Влад Клён

Влад Клён

(1981 – 2010)

 

Влад КлёнВладимир Александрович Кандауров родился 29 июня 1981 года в селе Великая Знаменка Каменско-Днепровского района Запорожской области в Украине, в семье инженера и библиотекаря. С детских лет увлекался поэзией, авангардом, новыми веяниями искусства. Своими учителями считал Бродского, Башлачёва, Блока. В 2007 году окончил заочное отделение Запорожского национального университета. Магистр русской филологии.

Автор книг «Напролом» (2005), «Поэтический ринг З» (2007), «Аритмия» (2008), «Триада» (2008,совместно с М. Кабиром и П. Сухно), «Требуха» (2009, совместно с А. Татариновым и Т. Малохатко).

Активный участник и организатор множества региональных литературных проектов: всеукраинских фестивалей, поэтических рингов, турниров поэтов, поэтических слэмов и прочих литературно-поэтических мероприятий.

Организатор Международного фестиваля «ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП» (Запорожье, 2007), соорганизатор Международного фестиваля поэзии «Синани-Фест» (Ялта, 2008), модератор фестиваля «Летающая крыша» (Черкассы, 2008, 2010), автор и куратор всеукраинских проектов: «ЛИТЕРРА» (Киевские Лавры, 2008), «БЕЗ ФИЛЬТРА» (Киевские Лавры, 2009), «ЛИТФЕСТ.РУ» (Киевские Лавры, 2010).

Основатель (октябрь 2006), вдохновитель и лидер творческого объединения «Водоворот» (Запорожье).

Лауреат гран-при «Синани-Фест» (Ялта, 2007), фестиваля «Подкова Пегаса-2007» (Винница, 2007), литературной премии имени Инзова (Днепропетровск, 2007), победитель ряда литературных слэмов: первого Черкасского, второго Николаевского, первого пролетарского Ялтинского и др.

Активный участник всеукраинских фестивалей и интернет-ресурсов.

Литригер.

Администратор и один из учредителей литературного сайта «Литфест» (www.litfest.ru)

Умер 28 августа 2010 года в больнице в Днепропетровске от разрыва аневризмы сосудов головного мозга. Похоронен в Запорожье на Матвеевском кладбище.

 

«45»: Подборку с горьким названием «убей меня нежно» Влад Клён прислал в наш альманах в ту пору, когда никто из его друзей и подумать не мог, что через год с небольшим слова поэта окажутся пророческими…

 

* * *

 

Владу Клёну

 

Ангел смерти приходит стихами,

Самой важной строкой, песней лучшей,

И часами сидит над часами,

Ускоряя их ход, шепчет: «Слушай!..»

 

Он торопит, торопит, торопит

И зловеще трепещет бумагой,

И углём душу топит и топит,

И рифмованной потчует брагой.

 

И всего не запомнить, не бросить,

И зубцы в шестерёнках крошатся…

 

…………………………………………

А он шепчет… и крылья заносит…

И уже не даёт отдышаться.

 

В своих взглядах на стихи, на требования к ним предъявляемые мы с Владом расходились достаточно жёстко, несмотря на то, что были друзьями и всегда стояли плечо к плечу на всех совместных площадках... Вот написал слово «были», и снова – как огнём полоснуло. Нет, ведь, не правильно!

В своих взглядах на стихи и требования к ним – расходились, несмотря на дружбу нас связавшую. Для поэтов такие противоречия – это нормально. Я разносил его за смазанные концовки, за «виляние» логичной стройности, за невычищенный вал стихов, стращал канцелярской вежливостью, заботой о читателе…

Теперь, перечитывая его тексты, понимаю, что они и не могли у него быть другими: они были для него – более чем стихами: камертоном, резонатором. По ним, по извлечённому из звука голосу Влад сверял свои предчувствия и торопился... Торопился писать, жить, реализовывать проекты.

Все, знавшие Влада вспоминают, что без него не обходилось ни одно более-менее значимое литературное событие, фестивали, квартирники, турниры, слэмы, города, города, города… «Бегу отовсюду, боясь не успеть…», «Целовать твои жернова…», «…а колос и в полночь зреет», «Разрастётся в размерах своих полынья, приучая к смиренью и ужасу…» – думаю, что не только мы все не представляли, о чём пишется Владу, но и он сам гнал от себя смутные разгадки своей «игры со звуком» (так он называл свой метод).

