Вилли Мельников

Вилли Мельников

Виталий Робертович Мельников, известен как Вилли Мельников (род. 1962) – российский многоязычный поэт-экспериментатор, фотохудожник. По собственным утверждениям, знает более ста языков. Как рассказывает В. Мельников, языками он начал увлекаться в 4 или 5 лет и к шестому классу изучал некоторые германские языки, а также древние рунические типы письменности. В то же время он проявлял интерес и к другим языкам.

Окончил Московскую ветеринарную академию. По словам В. Мельникова, в академии с помощью однокурсников-иностранцев и радиопередач он изучил ряд африканских и южноамериканских языков. В 1985 году на войне в Афганистане получил пулевое ранение в голову и контузию от разорвавшейся мины.

В 90-е годы освоил множество языков благодаря личным контактам с их носителями.

Список языков, которыми, по собственным словам, владеет Вилли: британский английский, американский английский, канадский английский, австралийский английский, креольский английский (пиджин), итальянский, испанский, французский, немецкий и его диалекты, албанский, венгерский, чешский, белорусский, датский,фарерский, шведский, исландский, фризский, древнеанглийский, финский, латышский, вестготский, гаэльский, шэттли, дари, пушту, кьялиуш, санскрит, бенгали,синдхи, мохенджо-даро, малаялам, джанти, непали, тибетский, тангут, чжурчжэнь, нганасон, аркаим, орхон, серкул, шумеро-аккадский, угарит, арамейский, набати,древнеегипетский, туарег-тифинак, суахили, эве, догон, мэо, японский, ительменский, алюторский, старославянский (кириллица и глаголица), хеттский, наси-доньба,айнский, юкагир, цыганско-кэлдэрарский, кьярдилд, калкадун, гавайский, нан-мадол, икшью, древнеирландский огам, хопи, навахо, кечуарани, гуанчи, пиктский,тольтек-науатль, эйемпу, уавниффа, кохау-ронго-ронго, кхаршат, цклан, си-по, фракийский, словенский, шоштхвуа, шайен, согдийский, дхурр-вуэммт, пхадмэ, якутский, чибча-артамбо, ваи, чероки, чькуатта, маурья, фьярр-кнем, хакутури, рохгау, хекагуайчиунэ, рдеогг-семфанг, юпик, кри.

Сочиняет стихи на многих языках. Одно из изобретений — «интроксианалингва», стиль написания текста, когда русские слова заменяются похожими по звучанию словами других языков. Увлекается словотворчеством, создавая «слова-кентавры», которые называет «муфтолингвами».

 

По материалам сайта «Википедия»

 

* * *

 

Все люди, живущие на земле, в той или иной степени не похожи друг на друга. Но, когда мы говорим о Вилли Мельникове, это непохожесть в квадрате, а то и в кубе. Сейчас много пишут книг и снимают фильмов о людях с паранормальными способностями, открывшимися после тяжёлого ранения на войне. Но главное отличие героев книг и сериалов от реального человека, ветерана Афганистана Вилли Мельникова заключается в том, что они умудряются тут же применять открывшиеся способности на благо общества. Иначе говоря, извлечь из свалившихся на голову знаний конкретную пользу. Например, сотрудник Угро по прозвищу Зверобой может, дотронувшись до фотографии или тела, увидеть фрагменты прошедших или ещё не свершившихся событий, лица затаившихся преступников. «А вот что делать Вилли Мельникову с его сотней иностранных языков?» – задумается, пожалуй, зритель сериалов, услыхав о необычайном даре воина и поэта.

Дар Моцарта и дар Мельникова – есть ли между ними что-то общее? Врождённые гениальные способности – несомненный Божий дар. Но можно ли говорить, как о Божьем даре, об осколке мины или гранаты, случайно попавшем в голову человека? Да ещё так, что он сделался не инвалидом, а Моцартом лингвистики? Конечно, это тоже своего рода дар Божий, ведь для чего-то Господь оставил его жить на земле в то время, когда его боевые товарищи погибли. И вложил в него дар языкознания. Сам Вилли как-то обмолвился, что не он владеет языками, а, наоборот, языки владеют им. Нечто подобное говорил в своей Нобелевской лекции Бродский, с той лишь разницей, что у Иосифа речь шла об одном языке – русском, а у Вилли Мельникова счёт пошёл уже на вторую сотню.

