Александр Ланин

Александр Ланин

Вавилонской речью гудел курорт, 
На меня смотрел человек-Миро – 
Чебурашьи уши и толстый зад, 
И слезами в душу его глаза. 
  
Я ходил кругом, и не селфи для. 
Неуклюжий ком, невозможный взгляд. 
У него штыри вместо ног и рук, 
И темно внутри, и светло вокруг. 
  
Бесполезно впрок обнимать металл. 
Я уехал прочь, он остался там. 
Он с изнанки мокр, а снаружи слеп, 
Он никак не мог посмотреть мне вслед. 
  
Под руку с дождём захожу в метро, 
Где меня не ждёт человек-Миро, 
Где глаза – стекло, где слеза – окно, 
Где внутри светло, а вокруг темно.