Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу



Подборка стихов, участвующая в конкурсе «45-й калибр – 2017»

Татьяна Щербанова

Россия, Санкт-Петербург


Петербург - это Ты

Петербург достоевский, чахоточный, злой
прошивает туман золоченой иглой,
выступает из мрака над темной Невой
и разводит мосты.

Петербург - это Пушкин, Ахматова, Блок,
это Невский, растоптанный тысячью ног,
он читает меня между арок и строк,
Петербург - это ты.

Этот город без солнца, здесь солнце изгой,
здесь балтийского моря холодный прибой,
и пронзительный ветер зовет за собой,
искушая судьбу, -

Петербург не отпустит, беги не беги,
здесь безвременье часто смыкает круги:
на Васильевском острове слышу шаги,
на Дворцовой - стрельбу.

Петербург - это Пушкин, Ахматова, Блок,
Ночь в дырявой шинели, поруганный бог.
Этот дом на Фонтанке, блокадный паек,
Гумилев и Кресты.

Этот бабушкин голос сквозь стены и рвы,
эти вечно крылатые невские львы.
Но доносится шепот зеленой травы:
Петербург - это Ты...
 


Карамазовы

Ну что молчишь, давай рассказывай –
твоя история проста:
как пляшут братья Карамазовы
по обе стороны креста.
Да, здесь сады не гефсиманские,
никто не звал тебя сюда.
Открой-ка, Митенька, шампанское
за час до страшного суда.
И нет ни времени, ни повода
гонять святое воронье,
как улыбался старец в бороду:
«Иди, Алеша, не твое».
Не это сердце мучить истиной
носить терновые венцы.
А Митенька с глазами чистыми
летит в любовь под бубенцы.
Звенит в груди тоска кандальная,
под инквизиторский прищур
пригрезится дорога дальняя:
«Бежать, Алешка, не хочу.
Бежать, бежать... да много чести им!
Не смердяковым править бал»...
Простой народ из церкви шествует
с грехом и верой пополам.
И где-то там рыдает грешница.
И где-то там вершится суд.
В соленом небе солнце плещется.
И губку с уксусом несут.


ветер обманчив

ветер обманчив,
носит сухие листья.
маленький мальчик
шел, как большой, на выстрел.
вот вам войнушка-
скоро он стал героем.
сосны, опушка,
чаша небес со зноем.

звон комариный,
млеет под солнцем ряска.
быть командиром-
чертова свистопляска.
дед бы гордился,
даже пожал бы руку,
дал бы конфету
с мишкой герою-внуку.
...
ветер обманчив,
носит сухие листья.
маленький мальчик
взрослые пишет письма:
"мам, все в порядке,
кормят, сержанта дали,
дед бы гордился,
внука б узнал едва ли"...
...
ветер обманчив,
листья швыряет в осень,
шарит по дачам,
цепляет верхушки сосен.
бледность на скулах
сквозь черноту загара-
маленький мальчик
взрослого Кандагара.


Добер-апельсин

если мчаться быстро-быстро гордо-гордо по саванне,
будто страус, будто птица, пряча голову в песок,
можно светлый мир построить на сплошном самообмане
и носиться в этом мире взад-вперед-наискосок.
поднимая пыль и ветер, по нему шуршать ногами
и закидывать колючкой иноземных пришлецов
со своим чужим уставом и помятым оригами
на том месте, где обычно нарисовано лицо.
можно прыгнуть с вертолета и зависнуть апельсином
ярко-рыжим, ярко-красным, ярко-сине-голубым,
а потом, забавы ради, завести себя в трясину,
или в чащу, или в гости к трубадуру без трубы -
выпить чаю, съесть конфету, почитать Омар Хаяма
с бестолковым трубадуром трубадурить без ума,
выйти в месяц, в двери, в люди, вынуть ножик из кармана,
констатируя, что в мире начинается зима:
мерзнут лапы, листья, кочки, чай, конфеты, трубадуры,
индевеет оригами всеми складками витрин.
на меня вовсю глазеют рты раззявившие дуры -
я свалился с вертолета - ярко-рыжий апельсин!
быстрый-быстрый, гордый-гордый без трубы, но из саванны,
выпал снегом, вышел следом, заплясал веретеном,
улыбнулся постовому с добер-мордой добер-мана
и пошел, минуя зиму,
за цветами
в гастроном


Сапсан

Декабрьский розовый рассвет.
Меня сапсан несет в столицу -
вся в реверансах проводница
и мягких кресел пиетет.

- Какао, кофе или чай, -
по переходам катит столик
иезуит-монах-католик 
(вдруг показалось невзначай:
такое бледное лицо,
надменный лоб, сухие кисти..
Иезуит, католик, мистик
под золотистою пыльцой).
Его приятен баритон:
- Хотите сладкое какао?

А я в окно смотрю - направо 
валдайский колокольный звон,
налево доски вкривь и вкось
на заколоченных окошках,
бездомная гуляет кошка, 
и ни хозяин здесь, ни гость
билет не купит на сапсан -
не предусмотрена стоянка.

Мой мистик из стеклянной банки
протягивает круассан.


Перейти к странице конкурса «45-й калибр – 2017»