Алекс Трудлер

Алекс Трудлер

Половина вечности за спиной. Впереди 
     другая бежит клубком. Затяну 
     коростою ледяной землю, что 
     смеётся над стариком. Многие герои 
     идут ко мне. Манит их – то слава, 
     а то – казна. Я их убивал миллионы 
     дней. Я – один. Ах, если б была 
     жена. Слух дошёл, что царская дочь 
     мила, черноброва, с длинной тугой 
     косой... 
 Захожу. Там девушка у стола. Сердце 
     резанула мне красотой. 
 – Знаешь, дорогая, зачем пришёл? Ты 
     ждала другого, ну, тут прости. 
     Накрывай по-царски скорей на стол, 
     собери провизию для пути. Что, 
     куда отправимся? Далеко. Где-то 
     так за тридевять рек-земель, там 
     тебе не будет играть Садко, а 
     крылом помашет Горыныч-змей. 
     Бродит там избушка на двух ногах, 
     вроде бы куриных, да помощней, и 
     моя подруга, что звать Яга, ты её 
     полюбишь... 
 – Скажи, Кощей, есть ли у тебя там 
     весна и сад? И укрытый ивами 
     тёмный пруд? Я к тебе по-быстрому, 
     и назад. Просто предки строгие 
     дома ждут. 
 – Не грусти, красавица. Спору нет, 
     тучи не родят нам с тобой дождя. 
     Но зато есть горница, кабинет, 
     спальня, а ещё будем ты и я. 
 Подхватил и уткою в небо взмыл, в 
     зайца обернулся. Спешит косой. 
     Добежал до первых пустых могил. 
     Поднебесный замок там над горой. 
     Поселил я милую в вышине. Высоко. 
     Чтоб витязям не достать. Вновь 
     пошли герои толпой ко мне. Царь же 
     не жалеет для дочки рать. Только у 
     бессмертия нет конца. Сгинут 
     неудачники на корню. Не покинет 
     молодость стен дворца. Я её 
     поэтому и ценю. Воевал без устали 
     – дни и дни. Даже не заметил, 
     когда устал. 
 – Я вернулся, милая, не гони. Я любовь 
     и молодость защищал. 
 Открываю дверь. А внутри – она. 
     Зашатался, крикнул какой-то бред. 
     Древняя старуха сидит одна... 
Неужели столько промчалось лет?! 
     Половина вечности, вашу мать! Да 
     на что разменивать этот мир?! 
     Доберусь до острова – умирать. Вот 
     сундук, в нём заяц, косой от дыр. 
     В зайце будет утка, а в ней – 
     яйцо. Разобью яйцо, там внутри – 
     игла, принесу тебе её на крыльцо. 
 – На! Ломай! 
 ... и вечность укрыла мгла.


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «О скверном и святом»
Римма Казакова
Римма Казакова «Становлюсь я спокойной»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Звёзды, звёзды, как мне быть»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Приходит врач, на воробья похожий...»
Константин Симонов
Константин Симонов «Тот самый длинный день в году...»