Адам Ранджелович

Адам Ранджелович

Сим-Сим № 29 (197) от 11 октября 2011 г.

Подборка: Одиночество толпы

* * *

 

Осень
В порту уже
Корабли примёрзли к пристани
И льдины
Беженцы с Севера
Качаются на поверхности
Стакана кальвадоса
Мирового океана
На них чайки
Устроили себе поездку
За горизонт
Чтобы свалиться с края Света

И в последний момент вспорхнуть ввысь
Прямо к Богу
А на этом пляже песок превратился местами в мрамор
И детишки закопали мёртвую черепаху
У самого порога
К которому то и дело бежит прибой
Пытаясь схватить меня за кудри
И смотрят чайки на нас с подушек облаков
Крыльями дуют ветра
Те самые ледяные космические ветра
Осени
Что ныне правит в этом песочном мире
Который то и дело съедает океан
Но который упорно строят заново
Детишки
У которых сегодня сдохла
Любимая черепаха

 

* * *

 

тысячи частичек паззла
ты сказала это твоё тело
ты сказала это храм
в котором есть всё
в котором живут боги
в котором пахнет тюльпанами
на полях
что всплывают ниже уровня моря
и которые подобны кувшинкам
а я
иногда твои волосы привязываю
к колеснице Фаэтона
а он на ней по небу тропинки топчет
пламенем кормит звёздных лошадей
и ты отдаляешься от меня
я злюсь
что ты ушла
я злюсь
когда вижу твоё
разодранное тело
бьющееся о прибрежные скалы
твое
милое тельце
бывшее некогда самой идеальной
скульптурой что слепили из
комков растаявшего шоколада
безумные алхимики
и это тело
разрезаемо цилиндрами прохожих
и вспорот живот
и падает снег
и различаю я на картине
которую сжигаю в камине
твою грудь
твои ножки
твое личико
тебя у меня нет
на кровати тают снежинки
я забыл закрыть окно
на котором пальцами нарисованы
тысячи маленьких стульев без ножек
(а стулья ли это?)
и даже через стекло
тебя не будет рядом
как бы ни старалась
но я не грущу
твоя сестра
тоже вполне ничего
и согласна на всё
за пару сладких
лживых строчек
и три выцветших словечка
я – тебя – люблю

 

* * *

 

Я в парке
Был на прогулке
Душа моя вольная
Бегала
Стесняясь просветов между
Ветками деревьев
Хоть солнца и не было
И небо серое
(я так люблю небо)
Отслаивалось
Туманом наземь падая
И растекаясь
Я душу о грудь свою ударил
Нос
В обидчивой гримасе застывший
Сломал ей
(спрашивается зачем?)
И не осталось никаких чувств
Я себя сам испил до дна
Безвольно тело скатилось
Под плакучую иву
Которая наплакала мне
Прекрасный предсмертный дождь
И туман раскрыл пасть
И захотелось ему меня съесть
А что было дальше не помнит никто
Этот сон Вселенная забыла
Весь день пыталась вспомнить
Но так и не смогла
А сон был смешной
Хоть ива и плакала
Но к этому все привыкли
Она же такая сентиментальная
Она же чья-то мать

 

* * *

 

ты кто?
я сам себя спросил
ткнув пальцем в зеркало
под самый вечер
в свой собственный глаз

у меня в библиотеке пол холодный
и пахнет сладко пылью
и разложением тысячи книг

на улице маки цветут
лето
я в нём забыл себя

ты кто?
в окно стучится
очередное незнакомое лицо
губы разбив

где-то вдалеке доносятся последние истерические крики чаек
океан шумит в такт гитаре
с которой свисает лопнувшая струна
словно ободранное мясо...

лето

 

* * *

 

Винтовка

Вместо креста

Над могилой

Над слоем

Свежей земли

Орава рыдающих

Матерей и детишек

На поле

Усеянном

Винтовками

Цветами Войны

Такими же

Как ты

Такими же

Как я

Нас миллион

Нас не счесть

Мы все полегли

В очередной

Кровавой бойне

За Мир

За этот прекрасный

Кровавой соплёй

Размазанный по чумазому лицу

Мертвеца

МИР

Поверьте

Он наступит

Когда мы все превратимся

В ил

На дне

Очень тихого океана

А пока что

Винтовки цветут

В утренней

Росе слёз

 

 

* * *

 

Комната

В которой ничего

Нет

В которой никого

Нет

Комната

В четыре стены

Пол и потолок

Эта

Комната мой

Кубик-головоломка

Из которого мне не выйти

Пока не найдена

Нужная комбинация

 

И я пытаюсь

И я старею

И я умираю

И я выхода

Не нащупаю

Никак

 

Может есть альтернатива?

Может есть другой ход?

 

Широко распахнув ставни

Окна улыбаются

Злорадно

 

* * *

 

Когда я смотрю

В пустоту листа

Меня пугает

Всё что не должно

Пугать почти

Взрослого мужчину

И я понимаю

Что не знаю

Буквально ничего

Хотя

С «буквально»

Я погорячился

Но что совершенно

Точно

Так мне до конца

Не известно

Выступят ли

Сыпью чёрные

Иероглифы букв

На этой раздражающе

Девственной белизне

 

У этого листа

Первые симптомы

Смотрите

Сколько

Пятен

И чем

Ниже

Опускать

Взгляд

Их

Всё

Больше

 

* * *

 

Всегда один

Трамвай

Всегда один

Маршрут

Зелёной

Коробкой

Ползёт

По маслу рельс

И я его

Пассажир

Он меня

Куда-то

Везёт

И это длится

Так долго

Что я уже

И не помню

Когда

Сел в него

И не помню

Где моя остановка

Прошу

У водителя

Остановить

 Там

 Где мне

 Надо

 Он кивает

 Редиской

 Головы

 Вздыхаю

 Успокоился

 Смотрю

 В окно

 Такое большое

 Что

 Там

 Поместилось

 Всё

 И мой смешок

 И ночь темнеющая

 Беззубой улыбкой Смерти

 

* * *

 

У меня есть

Пустой аквариум

Хотя нет

Там

Плещется

Вода

Но всё-таки

Он довольно-таки

Пустой

Но очень полезный

Когда

Думаешь

И ищешь

Ответа

Без вопроса

И нет покоя

Зато

Совершенно

Бесполезный

В том плане

Что там

Ни хрена

Не плавает

А это как-никак

Аквариум

И я его разобью

И заведу женщину

Что тоже

Не решит

Проблему

Но добавит

Цвета

Её глаз

В пустоту

Моего

Бытия

 

* * *

 

зимний закат
в телефонной будке
кровь из носа
по шерстяному ковру
туман утром на реке
пахнет бензином
философия оптимизма
требует лечения
можно спать с любимой
и не идти на работу
в мире столько удивительных вещей
а мы умираем