Александр Бывшев

Александр Бывшев

Четвёртое измерение № 14 (290) от 11 мая 2014 г.

Подборка: Последний солдат войны

* * *

 

Я вижу тот бой – был он словно вчера.

Деталь ясно помню любую.

Покинув окопы, мы с криком «ура!»

В атаку пошли штыковую.

 

И сердце гудело в груди как набат.

И мысль – дотянуть бы до леса...

Вдруг вспышка... Удар... Боль в ноге... Медсанбат.

И голос врача: «Будем резать».

 

Хотел я потрогать колено – о, нет!..

Да лучше б я мёртвым остался!

Кивнул мне печально безрукий сосед:

«Что, тоже, брат, отвоевался?..»

 

Закрыл я глаза. Чуть намокла щека.

Взгрустнулось о жинке и сыне...

И снился мне сон, как пляшу гопака

Я нашим весною в Берлине.

 

8 мая 2012

 

* * *

 

Виктору Астафьеву,

 автору книги «Прокляты и убиты»

 

Содрогалась земля, весь пылал горизонт.

Билось сердце бессонным набатом.

Как я рвался из дому мальчишкой на фронт

Воевать вместе с батей и братом!

 

И мы встретились в этом аду под огнём,

Где метались снаряды и пули.

Против нечисти насмерть держались втроём.

Мы сполна нашу чашу хлебнули.

 

Каждый день был на свежие трупы богат.

Сам бы Дьявол – и тот ужаснулся…

А однажды ушли мы в кровавый закат.

И с победой никто не вернулся.

 

28 сентября 2012

 

Первая жертва

 

На вид тот солдат был ровесником мне.

И здесь ни при чём месть и злоба.

Я правило помнил одно на войне:

Следи за противником в оба.

 

И вот я его сразу взял на прицел.

Как всё мимолётно на свете…

А он на меня, улыбаясь, смотрел,

В глаза глядя собственной смерти.

 

Недолгий отвёл я фашистику срок.

Что думал он в эти мгновенья?..

Мой палец спокойно нажал на курок,

И дым все развеял сомненья.

 

Успешно своё сделал дело свинец.

И голос услышал я сзади:

«Эх, здорово ты, прямо в лоб! Молодец!

С почином! Пусть падают бл…ди!»

 

Мой первый убитый – удачный дебют.

А, впрочем, я с детства везучий.

Со мной он не стал церемониться б тут,

Стрелять коль ему б выпал случай.

 

Потом мы в кармане нагрудном его

Нашли документы и фото.

Исполнилось 24 всего

Берлинцу по имени Отто.

 

Глядели на нас с фотокарточки той

Уже молодая вдовица

И дочка, что стала вчера сиротой…

Счастливыми были их лица…

 

А после затвором я щёлкал ещё.

В висок их, в затылок и в сердце.

И ныло порой от приклада плечо. –

Непросто валить было немца.

 

Хватало мишеней мне в каждом бою.

Кровавые полнились реки…

Но самую первую жертву свою

Уже не забуду вовеки.

 

24 августа 2012

 

* * *

 

Он животным инстинктам дал волю,

Увлечённый охотою лишь.

«Тигр» погнался за жертвой по полю.

Но от зверя куда убежишь?

 

Намотались кровавые кишки

На утюживший землю металл.

Лет одиннадцать было мальчишке...

Громко в танке фашист хохотал...

 

А какая-нибудь фрау Назе

Из Берлина в письме на восток

На прощание выведет фразу:

«Береги себя, Генрих, сынок!»

 

26 марта 2013

 

Случай с «языком»

 

…И вот приказ – «Взять «языка»!

(Готовилось контрнаступленье.)

А у меня рука крепка –

Уже не раз брал немцев в плен я.

 

Я по натуре не вахлак

И звался Муромцем недаром –

Легко пудовый мой кулак

Сшибал быка одним ударом.

 

Как пригодилось на войне

Уменье на кулачках биться!

Труда не составляло мне

Вмиг «приземлить» любого фрица…

 

Ответив капитану «есть!»,

Отправился я на заданье.

Пришлось в засаде мне сидеть

И превратиться в ожиданье.

 

В деревне все глазели сны.

Был диск луны кроваво-светел.

И возле тына у сосны

Его, «голубчика», я встретил.

 

Сперва хотел раскрыть он зев:

«Всем Ахтунг!» Здесь попал в беду, мол...

Но, на кулак мой поглядев,

Он звать на помощь передумал.

 

Мой нрав с противниками крут.

(Что значит батина порода!)

Лишь слово – и ему «капут» –

Фриц понял и без перевода.

