Александр Градский

Александр Градский

Четвёртое измерение № 30 (126) от 21 октября 2009 г.

Явление оперы народу

Александр ГрадскийРовно год назад – 21 октября-2008, день в день, завершая эссе, посвящённое Александру Градскому, редактор альманаха-45 воскликнул: «…о, как я мечтаю услышать эту оперу! И, ясная нота, минорный Сутулов и мажорный Катеринич отнюдь не одиноки в своих предвкушениях. Спасибо, маэстро, за счастье ожидания – его даже Воланд не сумел омрачить!»

 

Свершилось! Проект АГ по бессмертному роману «Мастер и Маргарита» обрёл звуковую плоть. Символично, что явление оперы народу состоялось незадолго до юбилея Мастера: в начале ноября-2009 Александру Борисовичу исполняется 60! По всему выходит, что половину своей жизни Градский трудился над этим поистине уникальным и по-настоящему грандиозным проектом… Слава Богу, параллельно композитор, певец и поэт (в одном лице!) умудрился создать великое множество и других прекрасных произведений.

 

Уважаемый Александр Борисович!

Живите и творите, любите и дерзайте ещё три десятка годков. Как минимум!

На Кавказе дорогим гостям принято дарить необычные подарки.

Что ж – попробую: баллада – вот ещё одно мистическое совпадение! – написана мной за год до первого публичного прослушивания долгожданной оперы…

 

Сакральный хорал

 

Александру Градскому

 

«…никогда и ничего не просите!

Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.

Сами предложат и сами всё дадут!..»

Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»

 

Никогда никого ни о чём не проси…

Никого никогда не проси ни о чём!

Нота третьей октавы – небесная си –

Станет лучшей подругой и вечным врачом.

 

Я веками просил, умолял, укорял

И царя, и псаря, и вельможу, и вошь:

– В серебре словаря уничтожь рифму бля!

– Разорив до рубля, ноту ля не тревожь!

 

Никогда ни о чём никого – не-не-не!

Никого никогда не проси – ни-ни-ни!

На родной стороне только водка в цене:

Оде – мир, мироед! До-ре-ми, извини…

 

Я лукавил, считая стихами грехи,

И не сразу постиг горькой истины смех:

Соловей перепел трубадуров лихих,

А поэта прощает единственный грех.

 

Никогда не проси ни о чём никого,

Не проси ни о чём никого никогда –

У костёлов, мечетей, церквей, синагог,

В самолётах, постелях, стогах, поездах.

 

Вспоминая в остроге рублёвский астрал –

Вдалеке от порогов рублёвских хором,

Нацарапай на стенке сакральный хорал –

Сатанинский псалом! – гениальным пером.

……………………………………………….....................

На санскрите, иврите, французском, фарси

Никогда

          никого

                   ни о чём

                              не проси!

 

 2008, 23–25 сентября

 

Сергей Сутулов-Катеринич

 

PS-45: Не сомневаемся, читатели альманаха с интересом познакомятся с материалами, напрямую связанными с презентацией диска, который (пока!) держали в руках немногие поклонники творчества нашего удивительного современника. Итак, фрагменты из публикаций (газетных и виртуальных), появившихся осенью-2009, и текстовые фрагменты из оперы АГ… 

 

Планету Земля ждёт огромное удовольствие

 

Александр ГрадскийВ среду (23 сентября-2009 – прим. «45») мир услышит (но не увидит) новый шедевр. Александр Градский впервые представит слушателям (и исполнителям) свою оперу «Мастер и Маргарита» по знаменитому роману Булгакова. Градский работал над ней 30 лет, то есть начал ещё при Брежневе, продолжал при Андропове, Черненко, Горбачёве, Ельцине, Путине, а закончил при Медведеве. И, получается, никто из них ему не помешал.

Мир, увы, только услышит эту оперу. На сцене она не может быть исполнена (во всяком случае, теперь). Время от времени Градский записывал фрагменты; поют около шестидесяти артистов, и собрать их вместе на сцене нет никакой возможности. А жаль.

