Александр Чижевский

Александр Чижевский

Александр ЧижевскийКинжально-острая и вместе мускульно-упругая мысль учёного, входя в силовое, серебряно-мерцающее поле поэзии обретает новые возможности. Торжественные мистические опалы Эфирного острова переводятся в образы и метафоры. Духовные соты всегда полны питательным мёдом, столь мало доступным нам. Небесные виноградники проливают в строки драгоценное вино смысла, а небесная церковь иначе раскрывает огни свои через строфы и строки учёного, прикоснувшегося сердцем мысли к сердцу мирозданья…

 

Александр Балтин

 

Из книги судеб. Александр Леонидович Чижевский родился 7 февраля (26 января) 1897 года, в городке Цехановец Гродненской губернии (ныне это – территория Польши), умер 20 декабря 1964 года в Москве.

Российский биофизик, археолог, основоположник гелиобиологии. Установил зависимость между циклами активности Солнца и многими явлениями в биосфере. В его активе – работы по изучению действия отрицательных и положительных ионов в воздухе (аэроионов) на живые организмы, по практическому применению аэроионизации. Исследовал пространственную организацию структурных элементов движущейся крови. Его перу принадлежат и оригинальные философские стихи, и воспоминания «Вся жизнь» (1974)… За разносторонность талантов и дарований – ведь Александр Чижевский совершал не только научные открытия, но и писал стихи, увлекался живописью – современники называли его «Леонардо XX века».

 

Родился АЧ в семье артиллерийского офицера. Род Чижевских ведет своё начало от Петра Лазаревича Чижевского, придворного «тенориста», которому императрица Елизавета Петровна в 1743 пожаловала потомственное дворянство.

Отец будущего выдающегося учёного, Леонид Васильевич (1861–1929), продолжая семейную традицию, стал военным, окончил Александровское училище. В 1916-м получил генеральский чин. Ещё будучи поручиком, он изобрёл командирский угломер для стрельбы артиллерии по невидимой цели с закрытых позиций. Леонид Васильевич занимался также ракетным оружием. С начала 1880-х годов он проводил эксперименты с ракетами конструкции генерала К.И. Константинова, усовершенствовав их, но вынужден был прекратить эти опыты, не встретив поддержки Артиллерийского комитета. Однако в 1915–1916 годах по его рекомендации в действующей армии идея применения ракет получила воплощение в боевой обстановке в ряде артиллерийских и авиационных частей. После революции служил в Красной Армии.

Мать Александра, Надежда Александровна (урождённая Невиандт, 1875–1898), умерла от туберкулёза, когда сыну не было еще и года. Воспитанием мальчика занимались родная сестра отца, Ольга Васильевна Чижевская-Лесли, которая с 1899 и до самой своей смерти жила вместе с ними, и мать отца – Елизавета Семёновна (урождённая Облачинская).

Как впоследствии писал Александр Леонидович, его тётушка стала для него второй матерью. Бабушка стала его первым учителем и воспитателем. Она получила домашнее, но блестящее по тому времени образование. Хорошо владела французским, английским и немецким языками, читала по-итальянски и по-шведски. Прекрасно знала историю, особенно историю средневековья. Александр рос болезненным ребёнком, и обеспокоенный отец ежегодно (до 1906-го) на несколько месяцев отправлял его с тётушкой и бабушкой за границу – в Италию и Южную Францию. Во время отпусков отца они совершили путешествия по Италии, Франции, Греции, Египту.

В декабре 1906-го Леонида Васильевича перевели на службу в город Белу Седлецкой губернии, и Александр поступил в гимназию этого города. Домашнее образование, которое получил Чижевский, включало в себя естественнонаучные и точные дисциплины, но наибольший интерес у него вызывали гуманитарные предметы, которые отвечали его склонностям. С раннего детства Александр полюбил музыку, поэзию и живопись. В возрасте четырёх лет он уже учил наизусть русские, немецкие и французские стихотворения, которые бабушка заставляла его читать вслух. Понемногу начал сам писать стихи.

В 1913-м Леонид Васильевич получил назначение в Калугу. Александр поступил в частное реальное училище Ф.М.Шахмагонова. В старших классах средней школы он мечтал стать профессиональным художником или литератором, хотя уже в это время его серьёзно занимают вопросы науки. Так, ещё в 1906-м он стал интересоваться астрономией. Результатом этого увлечения стало написание в 1908–1909 годах «трактата» «Самая краткая астрономия д-ра Чижевского, составленная по Фламмариону, Клейну и др.»

