Юлия Долгановских

Юлия Долгановских

Здесь каждый встречает полдень, стоя в 
     дверях – 
солнце скользит, как по льду, от порога 
     к порогу. 
Люди щурятся, запирают наглухо двери – 
     благодаря 
столь дерзкому способу люди попробовали 
  
обмануть бег времени. Получилось. В 
     этом селе 
все бодры и румяны – мужчинам всегда по 
     сорок, 
женщинам – по тридцать пять бесконечных 
     лет, 
ночь тиха и длинна, словно смерть, день 
     проворен и короток. 
  
Если стойкое «здесь» не смыкает глаз в 
     задремавшем «сейчас», 
если время становится жалким заложником 
     места, 
прорастает и зреет «однажды» – ядом 
     сочась, 
выжигает землю. Однажды садовник 
     Темперс, 
  
вырезая побеги омелы из яблоневых 
     ветвей, – 
и откуда нынче в наших краях птичье 
     нашествие? – 
позабыл о времени и у своих дверей 
оказался минутой позже полудня. Шестеро 
  
братьев Темперс дышали за шторой – и ни 
     гугу! 
Теряя перчатки и ножницы на бегу, 
садовник стучит что есть силы в 
     соседские двери. 
Пастор шепчет в замочную скважину: – 
     Сын мой, я верю... 
  
Темперс плюёт на крыльцо, бежит 
     напролом 
через грядки святого отца, топчет 
     клубнику. 
Хлопает булочник дверью, шипит: – 
     Поделом! – 
прячет ключ. Портниха заходится в 
     крике, 
  
сапожник смеётся, аптекарь, сжав зубы, 
     молчит, 
учительша уши прикрыла ладонями белыми. 
Садовник, седой как лунь, упал в 
     наступившей ночи – 
и умер. Наутро воскрес исполинским 
     деревом. 
  
Солнце встало в зените в положенный 
     час, 
заскользило привычным путём, зацепилось 
     за ветки – 
и уснуло. Всё погрузилось во тьму. При 
     свечах 
сельчане метались между трухлявыми 
     вехами. 
  
Двери хрипели, визжали и лаяли. Шло 
     напрямик 
освобождённое время, шатаясь спросонок. 
В крайнем западном доме умер первый 
     старик, 
в крайнем восточном – родился последний 
     ребёнок.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «А знаешь, все еще будет!»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Черепаха»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Жизнь летит, как шоссе»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «С паровозами и туманами»
Борис Чичибабин
Борис Чичибабин «Памяти А. Твардовского»
Валерий Брюсов
Валерий Брюсов «Отверженный герой»