Если бы за это взялся Воланд, то, конечно, вряд ли кто-то смог бы отказаться. Но предстоит всё-таки премьера, а не бал у сатаны.

Воланда, Иешуа и Мастера поёт Градский, как он и обещал. Но аппетит приходит во время еды; Градский не удержался и спел (шикарно) партию кота Бегемота.

В опере поют: знаменитая Любовь Казарновская, великолепный бас Большого театра Владимир Маторин, замечательный старик Владимир Зельдин (дай бог ему здоровья)… Партию Маргариты блестяще исполняет молодая Елена Минина, Пилата – Андрей Лефлер… А покойный Георгий Милляр – Покупатель в валютном магазине – с того света взвизгивает: «Правда!» (Градский выстриг его голос из старого фильма, где Милляр – лучшая Баба-яга всех времён и народов).

Другие голоса тоже подобраны с умом, вкусом и чувством юмора. Иудейского первосвященника Каифу поёт (шикарно) Иосиф Кобзон. Взяточника-председателя жилтоварищества, сдуру прячущего доллары в сортире, поёт (шикарно) Валерий Золотухин, председателя Акустической комиссии Семплеярова (шикарно) – Олег Табаков. Великий артист Алексей Петренко поёт (сами понимаете, шикарно) маленькую, но потрясающую партию Кентуриона Крысобоя.

…Пилат приказывает Крысобою:

« – Римского прокуратора называть – игемон. Других слов не говорить. Смирно стоять. Ты понял меня или ударить тебя?»

Вот и вся роль – 16 слов. Но вместо того, чтобы выдумывать, увы, неизвестный нам римский говор для неизвестно как звучащих арамейских слов, Петренко поёт эти фразы с невероятным, непередаваемым на бумаге хохляцким акцентом: «Ты поняв мэнэ илы вдарытъ табэ?»

Опера летит дальше, и не успеваешь задуматься и только потом с опозданием понимаешь, что тебе спели образ старшего сержанта Советской армии.

…7 сентября, две недели назад, я оказался первым и единственным в мире слушателем оперы. В тот вечер Градский получил со студии пробную, только что смонтированную запись – четыре диска. Через полчаса я был у него, и, если бы не электроника и прочие чудеса прогресса, ситуация полностью соответствовала бы XIX веку: Михайловское; автор показывает только что созданный шедевр единственному слушателю.

По-журналистски следовало бы написать об этом в ту же ночь, срочно в номер, но прошло уже две недели, и живёшь, понимая, что это невозможно. Невозможно объять (тем более с одного прослушивания) грандиозную четырёхчасовую вещь, где тебя качают, как в колыбели, вечные темы – то а-ля Верди, то в стиле канкана, то на манер русской частушки. И через всё это пробивается упоительный вальс Штрауса: трам-тирьям-тирьям-пам-пам… Хулиганская шайка Воланда, мяукая и дурачась, на все лады поёт:

 

Мы все исполнили, Мессир,

По мере наших скромных сил!

Мы все исполнили, Мессир,

По мере наших скромных сил!!

Мы все исполнили, Мессир,

По мере наших скромных сил!!!

 

...Планету Земля ждёт огромное удовольствие.

 

Александр Минкин   

 

Первоисточник: «Московский комсомолец», 21 сентября 2009 года 

 

Азазелло из «Лабиринта»

 

В Москве, 23 сентября, в Театре Александра Градского состоялось частное прослушивание оперы Александра Градского по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»…

Запись продолжалась на протяжении шести лет. Александр Градский создавал оперу за свой счёт, без спонсоров. Все вокалисты (а их было задействовано больше полусотни), хор ансамбля имени Александрова, детский хор «Мандрагора» из города Клин и многие оркестранты работали безо всякой оплаты. Об уважении к этой работе говорит и тот факт, что выдающиеся российские артисты нашли время для записи буквально нескольких вокальных и драматических фраз, что придало записи особый шарм – их голоса характерны и узнаваемы. В числе музыкантов-инструменталистов, участвовавших в создании произведения, – Игорь Бутман и Дживан Гаспарян, Андрей Гончаров и Эркен Юсупов, музыканты «Скоморохов» Владимир Васильков и Юрий Иванов и другие.