Последние полтора года писаться стало значительно меньше. Это жутко беспокоило Влада. Телефонный звонок.

– Привет!

– Привет!

– Как ты? Что пишется? Чем живётся?

– Не пишется. Депрессия у меня. Не потому, что не пишется, просто почитал недавно одних-других и понимаю, что ничего у меня не получается…

Влад всегда много читал и был строг к себе: своё место в поэзии оценивал без авансов. Иногда, будучи куратором площадки, сам читать свои тексты не выходил. Чтобы переключиться на что-то свежее (другую волну?) и предпринимал постоянно поездки. В интернете публиковался более чем на 40 сайтах. Это помимо того, что втроём с Полиной Городисской мы с нуля строили Всеукраинский портал Литературно-фестивального движения, продвигали его площадки, «пробивали» для его лучших авторов публикации в журналах. Откуда бралось столько сил и энергии?

По приезду на любой фестиваль Влад в первую очередь занимался встречей и размещением приезжающих, и только потом решением своих вопросов. Поэты – народ не особо собранный – поведёшься – намаешься, но Влада это никогда не останавливало. Сначала разместить всех, доставить до поселения (не редко за свой счёт, если требовалось), и только потом – сам. Всех встречал, всех сажал в поезд. Сам в это же время постоянно забывал в других городах свои вещи, которые потом «догоняли» его через всю страну в разных регионах. Жизнь в пути. Жизнь на колёсах… Иногда сетовал: «Пустая колыбель качается кадилом…», иногда юродствовал: «Ни дома, ни семьи, ни Родины», хотя знал, что и дом есть, и ждут его, и любят. Знал, но усидеть на месте не мог. Очень радовался, что последняя работа как раз и мотает его по стране: «Много езжу, много вижу, участвую…»

Снова и снова перечитываю его тексты и не могу в голове это всё уместить: неужели всё-таки всё знал наперёд (в текстах есть чуть ли не подробные описания будущих трагических событий), или наоборот, текстами притягивал, ускорял их?

Сейчас его нет среди нас – и пусто… не в строю фестивальщиков, не на перроне, где он встречал и провожал наши поезда… пусто внутри. Пусто, как будто пошёл насквозь… и больно, и не зарастает…

Лишь дальнее эхо от стекла «поющего силу ветра» звенит и звенит...

И смотрят вслед ещё недавно стоявшие рядом.

 

* * *

 

Владу Клёну

 

Смерть даже самых дальних

всегда горчит,

Не говорит словами —

скорей, речёт,

Чётками перебирает к дверям ключи,

Наши отсрочки помня наперечёт.

Колос и в полночь зреет,

летит вагон…

С каждой потерей сердце больней стучит —

Если ты видишь тех, кто спешит вдогон —

Не призывай по имени –

промолчи...

 

Леонид Борозенцев

 

6 октября 2010, сороковины

 

P.S.  17 декабря 2011 года, в городе Винница, открыт мемориальный уголок Влада Клёна. За Домом офицеров, перед строящимся Храмом Великомученика Георгия Победоносца, друзья и соратники ВК установили две лавочки с табличками и посадили деревцо «Клёна остролистого шаровидного» (Acer platanoides). На одной из табличек надпись: «Светлой памяти поэта Влада Клёна (1981–2010)», на другой – цитата из его стихотворения.

Саженцу клёна столько лет, сколько поэт занимался организацией поэтических фестивалей. В самом сквере достаточно тихо и уютно, хотя за забором кипит движение проспекта Коцюбинского. Авторы идеи убеждены: скромный, но значимый для ценителей Слова уголок вполне в духе современных европейских тенденций.

– Акт доброй воли совершён, и этого достаточно, – сказал Андрей Стебелев. – Мы не считаем, что нужно устанавливать шикарные памятники и указывать, на чьи деньги они поставлены, как это делается в Киеве. Лучше скромнее, но душевнее. Частичка Влада будет витать в Виннице именно над этим местом…

Подборки стихотворений