 

К 1914–1915 годах относится важный факт, определивший всю дальнейшую жизнь Чижевского. В начале апреля 1914 он познакомился с Константином Эдуардовичем Циолковским. Отношения Циолковского и Чижевского, начавшиеся как отношения учителя и ученика, с годами переросли в дружбу.

19 июля (1 августа по новому стилю) 1914 года Германия объявила войну России. Неделю спустя дивизион Леонида Васильевича выступил из Калуги на фронт. Вот тут-то в Александре заговорила кровь предков: в первом же письме отцу он умолял его разрешить поступить в армию добровольцем. Особенно упорными стали его просьбы после того, как убежал на фронт и случайно попал в дивизион отца одноклассник Александра – Танский. Разговоры о фронте прекратились только тогда, когда солдат привёз Танского в Калугу.

В 1915-м Чижевский окончил реальное училище. Учился он неровно, постоянные увлечения отвлекали от уроков. Но ещё до переезда в Калугу Александр понял, что какими ненужными не казались ему школьные предметы, он обязательно должен получить среднее образование. Поэтому с приближением выпускных экзаменов он садится за учебники. Все выпускные экзамены были сданы на «отлично». Отец с фронта написал: «Это уж даже слишком хорошо!»

После окончания училища вполне естественно встал вопрос о дальнейшем пути. Интересы Александра были разнообразны, и он не хотел никакими из них поступиться. В конце концов он выбрал два московских института: Коммерческий, который давал основательную подготовку по математическим наукам, и Археологический, в программе которого было множество гуманитарных дисциплин.

Но прежде чем уехать из родного дома Чижевский всё лето 1915-го посвятил наблюдениям за Солнцем. Во многом это сыграло решающую роль в будущей жизни Чижевского. То, что Солнце – основа существования жизни на Земле, причина большинства протекающих на ней физических и химических процессов, было известно давно. Чижевский заметил и впоследствии научно доказал, что для органического мира важны и периодические изменения солнечной активности. Чижевский предположил, что колебания интенсивности разнообразных массовых процессов на нашей планете синхронны солнечным циклам.

Сейчас трудно представить, что может происходить как-то иначе, но в те годы – это было поистине революционная гипотеза. Летом того же 1915-го Чижевский издал свою первую книгу – «Стихотворения», Потом он раскаивался в этом, находя стихи слабыми, но свои стихотворные опыты продолжал всю жизнь.

В сентябре 1915-го Чижевский уехал в Москву. Начались занятия. Если в Коммерческом институте существовала классическая схема занятий, то в Археологическом институте, куда он поступил вольнослушателем, профессора с первых дней учебы вовлекали студентов в научную деятельность. Естественно, Александр воспользовался этим и предложил сделать доклад о результатах своих наблюдений за Солнцем. Первые свои соображения о связи солнечной активности и процессов на Земле Чижевский высказал в октябре 1915 в докладе «Влияние пертурбаций в электрическом режиме Солнца на биологические явления». Доклад вызвал бурную дискуссию, где мнения студентов и преподавателей разделились полярно.

Будучи студентом Московского археологического института, Чижевский зимой 1915–1916 годов посещал московские литературные вечера и кружки, на которых познакомился со многими писателями и поэтами. В частности, состоялось его знакомство с Иваном Алексеевичем Буниным и Валерием Яковлевичем Брюсовым.

Даже став студентом, Чижевский не оставил мысли об участии в войне. В июле 1916-го он всё-таки пошёл добровольцем в армию, участвовал в боевых действиях на Галицийском фронте, был ранен, контужен, получил солдатский Георгиевский крест и по состоянию здоровья демобилизован в декабре того же года.

Учёба, прервавшаяся в связи с уходом на фронт, возобновилась в декабре 1916 года. Сдав экзамены в Московском археологическом институте и защитив диссертацию под заглавием «Русская лирика XVIII века», Чижевский получает 7 мая 1917 «Свидетельство» о том, что им окончен полный курс наук по археографическому отделению Института и он удостоен звания учёного археолога с зачислением в действительные члены института.

 

Революционные события 1917-го Чижевский воспринял как закономерное историческое явление. Теми же надеждами проникнута и брошюра А. Чижевского «Академия поэзии» – второй его печатный труд, законченный в январе 1918-го. И хотя в брошюре рассматривается проект учебного заведения для литераторов, её содержание намного шире и дает представление вообще о тогдашнем мировоззрении автора.

В 1917–1923 годах Чижевский читает курсы лекций в Археологическом институте «История развития точных наук в древнем мире», «История археологических открытий» и продолжает учиться: в качестве вольнослушателя посещает лекции физико-математического факультета Московского университета по естественно-математическому отделению (1915–1919 годы), участвует в работе калужского «Общества по изучению природы».

