Александр Балтин

Александр Балтин

Четвёртое измерение № 19 (295) от 1 июля 2014 г.

Подборка: Высокое донорство

* * *

 

Парадокс усвоить сложно –

Это русская стезя:

Жить в России невозможно,

Без России жить нельзя.

 

2012, 21 декабря

 

* * *


Я к неудачам жизненным привык…
Но, Боже мой, какая боль густая,
Коль просит подаяние старик,
Копейки от прохожих получая.
Ты бросишь грош и далее пойдёшь,
Его судьбу кусками представляя.
И ощущая, как витая ложь
Вошла в реальность, правду отменяя.

 

* * *


Я немножко помечтаю
И в действительность вернусь.
И нелепой посчитаю
Очень маленькую грусть.
Что дано – то и реально.
За окошком тополя.
И живёшь – как ни банально –
Только тёплой жизни для.

 

* * *


Следы по снегу конгруэнтны
Твоим фантазиям о них.
В сознании мелькают ленты,
Что позже воплотятся в стих.
Снег первый, пробный, ненадёжный,
Украсил старые дворы,
Изъяв из темноты тревожной
Весьма привычные миры.
Кусты загадочны, деревья,
И утренний из окон свет.
И всюду жизнь – её движенье:
То, без какого жизни нет.

 

* * *


Плеснув хвостом, большая рыба
Расколет жёлтую звезду.
Скажу я августу спасибо,
И дальше от реки пойду.
Лишь темнота – настоль густая,
В которой не слышны стихи –
Способна удивить, пугая
Водою чёрною реки.
Но всё-таки река – не Лета,
Раз рыбы скрыты в глубине.
И есть в небесном поле где-то
Звезда, подаренная мне.

 

Так было
 

Рубил иконы, говоря:
– Что Бог твой сделает со мною?
Щербатый, думал – вот заря
Свободы нового покроя.
Священник, старый и седой,
В какого словом парень метил –
– Что сделать-то ещё с тобой?
С алмазной жалостью ответил.

 

Гамлет

 

Ночь неблагодарностью черна.

Призрак зыбок, серебристо-светел.

Сколь с самим собой война страшна?

Пострашней других на оном  свете.

 

Как из флейты извлекают звук,

Так из человека пожелают.

На какой тебя подвесят крюк?

Разными весьма они бывают.

 

Есть богатства крюк, тщеславья крюк,

Мстительности… И другие в том же

Роде. И предаст, конечно, друг,

Только не пойдёт мороз по коже.

 

Шпага в ножнах – чем она страшна?

Удлинённый с ручкою предметец.

Гамлет, Гамлет, в чем твоя вина?

Души всех вина упорно метит.

 

Королева врёт, Полоний врёт.

Крысы за портьерой кропотливы.

Мозг желанье правду знать прожжёт,

С правдою – плохие перспективы.

 

Ложь уютней. Меховым комком

Выкатится – прячься в ней, умелец!

О расплате позабудь притом,

Не смотри на собственную мерзость.

 

Под каким углом глядеть на явь,

Многое включающую слишком?

Можно океан осилить вплавь –

Иногда покажется мальчишкам.

 

Гамлет умер. Но встаёт артист,

Кланяется, выпивать уходит.

 

Вечер в замке заурядно-мглист.

Замок мозга дан в таком же роде.

 

Мёртвый череп совершенно пуст.

Смерть и пустота, видать, союзны.

Монолог отчаянием густ,

Мыслями, они порою грузны.

 

Гамлет, Гамлет, вечный старый принц,

Юноша, задира, неудачник,

Толстый, вялый, сильно мускулист.

…жизни прорешать нельзя задачник.

 

Жизнь со смертью обнялись, идут

В пляске смерти, лучше б – в пляске жизни.

Если б к саду всякий вёл маршрут! –

А маршруты часто тянут жилы.

 

Гамлет-мудрость, рядом – Гамлет-месть,

Гамлет-жизнь, и он же – смерть литая.

Нет финала жизни. Думал есть?

Нет, и смерть – не точка: запятая.

 

Кому на Руси плохо?

 

Русь – проект грядущего сама,

Тыща лет – подход к сиянью света.

Плохо в ней. И грустного письма

Нам дана картина, ясно это.

 

Плохо, Чернышевский? Да, притом

Жертвовать собой необходимо –

Как ещё духовный строить дом?

Не страдал – усилье будет мнимо.

 

Плохо, Достоевский? Вот острог,

Чернотою смазанный обильно.

Гроздь романов зреет – и высок

Будет каждый, мощно сделан, сильно.

 

Плохо, Ленин? Будут все равны?

Никогда! – утопия мерцает –

В ней оттенки злобы и вины,

Что картину, явно, омрачает.

 

Плохо всем. Жирующим ворам,

Совесть в них гниёт, как в осень – листья.

И попам, припавшим ко грехам.

Только небо снова золотисто.

 

Плохо на Руси. И как в её

Будущую миссию поверить,

Коль всё перепутано, ещё

Неизвестен нужный, верный берег?

 

Плохо, плохо… Тыщу раз сказать –

А и то не выразишь, как плохо.

Надо так – чтоб в будущем сиять

Солнцем духа возмогла эпоха.

 

Высокое донорство
 

Кровь – тайна жизни, глубина,
Тяжёлый гул, густая сущность.
Пролитие её – вина,
Грех, чья вполне отвратна тучность.
Больная кровь, плохая кровь…
И донорство уже – как жертва,
Тут помощь без игры и жеста,
А не провал в греховный ров.
И донорство любых сортов
Сакральным светом осиянно.
Бог – Слово, за каким любовь,
Как сказано у Иоанна.
Когда любовь в нас вмещена,
То ей пристало поделиться.
И вот тогда земля должна
Духовностью преобразиться.

 

* * *
 

Молящиеся за врагов
Сегодня редки, очень редки.
Как будто и у облаков
Вдруг злобы отрастают ветки.
Как будто дни воспалены
Гордыней, нарывают ныне.
И… чьи ж молитвы включены
В небесные пласты пустыни?
И нищетою суеты
Мы сильно сделались богаты.
Столь души смрадны и пусты,
Сколь надо было бы – крылаты.

 

* * *
 

И Лазарь смотрит в бездну света,
Где злато воздуха насквозь
Прошито лёгкой лентой лета.
И прошлого яснее гроздь.
Вот вышел из пещеры Лазарь,
И улыбается Иисус.
А жизни пласт нам вечно лаком –

На вкус.

 

Свободный поиск

Club Vylсan

Club Vylсan

kingvulcan.com