Кроме самого Александра Градского, исполнившего партии Мастера, Воланда, Кота Бегемота и Иешуа, в записи оперы приняли участие: Елена Минина (Маргарита), Михаил Серышев (Иван Бездомный, Левий Матвей), Алексей Кортнев (критик Латунский), Андрей Макаревич (буфетчик Соков), Андрей Лефлер (Понтий Пилат), Евгений Маргулис (дежурный в Торгсине) и многие другие. Лидер группы «Дети Лабиринта» Алексей Хабаров, спевший за Азазелло, подробно рассказал корреспонденту «Музыки КМ.Ru» о том, как шла работа над оперой.

 

«Пригласили меня случайно – после записи Маргариты Пушкиной “Margenta”, где я тоже участвовал, – говорит Хабаров. – Инициатором приглашения выступила как раз Пушкина, которая является большим другом Александра Борисовича Градского. Незадолго до этого он ей позвонил и сказал: “Если у тебя есть на примете какие-нибудь интересные вокалисты, то предложи им попробовать себя ещё и в этом амплуа”. Я согласился без раздумий, поскольку речь об этом нетленном произведении идёт уже достаточно давно, уже лет 30, как минимум. По этому поводу я даже шучу, что просто Александр Борисович ждал меня все эти годы, поскольку я должен был подрасти и научиться петь (смеётся). Я почему-то думал, что мне придётся петь другую роль. Но в результате Градский предложил мне попробовать спеть партию Азазелло. Без лишней скромности, я могу сказать, что результатом Александр Борисович остался очень доволен».

 

Работа протекала легко, поскольку за эти 30 лет Градский серьёзно подготовился. «Мне оставалось только, как говорится, послушать партию и повторить её, но только немножко в своей интонации, с моей подачей и голосом, – уточняет лидер “Детей Лабиринта”. – Учитывая большое количество участников, особого времени для вживания в образ у меня не было. Не было даже речи о том, что каждый может готовиться дома, поэтому требовался профессиональный подход к работе: приходишь на студию, слушаешь запись. Конечно, мы пели не всю оперу целиком, а лишь, грубо говоря, по фразе. Главная задача состоялась в том, чтобы был правильный образ, который видит как продюсер и как автор Александр Борисович. Если его это удовлетворяло, то это попадало на запись. Всё было достаточно легко. По объёму у меня получилась достаточно приличная партия. …В “Мастере и Маргарите” я пел басом – благо, голос позволяет. Александр Борисович сразу это заметил, поэтому его радовало то, что я могу петь все его партии на октаву ниже. Всем известно, что Градский со своим великолепным голосом и большим диапазоном этого голоса любит и стремится иной раз петь пониже. Это нормальная ситуация, так как все теноры хотят петь басом, а все басы хотят петь тенором».

 

Образ Азазелло оказался для Хабарова абсолютно новым амплуа. «Во-первых, это отрицательный персонаж, – рассуждает певец. – Во-вторых, он всё же не совсем отрицательный, а с такой подковыркой и личным взглядом на происходящее. Я же чаще исхожу из положительного образа, хоть и тексты бывают довольно резкими. Роль же Азазелло показалась мне интересной. В некоторых местах смешной и грустной. Вокальная манера была для меня немного непривычной, потому что так низко я обычно пою только на бэк-вокале, если это требуется в моей группе. А постоянно так я не пою. В общем-то, это была интересная работа, и я доволен. Другое дело, что я изначально нацеливался на роль Кота Бегемота. Соответственно, я готовился петь в манере AC/DC. Но, видимо, Александр Борисович испытывал нужду в низких голосах. Надо заметить, что в демоверсии оперы Градский самостоятельно исполнил все партии! Конечно, это великая работа и большой труд – спеть за всех! Так что я ещё раз подчеркиваю, что голос Александра Борисовича – это уникальное явление. Для подчеркивания характеров Градский нуждался в низких голосах, и я ему в этом помог. Когда я спел, то удивился, что у меня всё получилось нереально просто. Петь Бегемота мне было бы явно тяжелее. Так что Градский прав в том, что дал каждому оказаться в опере на своём месте, в своей текституре. Это позволило подчеркнуть интонационные особенности персонажей, ибо если ты поёшь не в своей манере, то показать какую-нибудь эмоцию иной раз трудно… А здесь, когда ты плаваешь как рыба в воде, тебе удобно, хорошо и приятно».