Казалось бы, сама судьба вручила Вилли Мельникову выигрышный лотерейный билет, о нём много пишут, изучают его способности. Но жизнь таких людей сопряжена с особого рода опасностями. Способности Вилли нельзя достоверно проверить на истинность, поскольку они уникальны. Остаётся либо верить – либо не верить. Невзирая на то, что способности Мельникова, в силу их специфики, не могут в принципе никому принести вреда, некоторые люди испытывают удовольствие от возможности их принизить, напитав ядом скептицизма. «Трудно быть богом», – как остроумно заметили фантасты братья Стругацкие. Человек с экстрасенсорными способностями находится под постоянным прессингом черни, и в этом ему можно только посочувствовать. Сойти с избранной стези он уже не может, получив «мандат» от самого Всевышнего.

Познакомившись с Вилли в одном из московских поэтических салонов, я с удивлением обнаружил некое сходство наших судеб. Меня тоже «шандарахнуло» в Афганистане – до потери сознания и зависания между жизнью и смертью. И тоже все очевидцы этого события твердили о «втором рождении». Что же представляет собой подобное рождение? Очевидно, что такому рождению человека предшествует «непорочное зачатие» – человек рождается сам из себя, подобно тому, как Афина Паллада родилась из головы Зевса. Из войны вообще сложно выйти таким же, каким вошёл. И большая удача – выйти не с чувством вины, а с чувством миссии. Это устремляет последующую жизнь не назад, а вперёд. Внебрачный ребёнок войны, Вилли Мельников вынес из огня полезную для жизни мысль, что, раз ему посчастливилось выжить, значит, это кому-то для чего-то нужно. Именно тогда и открылся у него космический канал лингвоведения.

 

Казалось бы, сколько ты знаешь языков, столько раз ты человек. Но не всё так просто в этом плане в век узкой специализации. Правда, сам Вилли признаёт, что далеко не все языки находятся у него в «активном» состоянии. И всё-таки: это сколько же надо прожить жизней, чтобы реализовать себя хотя бы в десятке языков! Написать стихи на исчезающем языке, стать народным поэтом народа, о котором все давно забыли… Но Вилли Мельников интересен нам прежде всего как человек-ВОЗМОЖНОСТЬ. Бог не случайно смешал языки. Потому что у каждого языка есть свои козыри. В этом убеждает нас опыт такого космолингвиста, как Вилли Мельников. Сын гармонии, Вилли Мельников приветствует цветущую сложность многомирья. Это его среда обитания, в которой он себя чувствует как рыба в воде. Безусловно, его корни, как писателя, следует искать среди обэриутов и Велимира Хлебникова. Это ведь Хлебников первым заговорил на поэтичном, но непонятном непосвященным языке:

 

Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры,

Пиээо пелись брови,

Лиэээй – пелся облик,

Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.

Так на холсте каких-то соответствий

Вне протяжения жило Лицо.

 

Когда Вилли Мельников, грохочущий чужеземной дикцией, начинает читать свои стихи, написанные на исчезнувших языках, он словно бы воскрешает страницы древних скандинавских эпосов. Наверное, «председателю земного шара» Велимиру Хлебникову такое и не снилось. Было достаточно много случаев по всему миру, когда после удара молнией или других стрессов, связанных с опасностью для жизни, люди начинали говорить на неизвестных им ранее языках. Но чтобы человек заговорил сразу на сотне языков – такого точно не было. Я достаточно скептично отношусь к знанию диалектов английского или немецкого языков. Это способно помочь разве что иностранному шпиону, который хочет незаметно раствориться в массе народа. Но вот что касается воскрешения ушедших от нас языков, это воистину впечатляет. Представляете, народ уже давно вымер, а его речь носится где-то в космосе и транслируется эзотерическими каналами связи! Это как свет далёкой звезды, которая давно погасла. Звезды уже нет, а её свет дошёл до нас только сейчас, через миллионы световых лет.

 

Александр Карпенко

 

2012

Подборки стихотворений