сны я,

Свет искрится. Он живой.

 

Искры становятся звёздами

 

В секторе данной Обители

Происходит немногое,

Лишь «малая» часть бескрайнего

Спонтанно придуманных мест.

Но кукловоды – не зрители,

Смысла Истин не трогая,

Готовы к финалу заранее.

Для них он – привычный жест.

 

Воображением созданы

Собственного желания,

Выпало стать вам искрами

И гаснуть в Сознанье Ином.

Искры становятся звёздами

В «рождении» и «умирании».

Преображенье быстрое

Не называйте сном.

 

Вечные квартирьеры

 

Вокруг отраженья давние

Бессмертного воображенья.

Ликуй на своей могиле,

В которой не суть твоя.

Плоды твоего страдания,

Несчастья и унижения

Желанья твои воплотили

В Обители Небытия.

 

Судьёй не станет свидетель

Всех погружений безмерных.

В «точках» иллюзий редких

Сути своей не порушь.

Себя породили дети,

И здесь они – квартирьеры,

Посланные в разведку

Из бездны вселенских душ.

 

Неизмеримый путь

 

Явления беспредметны

В условной и краткой смерти,

В пыльных Вселенских тучах.

Боги себя познают.

Вопросами станут ответы

В космической круговерти

За гранью – костры вы могучие,

И малые искры – тут.

 

Те, кто ослабли, окрепли,

Но перемен не заметили…

Пришли и ушли обычно

Отсюда в… «куда-нибудь».

Душно в космической пепле

Даже просто свидетелям,

Внедрение в мир статичный -

Неизмеримый путь.

 

Сегодня я огненный шар

 

Огненным шаром ныне

Я посещаю часто

Тех, кто себя не считает

Тиной в мутном пруду.

Пламя во мне остынет…

Но возвращенье – счастье,

В котором Бог обитает.

Я в нём себя долго жду.

 

Вечное непостижимо,

Как тайна смеха и стона…

Господу Мир Господний,

А мыслям его – труда!

Я только свидетель Жизни,

Рожденье и Смерть бездонны.

Я – огненный шар сегодня,

А завтра я пламя льда.

 

Краткосрочная тайна

 

Каждый решил опуститься

В тайну на краткие сроки.

Но знай, у чужого трона

Ты будешь всегда чужим.

Вокруг ведь не просто лица,

А всплески огней нерождённых.

В программах смеха и стона

Смысл их не постижим.

 

В реальности, что не реальна,

Пути к совершенству открыты,

Здесь нет у тебя приближённых.

Пойми, что ты одинок.

В Обители ближней и дальней

Не будет и нет элиты.

Бессчётное раз сожжённый,

Ты тоже Вечный Пророк.

 

Фрагмент пожара

 

В пространстве планов таинственных,

Где миллиарды всевышних.

Себя самого частица

В мире ни добром, ни злом.

Каждый из нас единственный,

Для «смерти» и «жизни» не лишний

Погасшее возгорится,

Но только иным огнём.

 

В пространстве огненным шаром

Существовать мне позволено.

Судьбы у всех трагичны

В фантазиях небытия.

Я только лишь часть пожара

В «точке» Земли обезволенной,

Всёго лишь фрагмент, а не личность…

Но был Человеком и я.

 

Частица Мироздания

 

Я – всего лишь частица Сознанья того,

Кто сливается всюду с Великим извечно.

А пространство вокруг никогда не мертво.

Смерти нет… Лишь прощанья и встречи.

Есть над каждым явлением свой Инженер,

Что себя сотворил в стремлениях «малых».

Потерял меня в Мире «мрачный курьер».

Заблудился средь истин усталых.

 

Неизменна вокруг даже часть бытия.

Всё – и беды вокруг и радости святы.

Жизнь давно за спиной, но она не моя,

И уже не ко мне возвратиться когда-то.

Я в Пространстве Ином строю радостный дом,

Вдалеке от смешной и пустой круговерти,

Потому что нельзя оставлять на потом

Приближенье «рожденья», приближение «смерти».

