Александр Аносов

Александр Аносов

Четвёртое измерение № 27 (375) от 21 сентября 2016 г.

Подборка: Занебесные реки и бабочка-полукровка

* * *

 

я бабочкой останусь в янтаре

я лягу валуном на дно речушки

я буду летней птицей в декабре

покинувшей гнездо свое кукушкой

я буду сколько говорить кому

осталось жить и люди мне поверят

собакой буду выть я на луну

и лаять что есть силы из-за двери

но никогда не стану я собой

таким каким я был с тобой когда-то

ты упадешь в траву я с головой

тебя укрою как земля солдата

 

* * *

 

звёзды падают в траву

я не падаю но реву

как же много всяких но

всем ответить не хватит ног

остаётся мне ом-ном-ном

поедаю тебя как лимон

и реву не падаю не звезда

все проходит ведь правда

да

сила вод занебесных рек

стережет меня от беды

здесь уместен такой саундтрек

анна герман «раз в год сады»...

но цветут ли

большой вопрос

там за окнами «хрущ» и мгла

а в груди моей купорос

твоих синих бездонных глаз

 

до100

 

не читаю книг читаю вывески

город бесконечный текст

я тебя сюда на выселки

вытащил потом исчез

смысл нашего совместного

в нем углём истлела жизнь

и пожалев наркоза местного

мне режут душу гаражи

домишки и ларьки усопшие

маршруты наших дальних дней

они знакомы каждой гопнице

привет из юности моей

город дышит мерно ночь уже

за окнами стрекочет май

хочется как никогда поджечь

памяти фитиль и всё гуд бай

май лав что было то прошло

и город с чистого листа

зовёт гулять зовёт в кино

зовет меня прожить до ста

 

* * *

 

останется тебя похоронить

как муху между рамами

обрубится невидимая нить

мы не увидим старыми

друг друга

любовь молодой

умрет как сентябрьский снег

став быстрой холодной водой

утонет в ней человек

ты

 

* * *

 

пропала черная кошка

вот так бы кто и меня искал

 

* * *

 

месяц качает люльку

а в ней моя печаль

вот вместо пульки дулька

а вместо виски чай

хватит о глупом плакать

глупое не поймёт

вот тебе тихий кратер

озеро горы мед

вот и небо с розами

вместо седых облаков

зарифмуй с морозами

можно побыть дураком

счастье зажато в пятерню

как в детстве мелочь на хлеб

булка надкушена говорю

что птиц покормил а снег

летает над головами

ах зимнее конфетти

а месяц качает память

она серебром блестит

 

рыба

 

в суши­-баре рыба живая и мёртвая

как я «до» и «после» тебя

ты тоже рыба, но другого сорта

в пресные воды тебе нельзя

с мертвой рыбой разговора не будет

что «привет» ей что «как дела»

что пир что мир что добрые люди

все равно ей – она умерла

так и я мертвой рыбой лежу

на берегу замерзающей Тьмаки

– если не любите с рыбой

предлагаю взять ролл «Каппа маки»

 

детство 

 

ветер ломает ветки 

на холоде зябнут руки 

сегодня в кои-то веки 

можно гулять без куртки 

можно гулять без шапки 

пока мама не видит 

тебе уже стукнуло девять 

большой 

копишь на видик 

а эти прогулки без куртки 

в мечтах о безоблачном лете 

пока еще твой самый 

страшный проступок на свете

 

«Русский Берлин» 

 

греет теплый немецкий ветер 

и радио «Русский Берлин» 

лучше б я тебя так и не встретил 

жил бы себе как прежде один 

ведь так надежней и проще 

с собой как-нибудь примиришься 

здесь новые люди их целая площадь 

и ты уже больше не снишься

 

скоро будет счастье 

 

почему нам никто не сказал тогда 

что это называется счастьем 

держась за руки ехать сидячим ночным поездом в Петербург 

а потом бродить проспектами 

фоткаться рядом со словами в витрине: «скоро будет счастье» 

не слышать и не видеть никого вокруг 

время тает словно сливочное масло на сковороде 

и я боюсь что завтра оглянувшись вдруг 

не увижу тебя больше здесь 

со мной останутся лишь фото 

где мы с тобой на фоне 

той самой надписи про счастье 

лишь фото 

и никого вокруг

 

* * *

 

в баре хипстерском

нет вурлитцера

крутят инди двадцатилетние

небо низкое

небо Питера

ночи летние

здесь лонг-айленда нет

все шотами

бармен что-нибудь уж налей

мне бы горстку счастья

что уж там

и любви бы вдобавок жмень

 

сердце

 

распустились цветы

а не завяли

довольно писать мрачняк

солнце на небе сияет

как в Каролине маяк

а я как маньяк

как Набоков

смотрю за полётом твоим

бабочка-полукровка

давай поговорим

я расскажу тебе тайну

спелых закатов тверских

и буду последним отчаянным

спасителем от тоски

тебе не к лицу неулыбка

с ней тяжелее летать

любовь не победа не пытка

её надо просто поймать

как я тебя летнюю бабочку

и нет же не под стекло

а в самую клёвую рамочку

в сердце

где снова светло

 

слова

 

я пожалуй ещё посмотрю этот фильм

про попытки бороться за

ему не выйти в прокат под названьем «моя борьба»

ему вообще не выйти за

это стильно

жить не открыв глаза

и везёт меня моя арба запряжённая парой слепых волов

туда где сказаны все слова

туда где так не хватает слов