В меру сил и таланта

  • 45 – 25! Юбилейный репортаж

 

В прошлом столетии было два периода, когда поэзия становилась нужна чуть ли не всем: в начале века и в его середине. А с конца 60-х годов интерес к ней затухает. Тенденция лишь усилилась с появлением интернета, когда писать и печататься начали все подряд, когда писание заменило чтение. Но в процессе девальвации поэтического слова «45-я параллель» оказалась счастливым исключением. Читая стихотворные подборки на её страницах, я не раз ловил себя на мысли, что их уровень от номера к номеру не снижается, а, напротив, растёт. Конечно, потому, что и Сергей Сутулов-Катеринич, бессменный главный редактор, и члены редколлегии горячо любят поэзию и дорожат маркой своего альманаха. И ещё, возможно, потому, что наряду с текущими стихами печатаются стихотворения больших поэтов, и наших современников, и уже покинувших нас. Приходится соответствовать. Разумеется, в меру сил и таланта. Забегу немного вперёд: и на нашем вечере звучали Смеляков, Плисецкий, Ряшенцев

Не открою Америки, если скажу, что почти никто из израильских авторов «45-й параллели» не знал альманах в «бумажном» варианте. Тогда, в начале 90-х мы были или совсем свежими репатриантами или на пороге репатриации, и наши интересы лежали «в другой плоскости». Но электронный альманах, через годы сменивший «бумажный» и ставший для нас гостеприимным домом, заставляет взглянуть на самих себя – и тогдашних, и сегодняшних – как будто заново. Помните: «Родившийся под знаком Пушкина / в иную не поверит истину». Борис Слуцкий, самый еврейский из классиков русской поэзии (к слову сказать, двоюродный брат руководителя израильской внешней разведки Меира Амита). В справедливости этой формулы мы убеждаемся на каждом шагу.

13 апреля в русской библиотеке Иерусалима авторы «45-й параллели» – поэты, родившиеся «под знаком Пушкина», отметили её юбилей. К сожалению, смогли приехать не все, кто собирался. Но те, кто на вечер попал, наверняка не пожалели. В зале собрались настоящие ценители поэзии. Царила тёплая, дружелюбная атмосфера. Каждое выступление было неповторимым, увлекательным, а вместе они составили мини-картину, срез русской поэзии Израиля. Когда ведущий вечер Евгений Минин, слушая одного из выступавших, весело пошутил, что некоторые строки «просятся в пародию», в зале заулыбались: хлёсткие, прицельные пародии Евгения хорошо известны.

Открыл вечер Вадим Гройсман – библиотекарь и эрудит, в строках которого оживают не только любимые книги, страны, эпохи, но и мельчайшие приметы обычного, примелькавшегося быта, неожиданно переходящего в бытие. Следом выступила Александра Рубинштейн, упоённо читавшая свои стихи, уравновешивая самоиронией радость от их возникновения. Яркие образы Нахума Виленкина, приходящие вроде сами по себе из огромного внешнего мира, то суперсовременного, то почти библейского – и становящегося миром внутренним. И, как антитеза Нахуму, стихи-сны Ирины Рувинской о своём, личном времени, вдруг оборачивающимся временем всеобщим.

Свыше полувека, начиная с Окуджавы и Галича, бардовская песня – неотъемлемая часть русской поэзии. Сообщение Евгения Минина о присуждении Юлию Киму премии «Поэт» вызвало радостное оживление. А потом звучали стихи и песни Ирины Маулер, нежные, задушевные, многокрасочные. Недаром гость вечера писатель Михаил Юдсон писал в послесловии к одной из публикаций Ирины, что «её стихи напоминают живопись».

Стихотворения Зинаиды Палвановой, мастерские, глубокие, изысканно-простые, прожитые и прописанные до последней буквы. Живущая в Иерусалиме Ася Векслер – прекрасная питерская поэтесса. Как сказал в Нобелевской лекции другой бывший ленинградец: «Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека всегда можно». Этой же цели – спасению читателя от тривиальности бездуховного существования – служат стихи Аси, изящные и мудрые, которые и слушаются, и читаются на одном дыхании.

Пронзителен и лаконичен Виктор Голков, парадоксальным образом сочетающий   ностальгию с трезвым, незамутнённым взглядом на советское прошлое. Вдохновенное бормотание Михаила Зива, заставляющее слушателей напряжённо следить за каждым поворотом авторской мысли. Борис Суслович, совместивший короткий рассказ о «юбилярше» с чтением стихов, где в одно целое сплетены русская поэзия, еврейская история, израильская реальность.

Всё хорошее, увы, быстро заканчивается: два часа пролетели стремглав. Осталось только поблагодарить «45-ю», что она у нас есть. А мы, к счастью, есть у неё.

Юбилейный фестиваль проходит накануне 70-летия победы в Великой Отечественной войне. Вот стихотворение героя войны, награждённого многими боевыми орденами – и ставшего израильтянином почти сорок лет назад. Ион Деген

 

Воздух вздрогнул.

Выстрел.

Дым.

На старых деревьях обрублены сучья.

А я ещё жив.

А я невредим.

Случай?

 

Написано в 1942.

 

Борис Суслович

 

13 апреля 2015 года

Иерусалим

 

Иллюстрации:

эпизоды вечера в Иерусалимской городской русской библиотеке.

Фото Евгения Минина и Бориса Сусловича

Свободный поиск

Http://my-mostbet.ru/otzivi-igrokov/

http://my-mostbet.ru/otzivi-igrokov/ мостбет ру отзывы

my-mostbet.ru