 

Больше никто

 

Пусть ты «родился» нищим или магнатом,

Сильным, здоровым или смертельно больным,

Ты обречённый на жизнь беспредельную атом.

Больше никто не пройдёт по дорогам твоим.

 

Больше никто… Не тебя повезут в катафалке.

Разве живое возможно средь серых могил?

Очень счастливым или несчастным и жалким…

Ты погостил здесь, но что-то придумал и совершил.

 

В Мире Погостов тоже ведь жизнь, но иная.

Снимешь ты тело в «прихожей» своё, как пальто…

Только лишь я за Порогом тебя и узнаю.

Только лишь я и узнаю, а больше никто.

 

Так будет…

 

Никто не построит Ковчегов

На Севере и на Юге.

Бросится с небом навстречу

Подземная влага Земли.

Извечное Мира теченье

Окажет свои услуги

Истинам Бесконечным.

А мы ведь от них… ушли.

 

На несколько чёрных суток

Владыкой станут над сушей

Неукротимые воды,

Свирепствующий Океан.

Но если ты раб прибауток,

То просто меня не слушай.

В покое условной свободы

Каждому выбор дан.

 

Пусть жизнь проснётся в могилах,

Себя осознает в тревоге,

И за её пределом

Жизни не гаснет свет.

…В шикарных домах и виллах

Будут жить осьминоги.

Раздольно на свете белом

Даже тем, кого нет.

 

Вера в придуманное

 

Истина под ногами,

Для многих несчастных – лишняя…

Остались народы в неведенье,

И радостью стала беда.

Придуманными богами

Мы отвергли Всевышнего.

В автомобилях едем мы

В уютное никуда.

 

Нам просто верить приказано

В глупые лживые новости…

В коротком отрезке времени

Мы теряем свой путь.

Жизнь не может быть разовой.

В благодушье, в суровости

Частенько нас бьют по темени,

С размаху – ни как-нибудь.

 

Зависнет вопрос без ответа,

Как над Миром секира.

Да разве кому-то он нужен

В сутолоке Земной?

Но ни одна монета

Не станет владыкой мира.

В нашем Свете досужем,

Да и в Стране Иной.

 

Терпение

 

Трагедии, беды, несчастья -

Не наказанье господне.

Это простая возможность

Вернуться к себе домой.

Но душу не рви на части,

Пока живи в Преисподней,

Окутанный смрадной ложью,

И ближнего успокой.

 

Если душа твоя стонет

И не знает покоя,

Не торопись с уходом…

В страданиях Жизнь твоя.

Мир Зла проклинать не стоит,

Он создан твоей рукою.

Ведь такова природа

Вечности Бытия.

 

Не станут святыми черти,

Твоих не поймут страданий…

Забудь же недругов тени,

Они только здесь – враги.

Ведь приближенье смерти,

Которой нет в Мирозданье,

Ввело тебя в заблужденье.

Мы все отдадим долги.

 

Заигрались

 

Удивляться? Извечна игра.

Всякий жест непонятного дик.

Из неё выбираться пора,

Пусть на век, пусть на час, пусть на миг…

Время гнусной и пошлой игры

Затянуло в свой круг пустоты.

Даже если заплаты пестры,

Не бояре мы и не шуты.

 

Под землёю нас ждёт Пакемон,

Зарываться приходит черёд.

Мы садимся в красивый вагон,

Мчимся вдаль – ни назад, ни вперёд.

Нам не верится в мир без курьёз,

Всё готовы принять, что дают.

Разучились смеятся до слёз,

Разучились ценить неуют.

 

Нам красивую сказку подаст

В яркой маске лихой Асмодей.

А вокруг на фантасте – фантаст.

Без реальности мир людей.

Привыкаем к игре, что к беде.

Время игр нас явилось кромсать…

Пишем вилами мы на воде

То, что нам разрешили писать.