 

Свои партии участники оперы записывали в основном по отдельности. «Многие из нас лично друг с другом не знакомы, – признаётся Хабаров. – Сегодня я многих воочию вижу впервые, несмотря на то, что в проекте участвовало множество известных людей. Того же Кобзона не знать – это грех, сразу в тюрьму тебя сажать надо (смеётся). Раз мы участвуем с ним в одном проекте, это здорово, хорошо и, конечно же, приятно…»

 

Пока «Мастер и Маргарита» реализовывается как чисто студийный проект. «Точной информации у меня по этому поводу нет, – разводит руками лидер “Детей Лабиринта”. – Конечно, мне хотелось бы, чтобы у оперы было сценическое воплощение. Но это безумно трудно. Сейчас вообще плохо продаются диски, а опера такого уровня – это изначально некоммерческий проект, хотя тут участвуют известные люди, и рейтинговость есть…»

 

Единственным способом передачи проекта в массы Алексей Хабаров считает возможное включение оперы «Мастер и Маргарита» в школьную программу: «Пока я с Александром Борисовичем по этому поводу не говорил, но я думаю, что есть смысл каким-либо образом посодействовать этому в данном случае. Думаю, что рычаги управления в этой сфере у Градского быть должны… Я рад, что сейчас “Мастер и Маргарита” стоит в школьной программе в правильном месте, и двигать его никуда не надо. Это здорово, что в правильном возрасте дают произведение! Поэтому если к нему добавить диск с оперой, это может принести какую-то пользу. Не хотите читать – хотя бы возьмите и послушайте альбом! Хотелось бы, чтобы будущее поколение было причастно к этой музыке».

 

Денис Ступников

 

Первоисточник: http://www.km.ru/magazin/

 

Интересная история и белый плащ…

На Патриарших

(Текст первого фрагмента)

 

БЕРЛИОЗ. …и всё-таки, любезный мой Иван,

Христа на свете не было, религия обман!

Античные историки и Флавий, и Филон

свидетельств не оставили, что был на свете он…

Нет ни одной восточной сказки,

где б чудо-дева недотрога

не родила б кого-нибудь… от Бога…

И христиане, не придумав ничего иного,

чем непорочное зачатье,

точно так же как другие,

своего создали Бога –

Иисуса, которого не было на свете никогда!

Не было на свете.

 

ИВАН. Не было на свете…

 

БЕРЛИОЗ. Не было Христа!

 

ИВАН. Не было Христа…

 

БЕРЛИОЗ. Не было на свете…

Не было Христа… Никогда!

 

Явление Воланда.

 

ВОЛАНД. Я вас прошу меня простить,

И разрешите мне присесть.

Позвольте поблагодарить

за то, что вы сказали здесь,

Что будто не было Христа.

 

БЕРЛИОЗ. Конечно, не было Христа!

 

ИВАН. Вот так!

 

ВОЛАНД. Вы атеисты?

 

БЕРЛИОЗ (про себя). Вот чудак! Француз, поляк…

 

ИВАН (про себя). Британец, швед…

 

ВОЛАНД. Выходит, Бога тоже нет?

 

БЕРЛИОЗ. Конечно, Бога тоже нет.

Мы атеисты! Бога нет!

Вот наш и всей…

 

ИВАН. …почти…

 

БЕРЛИОЗ. …страны ответ!