 

20 апреля 2013

 

Дети войны

 

От бомб разрывов и снарядов

Мы прятались по погребам.

Смерть, грохоча, ходила рядом,

Тоскующая по гробам.

 

Гребла всех под одну гребёнку…

Война на всё была вольна.

Ни к старику и ни к ребёнку

Не знала жалости она.

 

И никогда я не забуду

Труп Зинки с кровью на спине.

И плачущую тётю Люду,

Вмиг поседевшую при мне.

 

От страха глаз открыть не смея,

Мы пережили столько бед.

Мы тоже дети подземелья,

И был не мил нам белый свет.

 

Врагам отлились слёзы наши.

Май 45-го в цвету…

И каждый стал на вечность старше,

Кто в этом уцелел аду.

 

21 апреля 2013

 

Зоя

 

Её пытали немцы на морозе,

Пилою проводили по спине.

Не поддалась ни боли, ни угрозе. –

Нет места сантиментам на войне.

 

И было ясно – впереди расправа.

И, душегубов пьяных веселя,

Похожая на спящего удава

Уже висела над селом петля…

 

Она взошла на эшафот босою.

В глазах читалось: «Ну, фашист, держись!»

Смерть не страшна… Девчонку звали Зоя,

Что в переводе означает «жизнь».

 

23 апреля 2013

 

Разные судьбы

 

Убили Павла в 45-м

8 мая пулей в грудь.

Смертельно раненый, ребятам

Шептал: «Не дотянул чуть-чуть…»

 

Он так и не увидел дочку,

Лишь фото с крохой озорной…

Поставил юный снайпер точку

Здесь на судьбе ещё одной.

 

Был вскоре пойман Шнайдер Вилли,

На беспризорника похож.

Потом парнишку отпустили –

Что с желторотика возьмёшь?..

 

Его спросила как-то Грета

Про фото, где он держит штык.

«Ошибки молодости это», –

Ответил правнучке старик.

 

26 апреля 2013

 

Немцы в Москве

 

Их провели по улицам столицы.

На «юберменшах» не было лица.

И мир увидел: мы готовы биться

С врагами до победного конца.

 

Из них кто думал о таком финале?

И, от мальчишек русских пряча взор,

Они в душе Адольфа проклинали,

Что их сюда отправил на позор.

 

И горестно прервал в строю молчанье

Хромавший фриц с бинтом на голове:

«Сдержал-таки наш фюрер обещанье –

Вот и прошлись мы маршем по Москве…»

 

28 апреля 2013

 

Полицай

 

Поджарый, небольшого роста

Он ещё живчик, на ходу.

В свои почти что девяносто

С лопатой возится в саду.

 

Посмотрит телевизор в зале,

Залезет вовремя в кровать.

Да только вот кошмары стали

Его в ночи одолевать.

 

Ворчит: «Нет старику покоя.

Опять они висят в крови…

Ну и привидится ж такое! –

Дом хоть святой водой кропи».

 

Уже с утра на огороде.

В ведро уложит огурцы.

И прокряхтит: «Знать, к непогоде

Приснились эти мертвецы…»

 

28 апреля 2013

 

* * *

 

Стою у Вечного огня

И левою крещусь рукою.

Надеюсь, Бог простит меня

За троеперстие такое.

 

Был немец метче, как назло…

Лежащий в луже крови Павел…

Мне ещё, в общем, повезло –

Я только правую оставил.

 

Потом полгода лазарет.

И в грудь уткнувшаяся Людка…

Случилось это столько лет

Тому назад – подумать жутко.

 

Сквозь гибельный свинцовый шквал

Мечтал дойти я до Берлина.

Как быстро я отвоевал…

Пусть будет проклята та мина!

 

Я уцелел тогда в бою.

Но с той поры ночами, днями

Я чувствую вину свою

Перед погибшими друзьями.

 

И, низко голову склоня,

Не смею я прервать молчанье…

Простите грешного меня,

Я вас молю, однополчане!..

 

1 мая 2013

 

Последний солдат войны

 

Всего себя отдав Отчизне,

И с чувством грусти и вины

Когда-нибудь уйдёт из жизни

Последний ветеран войны.

 

Той самой страшной и кровавой,

Когда всё было на краю,

Что на века покрыла славой

Страну великую мою…

 

Однополчан он вновь увидит

И всё былое вспомнит вмиг.

Встречать героя лично выйдет

Сам Михаил Архистратиг.

 

И скажет он с огнём во взоре:

«Настал, солдат, и твой черёд.

Ну вот, теперь мы в полном сборе.

Идём в поход – труба зовёт!»

 

2 мая 2013