Александр Крастошевский

Александр Крастошевский

Грецкий орех в скорлупе не колется 
     пальцами, 
Только щипцы отделяют съедобную часть 
     от панциря. 
Ты у окна сидишь, задремав над 
     пяльцами. 
Я постигаю запах и ужас карцера. 
Срезанные волосы к голове не пришьёшь 
     обратно, 
Тысячетонный айсберг пылающим лбом не 
     расплавишь. 
Ты одна на концерте и что-то бормочешь 
     невнятно, 
Не слушая, как отскакивают усталые 
     пальцы от клавиш. 
Как пустомозглому оратору не стоит зря 
     сотрясать воздух, 
Как голливудскому фильму не стоит плохо 
     кончаться, 
Так и тебе не стоило бы домой 
     возвращаться так поздно, 
Ведь тебя там ждут и волнуются 
     домочадцы. 
И будет обед или ужин – тихое семейное 
     празднество, 
И ты вряд ли узнаешь, куда именно 
     вгрызается совесть. 
А я буду думать о том, какие мы разные, 
Хотя для тебя, наверное, это не 
     новость. 
А закаты с понедельника, как всегда, 
     опять будут алыми, 
И сахар в стакане будет таять секунд за 
     восемь. 
Просто что-то большое непременно 
     начинается с малого: 
Вот так сначала утренние заморозки, а 
     потом – сразу осень. 
Может, просто в наших костях 
неправильное количество кальция? 
Даже если и гений, то непременно с 
     приставкой «канцеро-». 
Но ведь и грецкий орех в скорлупе 
не раскалывается под пальцами – 
Ибо только щипцы отделяют съедобную 
     часть от панциря.


Популярные стихи

Спиридон Дрожжин
Спиридон Дрожжин «Родине»
Вера Инбер
Вера Инбер «Сыну, которого нет»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Песня о далёкой Родине»