Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу



Подборка стихов, участвующая в конкурсе «45-й калибр – 2017»

Анатолий Столетов

Россия, г. Уфа


Круги времени

Время идет по кругу, рвутся штаны в паху.
А в голове застряла мысль тупым осколком.
Время, конечно, скажет точно нам, кто ис ху.
Время, оно разложит всех нас по нужным полкам.

Близится к завершенью наша игра в лото.
На половине цифр прочно стоят бочонки.
Время читает нашу клинопись ху ис кто,
Доступа код допишет стилусом смерти тонким.

Камнем мгновенья канут, кругом рождая круг.
Смотрят на нас сквозь пальцы краткие наши леты.
Линия нашей жизни времени сходит с рук.
Рвется на полуслове хвост телеграфной ленты.

Падает красный хворост в глотку его костру,
Да на запястьях кольца режут его браслеты.
Держит свой нос по ветру полный тенями струг
Времени, что нелепо требует черной лепты.

Ночь нарисует черным вкруг наших глаз к утру. 
К памяти нашей в(я/е)щей нам бы привыкнуть. Нам бы
Жизнь заложить за память. Круга коснется круг.
Время их свяжет мигом и опрокинет набок.

Включен особый счетчик тем, кто слегка пытлив.
Мы же своим покоем за продолженье платим.
Время вираж закрутит мертвой своей петли,
Нежно сжимая шею прочным ее объятьем.

Время идет по кругу. Эх, карусель, кружись!
Те, кто успел к сеансу, без вести все пропали.
Время в сердцах иголкой всем накололо жизнь,
В самый момент рожденья вынув чеку в запале.


За скобками

Листва, пробиваясь из почек,
Наивна, по-детски чиста,
Пока твой изломанный почерк
Уперся в границы листа.

Движением слабым и робким
Цепляясь за жизни края,
Упрямо выносишь за скобки
Свое непутевое «я».

Ломается край под рукою,
Все ближе и ближе кусты.
Растет полынья за тобою,
И круглые скобки пусты.

Стремнина нахлынет густая,
И будешь пускать пузырьки,
Рукой безнадежно хватая
Соломинку тихой строки.


"Возвращаемся снова к зиме..."

Возвращаемся снова к зиме,
к этим стылым больничным палатам,
поджидающим нас в полутьме,
снежным снам, новогодним салатам,
обрамляющим русский запой –
вариант дохристова потопа,
к поглощению эго толпой,
к январю, что мечтою заштопан
о свершенье всего, что не смог,
не осилил, не прожил, не вынес,
о терпенье, которое Бог
до предела испробовал в Сыне.

Возвращаемся снова к себе,
к обнаженности боли и смысла
в тесноте посторонних скорбей
и к сознанью, что вовсе прокисло
наподобье испорченных щей
от бездарности лет откровенной,
от пустой мешанины вещей
да копанья в помойке Вселенной.

Возвращаемся снова во тьму
низких истин, страдая похмельем
неизбежности мчать одному
в тройке жизни, влекомой весельем
неизвестного нам ямщика
то галопом, то шагом нескорым
к свету чуждого нам огонька
по заснеженным зимним просторам.


"Мы живем, не чувствуя себя..."

Мы живем, не чувствуя себя,
Словно обгорелые поленья.
Пала ночь, бесследно погребя
Под собою наши сожаленья.

Лишь окна мерцающая дрожь — 
Тот кусочек памяти поблекшей —
Колет в вену во спасенье ложь, 
От которой поутру не легче.

Лунных нот безмолвную игру
Ночь озвучит шагом торопливым.
Тот прохожий завтра поутру 
Тоже будет выглядеть счастливым.

Где-то в мире стонут поезда,
В черном небе выкликают Бога,
Словно просят Страшного Суда.
Скоро, скоро.

Потерпи немного.


Маршрутка

Два рыжих медяка дать за проезд в маршрутке
и выйти на проспект, оглохший от ворон,
шагнув в бетонный бред не вне, но в промежутке...

Других - не торопись, вези, мой брат харон.

Пока еще иду, забыт и неприкаян,
а горло лишь слегка сжимает смерти жгут,
помедленней езжай, мой торопливый каин...

Пусть авели еще немного поживут.

С прохожим о любви заговорить стихами,
увидеть, как в глазах заплещется душа.
Читай побольше вслух, мой скромный брат мухаммед...

Пока растут стихи, земля так хороша.

Пока еще я здесь, живу и полон срама,
и тлеет уголек под ребрами в груди,
сансару покрути, мой темный гаутама...

Сидящих за спиной нирваной не грузи.

На ветке - клюв раскрыт - торчит осенний ворон,
Сыр мира обронив, вещает о пустом.
Улиткой, мой басё, ползи по склону в гору...

Пусть даже этот склон окончится крестом.


Перейти к странице конкурса «45-й калибр – 2017»