Залман Шмейлин

Залман Шмейлин

Четвёртое измерение № 9 (285) от 21 марта 2014 г.

Подборка: Мир достаётся нежным

* * *

 

Каждая женщина – Ева.

Каждый мужчина – Каин.

Если карга и стерва,

Значит коса на камень.

 

Значит напрасно в мире

Летом трава и росы.

Значит не по ранжиру

Встречали весну и осень.

 

Значит даже с увечной

Тебе ничего не светит,

Если у этой женщины

Ты не один на свете.

 

Мир достаётся нежным –

Прочее не по чину.

Нет нехороших женщин,

Есть плохие мужчины.

 

Каждый мужчина мечен.

Снобы, ваш ценник плакал –

Нет некрасивых женщин,

Есть плохой парикмахер.

 

Парк доминиканцев

 

Сто рулонов осеннего ситца –

Век работы резца и шпателя.

Омут, озеро, белые птицы –

Тени вымерших птеродактилей.

 

Угрожая громоздким клювом,

Заслоняя крылом пол-неба,

Нарезают они круг за кругом

Нависают справа и слева.

 

И средь веток, на верхотуре

В недоступных древесных сводах

Замирают пернатые фурии,

Стерегут эту мёртвую воду.

 

Взгляд скользит по воде и мимо.

Башни замка, как сахар колотый.

И стеной плакучие ивы

Полыхают сусальным золотом.

 

* * *

 

Мне залили чью-то кровь

А если  – вражью,

Если прямо в глаз, не в бровь

И он там лазит.

 

Видит чёрные, как смог

Поползновенья.

Я таил, а он просёк

За мгновение.

 

И уже глядит на свет

Моим то оком

И уже почти поэт,

Как я – во как!

 

Вот лежу под монитором,

Кемарю,

А из жил меня вражина

Кошмарит.

 

Помыкает мной

Во внутреннем споре

Так прилипчиво,

Как мат на заборе.

 

Пусть не думает,

Что он со мной ровня.

То ль спаситель, то ли вор

То ли кровник.

 

Ничего ещё

Ни рано, ни поздно

Ничего, что я слегка

Повреждённый.

 

Встану с ложа

И куплю себе чётки

В бойкомплекте

С демидролом и водкой.

 

* * *

 

И не надо других орденов –

Золотых или крытых эмалью.

Мне достаточно трёх твоих слов,

Не затронутых тленом и гарью.

 

Прогоню. Не пущу на порог –

Я не верю в уютную старость.

Если даже минутка осталась,

Я хозяин ей, барин и Бог.

 

Трезвомыслию – твёрдое «Нет!»

Пусть морщинки торопят итожить,

Никогда не сорвусь, чтоб в ответ

Прошептать безразличное «тоже».

 

* * *

 

Ручка в ручку гуляют

Вдоль по улице двое.

Справка тем, кто не знает –

Это Лиля и Боря.

 

Представляться не будем.

Церемониться лишне,

Если скучные будни

Им как праздники вышли.

 

Кто-то скажет: Ужасно!

Кто-то запротестует –

Им на двух полтораста,

А они всё воркуют.

 

Запишите в потери

Всё, что было когда-то.

Огрузневшее тело

С болью в области пяток.

 

Только это неважно.

Что ответить невеждам?

День им дорог стал каждый

В пику бросовым прежним.

 

В пику бросовым прошлым

Ни к чему пустословье.

Не клянись: это пошло –

Клясться вечной любовью.

 

* * *

 

Мною всех не целованных женщин

Я прошу – извините заранее,

Что из большего выберу меньшее,

За моё к вам не приставание.

 

За моё к вам лишь платонически

Неуёмное, нежное чувство.

За отсутствие уз физических

Извиняюсь легко и грустно.

 

И зачем я прошу прощения –

Вряд ли вам будет интересно

Оголтелое увлечение,

Но безадресное, хоть тресни.

 

Нет достойной альтернативы,

Виртуальной, уж вы поверьте,

Чем вздыхать: «Как вы все красивы!»

Безответно, зато до смерти.

 

* * *

 

Кофе выпит – осадок на дне.

Сквозняком задувает свечу.

Осень лижет с ладони моей

Бесконечность оттенков «Хочу!».

 

В свет холодный по уши влюблён,

В жар поленьев, сгоревших дотла.

Растопить лёд Коринфских колонн

В жаркий полдень не хватит тепла.

 

Так бывает – над гаснущим днём

Замахнётся ночная коса,

А в ответ самым чистым огнём

Непалимым сгорят небеса.

 

* * *

 

Ф. З.

 

Вы мне вопрос задали. Сами

Мужской заранее предчувствуя ответ:

 – Должно ль добро быть с кулаками?

Но я Вам отвечаю: «Нет!»

 

Нет – неуёмному стремленью

Облагородить норов злой

И хлёсткой фразой снять сомненья,

Как мускулистою рукой.

 

Посыльный мальчик эпигонства,

Что эту фразу изобрёл,

Лицо заведомого свойства,

Он Вам с три короба наплёл.

 

Мне, как и Вам, совсем не в этих

В других словах участье есть:

Добро заботится и лечит,

А бьётся мужество и честь.

 

* * *

 

Выйду на берег проститься

На высокий косогор.

Озираюсь – тучки, птицы

И простор, простор, простор –

 

Неохватная равнина,

Безграничный кругозор.

Всюду нивы, нивы, нивы,

А в душе моей раздор.

 

Даже с самой лирой звонкой

Я не встречу здесь родню –

Я на эту на сторонку

По ошибке заглянул.

 

Не зовут с дороги в гости

Только скорбь десятерят.

Здесь лишь кости, кости, кости

Всей родни моей лежат.

 

* * *

 

Дар твой женский заложен в генах

Чтобы вить из меня верёвки.

В позвоночнике, в клетках, в венах

Память самой важной сноровки.

 

Управляешься, словно с лодкой

На порогах  – ловко, умело.

Я с тобой бесконечно кроткий

И, конечно же, всё по делу.

 

Не обидно и не зазорно.

Вот и будет так продолжаться,

Только мне для этого должно

Удивлять тебя и удивляться.