Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу



Подборка стихов, участвующая в конкурсе «45-й калибр – 2017»

Сергей Смирнов[вне конкурса]

Россия, Кингисепп


Горошина (вне конкурса)

Как будто я горошина

внутри большого шара,

негаданно-непрошенно,

за просто так, на шару.

Повсюду тьма кромешная,

повсюду мрак шершавый.

И кто, скажи не мешкая,

во тьме тебя нашарил?


 

Волнами новолуния

плыву, как в батискафе.

Она, такая юная,

пойдёт меня искати

в полях июньских ласковых,

во взмахах синих крыльев,

на полках среди классиков –

а я внутри укрылась.


 

Но знаю я, что вскорости

она меня отыщет.

Пускай мелькают новости,

а я – одна на тыщу!

Пыльцою припорошены

природные процессы,

и зрею я, горошина,

внутри самой принцессы.

 

 


 


 


Дендрополитен (вне конкурса)

По лабиринтам древоточцев

и по тоннелям короедов

за металлический жетончик

я в утлом коробчонке еду.

Я в утлом коробчонке еду,

не прыгаю с сучка на ветку,

а между мною и соседом

сидит соседка, как наседка.

Сидит соседка, как наседка,

и развлекается дизайном.

У них там, не иначе, секта,

они молчат, как партизаны.

Они молчат, как партизаны,

они молчат, как на допросе,

исходят потом и слезами

и молча курят папиросы.

И молча курят папиросы,

и на папирусе выводят

один ответ на все вопросы,

маршрут к обещанной свободе.

Маршрут к обещанной свободе,

что нас прочнее пут связала.

При том на выходе и входе

они молчат, как партизаны.


Кракатук (вне конкурса)

У герра Дроссельмейера

манеры как у фраера,

замашки как у фермера

и безобразный друг.

Они сидят на лоджии,

они пускают файеры

и на детей под ёлочкой

наводят страх-испуг.


 

А друг с железной челюстью,

сентиментальной повестью

и исходящим завистью

крысиным королём

сражается за нравственность,

советуется с совестью

и в цейсовскую оптику

глядит за окоём.


 

Там, на далёком острове,

в подлеске алебастровом,

оснащено апострофом,

витально, как бамбук,

произрастает дерево

с колоннами, пилястрами.

Оно скрывает в ящике

орешек Кракатук.


 

Он твёрд, орешек знания,

его за неимением

погружены в уныние

великие умы.

Он – тайна мироздания,

не более, не менее,

но это во внимание

не принимаем мы.


 

Страшитесь Дроссельмейера

и друга с мощной челюстью:

дорвутся до заветного –

наступит всем каюк.

Скорлупки брызнут весело,

и ядрышко затеплится,

и воссияет истиной

орешек Кракатук.


Ветер ретро (вне конкурса)

                             Когда мы были молодыми

                                И чушь прекрасную несли…

                                                        Юнна Мориц


 

Чушь, которую мы несли,

облетела, как шелуха.
Что ж, напяливай джинсы-слим,

заводи чихуахуа.


 

Запирай под замок в сарай

свой былой залихватский прайд,

из грядущего забирай

ветер ретро, лишённый прав.


 

Но пойми, что гламура муть

беспросветней, чем ретро-чушь,

что несли мы – и в этом суть! –

от избытка страстей и чувств.


В горстях у сказки (вне конкурса)

В горстях у сказки – вода, вода,

в одной – живая, в другой – не очень.

И если в гости пришла беда,

то кто-то ж это вам напророчил.


 

А с этой мёртвой - живой воды

на час веселья, на год похмелья.

«Водись со сказкой, с такой водись!» –

старухи шепчут и крылья мельниц.


 

И всё ж к ней в гости идём-бредём,

кто с частым бреднем, кто с частным бредом,

собрав котомки, покинув дом,

идём-бредём или едем-едем.


 

А сказка та, хоть проста на вид,

сорвёт в душе вентиля и краны:

водой живою вас оживит,

водою мёртвой залечит раны.


Перейти к странице конкурса «45-й калибр – 2017»