 

ВОЛАНД. Какая прелесть,

что почти во всей стране

проблема эта решена вполне!

Пять доказательств говорят,

что это непреложный факт!

 

БЕРЛИОЗ. Они не стоят ничего!

 

ВОЛАНД. Шестым был Кант.

 

ИВАН. Да ну его!

Вот взять бы Канта за грудки

да года на три в Соловки!

 

ВОЛАНД. Именно, именно,

ему там самое место!

Ведь говорил я ему тогда за завтраком:

«Вы профессор, воля ваша,

что-то нескладное придумали.

Оно, может, и умно, но больно непонятно.

Над вами потешаться будут».

 

БЕРЛИОЗ. За завтраком… Канту?

 

На Патриарших

(Текст второго фрагмента)

 

БЕРЛИОЗ (нервно). Сказать по правде, я как раз

хочу поехать на Кавказ…

Само собою, если вдруг

на Бронной свалится кирпич мне на голову…

 

ВОЛАНД. Кирпич, вас уверяю,

вам никак не угрожает.

Просто так кирпич на голову не свалится.

Не свалится, конечно, никогда!

Вы умрёте другою смертью…

 

БЕРЛИОЗ. Может, знаете, какой?

Конечно, смертен человек!

 

ВОЛАНД (задумчиво). Внезапно смертен…

Смерть как снег…

Раз, два… Меркурий… Во втором доме…

Луна ушла…

Шестёрка – несчастье…

семёрка – вечер…

восьмёрка – мгла…

 

(Берлиозу). Вам голову отрежут!

 

ИВАН. Как?!

 

БЕРЛИОЗ. И кто же – интервент? кулак?

 

ВОЛАНД. Нет, комсомолка.

 

БЕРЛИОЗ. Что за вздор?

 

ИВАН. Вы какой-то… фантазёр!

 

ВОЛАНД (вкрадчиво). Что ж, простите за ответ.

Кстати, если не секрет,

что сегодня вечером: вы заняты иль нет?

 

БЕРЛИОЗ. Весь вечер у меня забит:

сперва отправлюсь в Массолит…

 

ВОЛАНД. Вам не бывать сегодня там!

 

БЕРЛИОЗ. Я голову на отсечение дам!..

 

ВОЛАНД. Аннушка уже купила

масло подсолнечное и разлила…

И позвольте извиниться:

ваш поход не состоится…

 

ИВАН (с вызовом). В клинику вас!

 

ВОЛАНД (холодно). Был не раз,

и там уже заждались вас…

 

ИВАН. Ну и кто же вы будете?

 

БЕРЛИОЗ. Вы немец?

 

ВОЛАНД. В общем, так…

Меня пригласили в государственную

библиотеку – как единственного в мире

специалиста – разобрать рукописи

чернокнижника Герберта.

 

БЕРЛИОЗ (радостно). Так вы историк!

 

ВОЛАНД. Я историк!..

Сегодня на Патриарших будет интересная

история. Имейте в виду, что Иисус

существовал. И никаких доказательств

не требуется, всё просто…

 

В Ершалаиме

(Фрагмент)

 

ВОЛАНД. Шаркающей кавалерийской походкой

в белом плаще с кровавым подбоем

в городе Ершалаиме

четырнадцатого нисана

вышел из дворцовых палат

пятый прокуратор Иудеи

всадник Понтий Пилат…

 

Всадники, солдаты и внутренний голос Пилата.

 

ВСАДНИКИ. Над холмами, словно пламя,

наши алые плащи!

Перед римскими орлами

Иудея трепещи!..

 

ПИЛАТ. Будь проклят град Ершалаим!

Зачем меня заставил Рим

быть прокуратором твоим?!

Проклятье!..

Будь проклят жирный запах роз

и головная боль до слёз!..

Куда запропастился пёс?!

Проклятье!..

 

Иллюстрации:

портреты Александра Градского;

эпизоды презентации оперы «Мастер и Маргарита».

Снимки Александра Коваленко –

фото размещены на сайте http://www.gradsky.com/