Юрий Лифшиц

Юрий Лифшиц

Наложил епитимью игумен: 
десять раз переписать Писанье. 
Старый хрыч воистину безумен – 
подвергать такому наказанью. 
  
Не добрался я и до пророков, 
завозился на Второзаконье. 
Будет мне и таска, и попрёки, – 
это всё отца Кирилла козни. 
  
Это всё отца Кирилла дрязги: 
слова сам не скажет без баклажки, 
а меня за то подвёл под розги, 
что хлебнул я тихомолком бражки. 
  
Бражка хороша! Нацедишь плошку – 
благорастворение воздухов! 
И, цедя из плошки понемножку, 
грезишь всласть... до первой оплеухи. 
  
Ты опять, Кирилл, старик спесивый, 
уши мне надрал, инда опухли! 
А не у твоей ли Ефросиньи 
под рубашкой титечки набухли? 
  
Не спущу я ей, попомни, отче, 
завалю её– на сеновале. 
Лучше б ты, Кирилл, следил за дочкой, 
чтобы однова не потрепали. 
  
Хорошо, что есть отец Мефодий, 
не скажу о нём худого слова: 
он и в службе, он и в огороде, 
право же, походит на святого. 
  
Весь в делах, в заботах благочинных, 
в келье шагу не ступить от книжек; 
спросит наколоть ему лучины 
и до зорьки пишет, пишет, пишет. 
  
И со мной Мефодий тоже ладит, 
даже за провинность не ударит, 
призовёт, по голове погладит, 
леденцом иль яблочком одарит. 
  
Видит – плачу, оботрёт полою 
мне глаза – и всё не так обидно. 
Только покачает головою, 
перекрестит, даже станет стыдно. 
  
А порой к нему Кирилл приходит 
и вопит, как будто слабоумен. 
И чего с ним говорит Мефодий? 
И чего их слушает игумен? 
  
Говорит Кирилл, руками машет, 
горячится, брызгает слюною, 
а Мефодий кротко слово скажет 
и глядит с улыбкой пред собою. 
  
В чём их спор – не ведают и братья, 
только знай кивают головами. 
Мне же и вовек не разобраться, 
что стоит за теми словесами. 
  
Но уйдёт Кирилл, и вот что странно: 
сколько вздора он ни набуравит, 
а Мефодий думает изрядно 
и всю ночь написанное правит. 
  
Эх, епитимья мне не по силам: 
за всю жизнь исполню ли – не знаю. 
И чего-то жаль мне Ефросинью. 
Это что ещё за наказанье? 
  
          1-7 апреля 2014 
 

Рекомендуем стихи Юрия Лифшица


Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Горящие письма»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Утешение»
Анна Ахматова
Анна Ахматова «А ты думал – я тоже такая»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Федорино горе»