В марте 1918-го в Калуге были организованы Калужские пехотные командные курсы по подготовке командного состава РККА. Леонид Васильевич Чижевский был назначен начальником курсов. С октября 1918-го по август 1920-го русский язык и литературу преподавал на курсах Александр Чижевский. В 1918-м, в связи с переходом на новую орфографию, он составляет учебник русского языка в соответствии с новыми правилами. В 1919-м издаёт второй сборник поэтических произведений «Тетрадь стихотворений», в который вошло около 300 текстов, написанных в 1914–1918.

В марте 1918 Чижевский представил на историко-филологический факультет Московского университета диссертацию на степень доктора всеобщей истории: «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса». Тема диссертации была достаточно сенсационной, но в те голодные месяцы мало кто думал о науке. Через шесть лет Чижевский по рекомендации тогдашнего наркома просвещения А.В. Луначарского издаёт книгу «Физические факторы исторического процесса», в которой в краткой и доступной форме излагает свою докторскую диссертацию. Публикация вызвала бурную критику. Были опубликованы статьи, направленные против этой работы.

Впоследствии Чижевский в своих воспоминаниях напишет: «Сразу же ушаты помоев были вылиты на мою голову... Я получил кличку “солнцепоклонника” – ну, это куда ещё не шло, – но и “мракобеса”». Издание книги имело большое, в основном – негативное, значение для дальнейшей научной и личной судьбы Чижевского.

 

В 1918-м Чижевский начинает исследовать отдельные элементы возможного механизма солнечно-земных связей. На первое место он ставит проблемы ионизации воздуха. Так как надежд на работу в государственном учреждении не было, Чижевский решил устроить лабораторию дома на собственные весьма скудные средства. К концу 1919 получены первые научные результаты, и в декабре в Калужском обществе по изучению природы прочитан доклад о результатах экспериментов. Этот доклад способствовал знакомству Чижевского с выдающимся физиком Петром Петровичем Лазаревым, с именем которого связано зарождение и становление отечественной физики. Лазарев с интересом ознакомился с результатами исследований Чижевского и в дальнейшем всячески поддерживал научную деятельность молодого ученого.

Кстати, в 1922-м Чижевский сверхштатно работал в Институте биофизики у Лазарева. Свой доклад в Калужском обществе Чижевский размножил и разослал многим учёным, в том числе и за границу. Велика была его радость, когда откликнулся лауреат Нобелевской премии, швед Сванте Аррениус, пригласивший молодого учёного к себе на работу. Но, несмотря на поддержку у А.В. Луначарского и Максима Горького, которую Чижевский у них искал и нашёл, поездка за границу не состоялась. Чижевский был очень огорчён. К тому же он остался без работы, так как в надежде на поездку ушёл со всех своих должностей, и теперь они были заняты.

На выручку пришёл А.В. Луначарский и осенью 1920 Чижевский возвращается в Калугу с мандатом инструктора литотдела Наркомпроса. Должность инструктора была чисто номинальной, хотя Чижевский принимал активное участие в литературной жизни Калуги 1920–1924 годов. Он даже был избран председателем Калужского губернского отдела Всероссийского Союза поэтов. В 1920–1921 годах работал преподавателем 4-й советской единой трудовой школы 2-й ступени, одновременно продолжая читать лекции в Археологическом институте и Московском университете.

Но главное место в его деятельности и интересах всё больше и больше занимают биологические исследования. В 1922–1924 годах он состоит внештатным консультантом Института биологической физики Наркомздрава РСФСР, в 1923–1926 годах – главным экспертом по вопросам медицины и биологии и членом технического совета Ассоциации изобретателей.

В 1923 Чижевскому удалось устроиться на работу в Практическую лабораторию по зоопсихологии к Владимиру Леонидовичу Дурову. Чижевский принимал активное участие во многих исследованиях и вскоре стал членом учёного совета лаборатории. С лабораторией зоопсихологии у Чижевского связан большой отрезок жизни. С 1924-го по 1931 год он состоял научным сотрудником и членом учёного совета, проводил немало наблюдений над животными. В.Л. Дурова интересовали эксперименты по влиянию аэроионов на животных и людей и он постоянно настаивал на том, чтобы Чижевский продолжал и углублял свои опыты.

Постепенно работы русского исследователя стали привлекать внимание учёных Европы и Америки. Одними из первых проблемами аэроионизации и космической биологии заинтересовались французы. В 1929-м в одном из томов журнала гидро- и климатомедицины появилась статья Чижевского, которая затем вышла отдельным изданием в Париже. Именно тогда впервые появился термин «аэроионотерапия», а статья стала первой систематической работой о лечебном воздействии аэроионов при заболеваниях дыхательных путей животных и человека. В том же году Чижевского избирают в число членов Тулонской Академии наук. Тогда же последовало приглашение Колумбийского университета в Нью-Йорке (США) прочесть курс лекций по биофизике.

В 1924–1930 годах Чижевский собрал обширнейший статистический материал по многолетней динамике самых различных процессов биосферы и выступил с концепцией их связи с циклами солнечной активности. В 1931 постановлением Совнаркома была учреждена Центральная научно-исследовательская лаборатория ионификации, а Чижевский был назначен директором этой лаборатории. Одиннадцать последующих лет жизни Чижевского полностью связаны с деятельностью лаборатории. Ей он отдавал все свои силы, и в ней наиболее полно раскрылся талант Чижевского как научного исследователя. Им были написаны и опубликованы десятки статей по проблемам ионификации и связанным с нею вопросам. В 1937-м Чижевскому предложили организовать две лаборатории аэроионификации при Управлении строительством Дворца Советов. Здесь он получил возможность осуществить широкие исследования по данной проблеме. К сожалению, об этих работах известно мало. В 1941-м были решены многие технические вопросы аэроионификации, но война прервала работу и к проблеме возвратились только в 50-х годах.

 

Дальнейшая судьба Александра Леонидовича сложилась достаточно трагично.

В 1942-м его арестовали. Вспомнили, наконец, и его непролетарское происхождение, и книгу «Физические факторы исторического процесса», и другие «грехи» нашли. Восемь лет провёл в лагерях и был выпущен только в 1950-м на поселение в Караганду. До 1958 проживал там, пока не был реабилитирован.

Работал на Урале и в Казахстане. Продолжал исследования по аэроионизации, успешно осуществил её в ряде угольных шахт Карагандинского бассейна, а по возвращении в Москву внедрил метод аэроионотерапии в ряде медицинских учреждений, основал Научно-исследовательскую лабораторию по ионизации и кондиционированию воздуха – НИЛ «Союзсантехника».

Находясь в Караганде, провёл серию работ по гемодинамике, подготовил материалы рукописей по аэроионификации и структуре движущейся крови.

 

После возвращения в Москву и до самой своей смерти являлся научным консультантом и руководителем лаборатории «Союзсантехника».

В полной мере научное наследие учёного было оценено только после его смерти. В 1965-м году Академия наук СССР образовала специальную комиссию, которая занялась изучением архивов А.Л. Чижевского. Жизнь полностью подтвердила значение его пророческих открытий, его труды продолжают оставаться актуальными и сегодня.

 

Первоисточник: сайт «Космический мир»

 

P.S. 19 февраля 2000 года в Калуге был открыт научно-мемориальный и культурный Центр А.Л. Чижевского.

 

Иллюстрации:

фотографии Александра Чижевского разных лет;

последний приют учёного и поэта;

памятная монета;

Калуга: дом в котором жил и работал АЧ;

пейзажи, написанные «Леонардо XX века».

 

Линия Чижевского

 

1.

Калужский заурядный дом –

С доской мемориальной, белой.

Жизнь объяснима мыслью зрелой

И без фантазии притом.

Сколь сила солнца велика,

Столь жизнь известная серьёзна.

Белеющие облака

Едва ль смотреться могут грозно.

Причудливо ветвится мысль,

Сжимаются пространства кольца.

Найти всего, что знаем смысл

Возможно, вариант геройства…

И механизмы объяснить

Реальности стихами можно.

В провинции уютней жить,

А космос всюду даден мощно.

 

2.

Тайны солнечного света –

Очевидно важно это.

Световой рисунок яви

Отрицать никто не вправе.

Мысли мускульная сила,

За которой перспектива.

Больше знаний – больше света,

Слишком очевидно это.

 

3.

По капле знаний соберётся море

Познания единого – всего.

От смерти жизнь избавится, от горя,

И зла отменит

Власть и торжество…

 

4.

Древо человечества так долго,

Медленно растёт, чтоб дать плоды.

Каждый листик – человечья доля.

Надо всем – сиянье высоты.

К ней тянуться будет, прорастая,

Древо – высота как глубина.

Если мысль – пусть будет золотая,

Никакая больше не важна.

 

Александр Балтин

 

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Http://my-mostbet.ru/zerkalo/

http://my-mostbet.ru/zerkalo/ mostbet зеркало на сегодня прямо сейчас

my-mostbet.ru